Семен Багдасаров: «Война на Ближнем Востоке только начинается»

05.12.2016

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Почти полностью освобожден от террористов второй по значению сирийский город Алеппо, в январе иракские войска рассчитывают взять Мосул. Тем не менее эксперты не обещают скорой стабилизации. Насколько эффективно свои геополитические интересы в этом регионе защищает наша страна, «Культуре» рассказал директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

культура: Какова наша цель, каких результатов мы ожидаем?
Багдасаров: Необходимо добиться достаточно сильного влияния в Сирии, чтобы сохранялось присутствие военных баз Хмеймим и Тартус, чтобы в Дамаске находилось дружественное, лояльное, учитывающее наши пожелания руководство. На мой взгляд, будущее Сирии — это федеративное государство, куда могут входить разные земли, с центром в Дамаске. И тогда наступит относительная стабильность в этой перманентно воюющей стране. Мы должны обеспечить свои интересы в Ираке, используя курдский и христианский факторы. Все это рядом с нами — всего 320 километров от Армении, где расположена российская военная база. Мы должны развивать рабочие и деловые контакты со всеми государствами Ближнего Востока, странами Персидского залива — Саудовской Аравией, Катаром, ОАЭ. Не только экономические связи, но и политически выгодные отношения. На региональном уровне у каждого собственные приоритеты. У Демократической партии Курдистана — одни, у Рабочей партии Курдистана — другие, у Ирана — третьи, у Турции — четвертые. Все очень сильно переплетено, перемешано, и мы обязаны в этом хорошо разбираться.

культура: Как развивается ситуация в Алеппо и Мосуле?
Багдасаров: В Алеппо по-прежнему сложно. Почти месяц из-за гуманитарной паузы мы фактически не наносили удары. И этим воспользовались боевики, были попытки контрнаступления.

Вокруг Мосула тоже все развивается очень медленно. Из частей, которые там дислоцированы, город будут брать только иракская армия, силы антитеррора и иракской полиции. Но их возможностей не хватает. Наступление застопорилось. Там есть суннитское ополчение, турецкая армия, но руководство Ирака не разрешает им присоединиться к атакующим. На кого американцы укажут пальцем, тот и будет участвовать. Американцы и сами несут большие потери.

культура: Кому выгоден раздел Сирии, кто стоит за этим?
Багдасаров: И турки, и курды, и оппозиция, и Америка. Благодаря нашему вмешательству свергнуть законное правительство у них не получается. И они выбрали путь раскола страны. Она уже не едина. Есть Сирия Башара Асада. Есть территории, подконтрольные разным террористическим группировкам. Есть еще провозглашенная курдами Федерация Северной Сирии. Как единое государство Сирия не будет больше существовать.

культура: То, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, — это мировая война?
Багдасаров: В боевых действиях участвуют Иран, Россия, Сирия, Саудовская Аравия, Турция, Канада, США, Франция, Германия… Кого только нет! Так что, судите сами, как это можно назвать.

культура: Возникает ощущение, что противостояние затянется надолго. Нужно ли нам оставаться в регионе?
Багдасаров: Это война на годы, десятилетия. Мы видим, как вызревают новые конфликты: внутрикурдский, Турция — курды, Иран — Турция — курды — Сирия. Горячая точка — Йемен. Война на Ближнем Востоке только начинается, еще все впереди. Будут нарастать боевые действия. И это уже не борьба с терроризмом, это война за территории и ресурсы. За 7000 лет человеческой цивилизации ничего нового не произошло. Лишь методы ведения сражений и техника меняются. Главное, чтобы усилия наших вооруженных сил не пошли на пользу Ирану, Турции и даже самой Сирии. Чтобы все было в интересах российского государства.

культура: Выборы в США прошли: изменится ли отношение новой администрации к сирийской проблеме?
Багдасаров: Нас может ждать очень много сюрпризов. Трамп станет делать то, что выгодно США. Надо будет — они кинут нас, надо будет — кинут иранцев. Каждый за себя. И нет никаких союзников. Я критикую США, не люблю американцев, но пора признать: они всегда действуют для себя. А мы кладем все яйца в одну корзину — в данном случае под названием Башар Асад. Почему игнорируем ту, что называется Федерация Северной Сирии? Американцы не забывают подкладывать и в турецкую, и в курдскую корзины. У них турками занимается ЦРУ, курдами — Пентагон. Они координируют действия. Если ставить на кого-то одного, рискуешь проиграть и оказаться у разбитого корыта. Мы должны, думая о своих целях, работать со всеми силами, которые там присутствуют, за исключением террористов.

культура: В истории Ближнего Востока есть опыт относительно мирного развития — например, во времена Османской империи. Возможно ли сейчас появление «тяжелой руки» в регионе?
Багдасаров: В Османской империи существовала центральная власть, жестко подавлявшая все восстания, выступления. Когда она ослабевала, начинались волнения, распады, войны. Нужна сильная центральная власть в Дамаске или Багдаде. Сегодня ее нет, и скоро ли возникнет — непонятно. У каждой страны своя идеология. У Турции — это восстановление Османской империи в рамках национального пакта. С контролем над северной Сирией с Алеппо и над северным Ираком с Мосулом. У иранцев — экспансия шиитского движения, которую они проводят в направлении Ирака, Сирии и Ливана. Считаю, нашей идеологией, помимо борьбы с терроризмом, должен стать византизм, а в практической плоскости — защита христианского населения на Ближнем Востоке.

культура: Но многими византийский код воспринимается как архаика, люди, скорее, ностальгируют по советской цивилизации.
Багдасаров: Если бы не было идеологии византизма, мы бы так и остались Московией, каким-нибудь маленьким государством. Хорошо, что сейчас вышел фильм «София» — про бабушку Ивана Грозного. Она была племянницей последнего византийского императора Константина XI. Внук Софии Палеолог Иван Грозный, подняв знамя византизма, стал расширять русское государство. На этой основе Петр Первый, Екатерина Вторая создали Российскую империю. Идеология византизма существовала вплоть до Октябрьской революции. Все мы знаем, что «Москва — третий Рим». А второй Рим — Константинополь. Вернуть Константинополь и зону проливов было вековой мечтой российских монархов. И здесь мы можем вспомнить один сюжет. В ходе Первой мировой Россия делала успехи, воюя с Турцией. И даже Франция и Англия согласились, что нам отойдут проливы, восточная Анатолия, Курдистан. Тогда, сто лет назад, мы не осуществили эту давнюю мечту — из-за слабости Николая Второго, из-за произошедших революций. Если бы не катастрофа 1917 года, мы бы сейчас с Вами пили кофе в нашем Константинополе. И вот, век спустя, Россия снова пришла в этот регион и воюет…

культура: Ваши выступления и книги помогают больше узнать о Ближнем Востоке. Над чем работаете?
Багдасаров: Ближний Восток — это колыбель христианства, которое было распространено в Палестине, Египте, Сирии, Ираке до того, как туда пришли арабские племена. Мы знаем, что из маленькой иудейской секты христианство превратилось в мировую религию. И произошло это благодаря великому человеку — апостолу Павлу. Мы помним, как он, будучи фарисеем, на пути в Дамаск стал христианином. Это был фантастический гений всех времен, грандиозная личность в истории. Не имея армии, власти, финансовых средств, он вместе с другими апостолами сделал так, что новая вера стремительно продвигалась по всему миру. Ходил и проповедовал: «Нет ни эллина, ни иудея», все равны перед Христом. Я хочу написать книгу об апостоле Павле — вот такие мои планы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть