Снимите это немедленно?

10.02.2016

Андрей МОИСЕЕНКО

Рисунок: Виталий Подвицкий

Несмотря на то, что Европарламент принял резолюцию не отменять антироссийские санкции до тех пор, пока Крым не вернется в состав Украины (то есть никогда), все больше ведущих западных политиков выступают за прекращение экономической блокады. С чего вдруг? Опасаются, что ответные меры разрушат экономику самой Европы? Считают, что санкции только помогут возрождению России? «Культура» попыталась разобраться, вред или пользу несут санкции нашей стране.

На недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе глава госдепартамента США Джон Керри заявил, что возможный для отмены санкций момент наступит «в течение ближайших нескольких месяцев». Министр экономики Франции Эмманюэль Макрон выразил надежду, что санкции будут сняты с России уже летом. Его поддержал коллега по правительству министр сельского хозяйства Стефан ле Фолль, заодно отметив, что президент страны Франсуа Олланд думает точно так же. А Вольфганг Ишингер, председатель Мюнхенской конференции по безопасности, на собраниях которой ежегодно собираются главы ведущих государств и наиболее влиятельных организаций, вообще выступил за отмену ограничений не «в ближайшие месяцы», а немедленно. 

Подобные высказывания доносятся из Великобритании, Италии, Финляндии, Греции, с Кипра, их можно было услышать даже в стенах Европарламента, который в итоге, правда, все же провозгласил: стоять против Кремля «до победного конца». То есть до возврата Крыма Украине. Чего никогда не случится. 

Впрочем, значение воинственной резолюции Европарламента не следует преувеличивать.

— Этот документ носит лишь рекомендательный характер, — пояснил «Культуре» завотделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. — Решение по продлению или отмене санкций принимает только Совет ЕС, куда входят по одному представителю от правительств всех 28 стран Евросоюза. Причем решение должно быть единогласным.

Понятно, что те члены ЕС, которые получают экономическую помощь от богатых соседей, проголосуют так, как им скажут. Но если кто-то из главных стран-доноров (Германия, Великобритания, Франция, Голландия, Италия) посчитает, что санкции слишком вредят их экономике, и наложит вето, остальные ничего с этим поделать не смогут.

Но вот вопрос: а нам-то оно нужно, это снятие санкций?

Вот что говорит статистика. По данным Минпромторга, в минувшем году рост в сельхозмашиностроении составил 30 процентов, фармацевтическое производство увеличилось на 12 процентов, химическое (пластмассы и полимеры) — на 7 процентов. А редактор авторитетного портала «Сделано у нас» Роман Ковригин подсчитал, что за 2015 год в стране было запущено 148 заводов и предприятий с объемом инвестиций в каждое не менее 500 млн рублей. То есть по три в неделю! И это называется кризис? Хорошо, речь идет о крупном бизнесе, который может лоббировать свои интересы, брать большие кредиты. А как обстоят дела в малом?

Олег Сирота

Вот характерный пример. В августе 2014 года 27-летний москвич, владелец небольшой IT-компании Олег Сирота, как и все россияне, узнал, что Владимир Путин подписал указ о запрете ввоза в страну сельхозпродукции из государств, которые ввели санкции против России. И тут оказалось, что есть у нас немало тех, кому без импортного сыра жизнь не мила. 

— Я давно собирался уехать в деревню, поставить сыроварню, да друзья отговаривали: мол, где ты, а где село, — вспоминает Олег. — А тут такой шанс.

Бизнес-план был немудреным: арендовать в Подмосковье экологически чистый участок площадью несколько десятков га, поставить дом, коровник, птичник, пасеку, завести сыро- и медоварни. Наладить поставки в окрестные магазины, а со временем, если дело пойдет, пристроить магазинчик, кафе с дегустационным залом, организовывать агротуристические экскурсии. Начальный капитал был солидный, около 7 млн рублей: миллион собственных накоплений, 4,5 выручил за продажу своей подмосковной квартиры и еще полтора — за Mercedes Viano 2012 года выпуска.

Подходящий участок нашелся в Истринском районе. Олег признается, что даже не рассчитывал получить здесь землю — думал, все под коттеджи распланировано. 

— Но глава района дельный мужик оказался, — продолжает новоявленный фермер. — Говорит: «Давно пора хозяйство поднимать». Поддерживал всячески. Но даже несмотря на это, оформление всевозможных справок и разрешений заняло девять месяцев.

