Турецкий демарш

15.03.2016

Александр АНДРЮХИН

В нашей стране активизировались проповедники радикального ислама. Дошло до того, что они открыто призывают к войне с Россией не только в населенных пунктах с преимущественно мусульманским населением, но и со ступеней одной из крупнейших мечетей Москвы. В нарастании антироссийской пропаганды отечественные спецслужбы усматривают турецкий след.


«Уходите сами, иначе вас вынесут»

Наткнулся в интернете на ролик. Неизвестный мужчина на неплохом русском, хоть и с заметным акцентом, вещает со ступеней мечети Ярдям в московском районе Отрадное. «Россия — недружественное государство, которое ведет борьбу против ислама и мусульман, — говорил он, — запрещает нашим сестрам носить хиджаб». Верующие плотной толпой выходят из мечети, но, завидев оратора, останавливаются, внимательно слушают.

Он тем временем рассказал о некоем человеке, которого якобы безоружным 15 сентября убили в Дагестане только за то, что тот «призвал к исламу». Правда, данных, по которым можно было бы проверить эту информацию (фамилия, населенный пункт, год, наконец), выступавший не привел. Позже я выяснил: по сводкам МВД на эту дату в Дагестане приходится только убийство гадалки и ее семьи, совершенное, предположительно, боевиками. 

Мужчина поведал и о том, что суд признал экстремистским перевод Корана, сделанный известным богословом Эльмиром Кулиевым. Тоже проверил: действительно, Октябрьский райсуд Новороссийска еще в сентябре 2013-го принял такое решение. Однако уже в декабре того же года Краснодарский краевой суд его отменил, о чем выступавший не сообщил. Призвал молиться за «наших братьев» в Сирии и Афганистане. И закончил призывом: «Братья! Знайте, не за горами исламский халифат, который пророк нам обещал». Толпа сопровождала это действо громогласным «Аллах акбар!».

Впечатлило. И то, что проповедник, точнее агитатор, не скрывал своего лица, и то, что никто ему не возразил, не одернул. А главное, место действия. 

Закончив просмотр, я тут же отправился в Отрадное. Искомую точку обнаружил без труда. Огромная территория — два гектара, где располагается целый Духовно-просветительский комплекс. Основная мечеть Ярдям, вмещающая около двух тысяч молящихся, и поменьше, шиитская Инам. А еще Благотворительный фонд «Хиляль», Татарский культурный центр, магазин, кафе... Признаков притеснения верующих заметно не было. 

Внутрь мне пройти не дали. Какие-то люди на входе остановили: нельзя, идет молитва. Ладно, жду. Разговорился со стоявшими неподалеку таджиками. По их словам, эту мечеть в основном посещают не москвичи, а иностранцы, приезжающие в Россию на заработки. Подошел к другой группе — пятеро мужчин. На мои попытки заговорить покачали головами: мол, не понимаем. 

Когда молитва окончилась и народ высыпал наружу, эта пятерка поднялась к дверям храма. Четверо встали по периметру, окружив своего товарища, и тот на ломанном русском начал речь. «Русские продолжают убивать мусульман, как у себя в стране, так и за пределами», — говорил он, а верующие сосредоточенно слушали. Оратор продолжал: «Мусульманам нужно объединяться, иначе русские их уничтожат...», «Самые преданные Аллаху уже воюют с неверными». «Аллах акбар!» — неслось в ответ. В общем, все как в интернетовском ролике, пожалуй, даже жестче. 

Попытался приблизиться к агитатору, чтобы спросить, чем ему так насолила Россия, которая дала миллионам его единоверцев возможность открыто совершать свои религиозные обряды, а иностранным гражданам — еще и работу. Но охранники перегородили дорогу. Подошли еще какие-то люди и достаточно бесцеремонно, хоть и без рукоприкладства, вытеснили меня за калитку, предупредив, что если еще раз здесь увидят, то «вынесут».

Звоню в администрацию мечети. Попадаю на имама Фейзрахман-Хазрата Шабанова. Известно ли ему, что на ступенях молельного дома ведется антироссийская пропаганда? Ведь у верующих наверняка складывается представление, что все это — с благословения духовного руководства мечети. Оказывается, про случай, свидетелем которого стал я, он знает, а про ролик, гуляющий в Сети, — нет. 

— Подобные провокации на территории нашей мечети время от времени случаются, — признал Шабанов. — Мы их пресекаем. Нескольких таких проповедников поймали и сдали в органы.       