Сироте объяснили: так долго — из-за  борьбы с коррупцией. По недавно введенным правилам все документы на землю утверждали уже не районные власти, а областные. Но ничего — парень времени не терял: успел побывать в сыроварнях Германии, Швейцарии, Италии. 

— Думал, придется оборудование покупать за границей, и ломал голову, где взять деньги, — вспоминает Олег. — Но обнаружил, что и в Москве сохранился заводик, где производят все нужное — удивляюсь, как он уцелел с советских времен. Там все и купил в 2-3 раза дешевле.

Сыроварню торжественно открыли 6 августа 2015 года — в годовщину исторического указа о контрсанкциях. А уже в октябре Сирота получил медаль и диплом агровыставки «Золотая осень». Если честно, то «в плюс» парень пока не вышел. Хозяйство обошлось в итоге в 18 млн рублей, Сирота по уши в долгах. Но верит, что справится. Главная проблема — качественное молоко, которое, пока нет своих коров, приходится закупать. А животноводческих хозяйств, чья продукция бы устраивала нашего фермера, в Подмосковье почти не осталось. Из хороших новостей — нет проблем с чиновниками. «Ни одной проверки пока не было», — улыбается Олег. Смелого фермера заметили. В прошлом году даже пригласили на «Прямую линию с Владимиром Путиным». 

— Хотел попросить президента еще как минимум лет пять не отменять контрсанкции, чтобы такие, как я, могли раскрутиться, — говорит Сирота. — Но не успел. Другой фермер опередил.

Успешных предпринимателей, поднявшихся в период экономического противостояния, в стране немало. 

— Почему-то у нас царит стойкое желание считать, что экономика страны зависит только от ситуации с санкциями, — пожимает плечами  член президиума Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Дарья Сунцова. — Я посетила 44 региона, от Владивостока до Петрозаводска и Севастополя. Со многими предпринимателями знакома лично. И знаю: для них санкции — уж точно не самая большая проблема. 

По ее словам, процесс импортозамещения движется успешно. 

— Недавно мы проводили форум предпринимательских проектов по Уральскому федеральному округу, — говорит Сунцова. — Ольга Буянова представила свой проект частной сыроварни. Потрясающе вкусный сыр. Правда, пока у них не получается наладить поставки на дальние расстояния — продукт не пригоден для длительного хранения. Еще могу назвать Даниэля Башмакова из Краснодарского края: в прошлом году он запустил производство первого отечественного электромопеда «Deller». Или Дмитрия Пищальникова — прошлогоднего победителя в номинации «Лучший проект в сфере импортозамещения». На своем заводе в Краснокамске (Пермский край) он производит каркасную сетку «Росомаха» — собственная разработка. Предназначена для устройства временных дорог в условиях болот, пустынь, снежных заносов, сооружения взлетно-посадочных площадок для вертолетов. Выдерживает до 60 тонн. В Европе подобное покрытие производят во Франции. Оно поставляется в войска НАТО, и его запретили экспортировать в Россию. Нет проблем — наша «Росомаха» оказалась в два раза прочнее натовской.

Рисунок: Виталий Подвицкий

И еще на одну тенденцию обратила внимание моя собеседница. Некоторые предприниматели переводят производство из-за границы в Россию — порой это оказывается выгоднее.

Отец китайского экономического чуда Дэн Сяопин на первом этапе возрождения страны сделал основной акцент на развитие сельского хозяйства и только потом взялся за промышленность и высокие технологии. Похоже, Россия движется таким же путем. Мало кто знает, но в прошлом году наша страна от экспорта сельхозпродуктов получила больше доходов, чем от торговли оружием: 20 млрд долларов против 15. А в конце января Росстат опубликовал предварительную «Информацию о социально-экономическом положении России за 2015 год». Оказывается, несмотря на санкции, взлетевший доллар и просевшую нефть, страна производит все больше продуктов питания. Например, доля мяса крупного рогатого скота, свинины и птицы выросла в среднем на 10 процентов по каждому виду. А производство пресловутого сыра, о нехватке которого столь много говорит определенная часть граждан, увеличилось на 17 процентов. Несмотря на высокую инфляцию, некоторые продукты за год даже подешевели: картофель, лук, морковь, свекла, капуста, куриное мясо. Особенно снизились цены на картошку: в среднем по стране за год на 25 процентов. Кстати, по данным Минсельхоза, в 2015 году в России собрано 16,1 млн тонн овощей — на 12,3 процента выше среднего уровня за последние пять лет. И во многом в этом заслуга не только предприятий-гигантов, но и небольших фермерских хозяйств. 

Вот так Запад, сам того не желая, обеспечивает продуктовую безопасность России. 

— Какая прекрасная новость, — отреагировал сыровар Сирота, узнав, что Европарламент принял резолюцию о продлении санкций. — Значит, весной буду спокойно строить коровник и покупать коров. Не подскажете, по какому адресу благодарственное письмо отправить евродепутатам?


Себя наказали

Кто выиграет в войне санкций, пока неясно. Но, по официальным данным Статистической службы ЕС (Евростат), только за первую половину 2015 года Евросоюз недосчитался на торговле с Россией 8,65 млрд евро. В пятерку наиболее пострадавших стран вошли: Германия (2,56 млрд), Италия (668 млн), Франция (612 млн), Нидерланды (590 млн). Польша (521млн). Впрочем, многие независимые эксперты считают эти цифры заниженными и говорят о потерях Евросоюза до 120 млрд евро.


Анатолий ВАССЕРМАН:

— Не стоит обольщаться заявлениями некоторых западных политиков о скором снятии санкций. Смысл этих разговоров в том, чтобы мы не спешили налаживать собственное, независимое от Запада и США, хозяйство. Грубо говоря, если мы знаем, что санкции всерьез и надолго, то можем строить свои планы с учетом этого, затевать долгосрочные программы модернизации экономики. А если санкции «вот-вот снимут», то возникает сомнение: надо ли напрягаться? Или проще немного потерпеть в надежде, что скоро снова заживем, как прежде?

Это весьма хитрый ход, поскольку Запад зависит от нас гораздо больше, чем мы от него. Нынешнее экономическое могущество Евросоюза и США в значительной степени опирается на игры с ценными бумагами и возможность скупать по всему миру перспективные исследования и разработки. Россия, напротив, располагает громадными запасами сырья и достаточными мощностями по его первичной переработке, продукт которой потом служит материалом для множества самых разнообразных производств. Предприятий, выдающих качественный конечный продукт, у нас, надо признать, пока мало. Но если экономическая блокада продолжится, то России придется их создавать. Запад же всеми силами стремится затормозить этот процесс. В том числе расслабляя нас разговорами о снятии санкций.

Сейчас на планете бушует глобальный экономический кризис. Всем понятно, что в скором будущем неустойчивость мировой финансовой системы только возрастет. Она, в принципе, уже расшатана, поскольку значительная часть денег, обращающихся в мире, не обеспечена товарами и услугами. Это неминуемо приведет к краху глобальной экономики. Наступит время, когда ценность реальных ресурсов, конечных продуктов, будет гораздо выше ценности любых денег, долговых обязательств и прочих биржевых бумаг. В этом новом мире Россия, обладающая независимой экономикой, может оказаться в предпочтительном положении. Мое мнение: санкции нас должны подстегнуть. И не надо ждать, что их отменят.

До введения контрсанкций наши производители даже на внутреннем рынке не могли конкурировать с фермерами из Западной Европы. Потому что те от своих правительств получают дотации несравненно большие, чем мы имеем право предоставлять нашим фермерам в рамках действующих правил ВТО. Не надо искать тут злой умысел, просто ВТО устроена так, что чем раньше ты становишься ее членом, тем больше исключений из общих правил можешь получить. И Евросоюз (один из создателей ВТО) выторговал колоссальные дотации для своих фермеров. Их продукция в любом случае была бы дешевле нашей. Это типичный пример недобросовестной конкуренции.

Если Запад отменит санкции, то, к сожалению, по всем правилам международного хорошего тона, придется и нам отменять контрсанкции. Но, надеюсь, в правительстве теперь есть понимание ситуации. И при известной политической воле у нас достаточно экономических рычагов, чтобы защитить внутренний рынок.


Огурцами закидаем

Писатель Михаил Задорнов как-то обронил: «Американцы и европейцы не понимают, что пугать санкциями народ, который ножом чешет спину, невозможно». Мы решили позвонить известному сатирику: не изменилась ли его точка зрения? 

— Нисколько, — бодро ответил он. — Единственное, что меня огорчает: никак не попаду в санкционные списки. Даже про Обаму шучу — черный юмор такой… А если серьезно, то недавно побывал в поселении Славный в Тульской области. Люди там живут заботами, какой они соберут урожай, как вырастет морковка, редиска. Их абсолютно не интересуют санкции