По словам священнослужителя, мечеть тесно сотрудничает с ФСБ. Правда, о судьбе конкретного провокатора, выступление которого мне довелось наблюдать, он сказать ничего не смог.

След ведет в Анкару

Случай характерный, подтвердили мне в указанном священнослужителем ведомстве. Число исламских проповедников в России растет. Основные силы прибывают, как правило, с территории Турции, причем вполне официально.

— Между «Диянатом» (управление по делам религий Турции) и Духовным управлением мусульман (ДУМ) Татарстана действовало соглашение, по которому в мечетях республики во время священного месяца Рамадан 30 турецких хафизов читали наизусть Коран, — уточнил наш собеседник из ФСБ.

Добавим, что, несмотря на охлаждение отношений с Анкарой, это соглашение действует и сегодня.

— Действительно, к нам приезжают из Турции Коран-хафизы для чтения наизусть Священной книги мусульман, — рассказала «Культуре» официальный представитель ДУМ Татарстана Айзиряк Гараева. Однако неужели в Татарстане нет своих богословов? Есть. Причем известны они далеко за пределами России и пользуются популярностью, в том числе и в Турции. Но почему-то туда их с «ответным визитом» не приглашают. Значит, существует заинтересованность в движении в одну сторону?

— К турецким хафизам и проповедникам мы относимся настороженно, — поделился сотрудник ФСБ, занимающийся противодействием терроризму. — Как правило, большинство из них занимается сбором информации о настроениях в регионах, о прихожанах. А некоторые — откровенной вербовкой. Например, в прошлом году в Первоуральске, в мечети Сабр задержали турецкого хафиза Мустафу Гундуса. На него указали сами прихожане. Он не только читал Коран, но и призывал вступать в ряды ИГИЛ. При себе имел сопроводительный документ «Дияната», однако нам был известен как человек, ранее снабжавший оружием чеченских боевиков, и как ярый член пантюркистской религиозной организации «Нурджулар». А в мечетях Красноуфимска, Асбеста и Ревды арестовали трех его сподвижников, прибывших из Турции. Все четверо депортированы.

«Нурджулар» действует по всему миру, стремится объединить мусульман под эгидой Анкары. С середины 90-х активно работает в России, особенно в тюркоязычных регионах. Ее эмиссары замечены и в Крыму. Организация признана экстремистской.

В последнее время, по словам офицера, выявлять радикальных агитаторов стало сложнее. Поскольку все хафизы, прибывающие из Турции официальным путем, тут же попадают в поле зрения спецслужб, проповедники начали проникать в нашу страну под видом бизнесменов, туристов и гастарбайтеров. И не напрямую из Турции, а через республики Средней Азии. По оперативным данным, сейчас в России действуют более сотни турецких посланцев, которые занимаются прямой пропагандой ИГИЛ. А число их учеников, также распространяющих радикальный ислам, не поддается точному учету.

Погнали наши халифат

До того, как по приказу президента Эрдогана был сбит российский самолет, Турция в общественном сознании воспринималась если не союзником, то уж наверняка дружественным государством. Однако спецслужбы иллюзий не питали. 

— Еще в середине 90-х, задолго до возникновения ИГИЛ, у Турции были амбициозные планы в отношении России, от которых она не отказалась и сегодня, — рассказывает наш собеседник. — Хотели создать великий турецкий халифат, куда бы входили не только соседние страны с тюркским населением, но и ряд российских территорий. На Кавказе в то время действовало ваххабитское движение, поддерживаемое Западом. Имелась вполне конкретную цель: отколоть от России нефтеносный кусок — Чечню. Аналогичные цели в 90-х преследовала и Турция, нацелившаяся на другие богатые нефтью и газом регионы, где преобладало тюркоязычное население, — прежде всего на Татарстан и Башкирию.

Турецкие эмиссары не ограничивались одними проповедями. Открывали свои лицеи, наиболее способных учеников пристраивали в вузы, чтобы потом выдвинуть на ответственные посты в органы региональной, а если повезет, то и федеральной власти. При этом сеяли среди мусульман сепаратистские настроения. 

В конце 90-х отечественные спецслужбы стали замечать, что деятельность «Нурджулар» выходит далеко за пределы духовного просвещения. Организация имеет свои банки, службу безопасности. Она запустила щупальца практически во все российские регионы. На работу в каждом из них выделялись средства, формировался специальный фонд, назначался ответственный за распространение радикально-исламской и протурецкой идеологии.  

— Помимо религиозной и пропагандистской обработки граждан, «Нурджулар» занималась самой настоящей контрразведкой и разведкой, — продолжает собеседник. — Выявляла в среде верующих тех, кто сотрудничает с российскими правоохранительными органами, а с другой стороны, пыталась создать агентуру в силовых службах, внедряя туда своих адептов. Собирала информацию в политических и экономических сферах.

Первого эмиссара Анкары депортировали  из Татарстана еще в 1999-м. Байтулла Ямак вел открытую антироссийскую пропаганду и призывал мусульман к созданию своего государства в России. С 2002 года из страны выдворили еще два десятка турецких «просветителей». В 2008-м депортировали куратора по России Чакыша Ферука, тогда же Верховный суд России признал «Нурджулар» экстремистской организацией.

— Активно создававшиеся в 90-х годах турецко-татарские школы в начале нулевых стали закрывать, — рассказывает «Культуре» доктор исторических наук, религиовед Роман Силантьев. — Однако толку от этого мало. Фактически эти же школы вскоре открывались под другими названиями. А вместо турецких учителей в них преподавали татарские, которые прониклись идеями «Нурджулар». 

Задержание членов подпольного отделения запрещённой экстремистской организации «Нурджулар» в Новосибирске

Сегодня, по словам Силантьева, турецкие исламисты помимо районов, где преобладает тюркоязычное население, обосновались также на Урале, в Сибири, в Поволжье и даже на Дальнем Востоке, не говоря уже о Москве и Подмосковье. А идеи турецко-исламского халифата вполне квалифицированно внедряют обученные иностранными гостями граждане России. 

Впрочем, здоровые настроения часто берут верх среди обычных людей. В Татарстане, к примеру, призывы турецких агитаторов не нашли широкой поддержки. Чужаков просто изгоняли из мечетей. То же наблюдается и в Башкирии. Так, в августе прошлого года из Белорецкой мечети местные жители выгнали турецких хакканитов, которые закрепились там еще десять лет назад и даже построили возле деревни Нарыстау собственную мечеть. «Убирайтесь вон из России! Нам не нужны иностранные шейхи!» — кричали им вслед. 

— Когда татары или башкиры не забывают молиться, это хороший признак, — говорит Силантьев. — Но есть такие мечети, куда давно не ходит коренное население. Только иммигранты — люди, у которых проблемы на родине. Иначе бы они оттуда не уехали. Наши граждане не хотят слушать радикальные выступления, а недовольных иностранцев, не имеющих здесь корней, это сплачивает. Спрашивается, для чего? Я всегда привожу в пример Катар, Саудовскую Аравию, Арабские Эмираты. Их политика проста: приезжим не возбраняется зарабатывать. Но свою национальную идентичность там никто выпячивать не позволит.

Несогласным — приговор

По мнению религиоведов, более чем двадцатилетняя деятельность радикальных эмиссаров на территории России не прошла даром.

— Несмотря на то, что официально радикальные идеи запрещены, они открыто пропагандируются, — констатирует Силантьев. — Вы только послушайте высказывание главного имама Соборной мечети Москвы Ильдара Аляутдинова: «Мусульманам разрешено отправлять религиозные потребности в православных храмах…» 

Аляутдинов произнес эти слова в одном из интервью еще в 2010-м, требуя от властей активного строительства мечетей, иначе, мол, придем к вам. Что это, как не угроза, не жесткий ультиматум?

Сложность работы с мусульманской общиной заключается еще и в том, что там действует несколько организаций, каждая из которых стремится стать главной. Помимо существующего более двух веков в нашей стране Духовного управления мусульман, исповедующего традиционный ислам, последние двадцать лет ведет активную деятельность Совет муфтиев России (СМР). Как сообщил наш собеседник, это группа более радикального толка, она была создана в 1996 году, как предполагается, на деньги Саудовской Аравии. 

Внутри мусульманского мира России идет непримиримая борьба. На территории страны проводятся съезды экстремистских организаций. А на представителей традиционного ислама, отказывающихся поддерживать радикалов, устраиваются нападения, случаются и убийства. Самая громкая акция была совершена в июле 2012-го в Казани, когда в один день произошло два покушения. Заместитель главы ДУМ Татарстана Валиулла Якупов оказался убит, а председатель этого управления Ильдус Фаизов, в автомобиль которого заложили взрывное устройство, получил тяжелые ранения. Позже он оставил свой пост. Официальная версия — по состоянию здоровья. Особенно часто нападениям подвергаются выступающие против терроризма священнослужители на Северном Кавказе. В апреле 2014-го в Дагестане застрелили имама Магомеда Закарьяева, на прошлой неделе в Ингушетии  было организовано покушение на имама Хамзата Чумакова.

Однако некоторые мусульманские лидеры практически открыто симпатизируют росту радикализма. Например, уроженец Ливии, муфтий Карелии Висам Бардвил заявил, что позитивно относится к арабским революциям. «Мне даже смешно, когда говорят, что революция — дело рук Запада, — сказал он в интервью одному из мусульманских русскоязычных изданий. — И то, что говорят, что это заговор американцев, я считаю неправильным». А тюменский муфтий Галимзян Бикмуллин сообщил прихожанам, что негативно относится к традиционному исламу, который, по его словам, ведет к отставанию. 

Впрочем, среди радикалов тоже нет единства. Главные противоборствующие стороны: протурецкая и проарабская. Они конфликтуют по поводу того, чья этническая община должна главенствовать в грядущем халифате.

В идеале, по мнению Силантьева, в каждом регионе должен быть один муфтий. Как митрополит, представляющий интересы всех православных. В некоторых же российских областях насчитывается до пяти мусульманских объединений, нередко враждующих между собой.

И в дверь, и в окно

Турецкий след был обнаружен и в ходе недавней громкой операции ФСБ и МВД, когда в подмосковном Долгопрудном захватили подпольную типографию по изготовлению фальшивых документов для боевиков запрещенной в России экстремистской организации ИГИЛ. 

Это не только российские паспорта, но и иные бумаги, которые могли помочь террористам легализироваться в нашей стране — например, поддельные свидетельства об окончании учебных заведений, автомобильные права, документы ФМС, внутренние паспорта других государств. Вся эта липа, предполагают сыщики, предназначалась боевикам, покидающим зону боев в Сирии, где они терпят поражение. Однако в Россию радикальные исламисты приезжают не для того, чтобы тихо отсидеться, а ради вербовки в свои ряды новых членов и совершения терактов. 

— Началась эта операция с того, что некоторое время назад был задержан экстремист с фальшивым российским паспортом, — рассказал «Культуре» офицер ФСБ. — Стали выяснять, откуда. Задержанный показал, что в московском регионе действует целый подпольный центр.

Обнаружить его, по словам офицера, оказалось непросто. Местонахождение и номера мобильных телефонов, по которым изготовители связывались с клиентами, постоянно менялись. Велись переговоры и по интернету, однако киберсыщикам не удавалось выудить информацию о местонахождении авторов сообщений. Конспирация была организована весьма профессионально. Равно как и качество подделок.

— Нашим сотрудникам пришлось провести целый ряд оперативных мероприятий, чтобы выйти на след банды, выявить всех ее участников и собрать доказательную базу, — продолжает офицер. — Трехэтажный дом в Долгопрудном штурмовали с двух сторон: выломили входную дверь и выбили окно на втором этаже. В результате преступную группу, 14 человек, взяли с поличным.

В ходе обыска изъяли несколько пачек поддельных документов, печати, штампы, компактное типографское оборудование, экстремистскую литературу.  

Задержанные — граждане России, а также государств ближнего и дальнего зарубежья. На подозрение в связях с запрещенным турецким движением наталкивает специфический преступный почерк. 

— Способы высокопрофессиональной конспирации характерны для «Нурджулара», — говорит офицер. — Как и сам принцип скрытого внедрения своих людей в российские регионы, их легализации там. Только на этот раз уже не богословов и агитаторов, а боевиков, понюхавших пороха.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Пров 18.03.2016 17:09:10

    Православие, буддизм, иудаизм и, как следует из статьи, несколько исламов в одном государстве. Полагаю, что эти факторы объективно разъединяют граждан России. Атеистам противостоит повышенная активность верующих. Вывод: если кто-то ценит веру больше, чем знание, то это его право. ЛИЧНОЕ ! Которое можно реализовать у себя дома - читая, размышляя, молясь... Но собираться группами в храмах, мечетях и синагогах не обязательно. По конституции РФ является светским государством, следовательно публичные собрания верующих противоречат этому тезису.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть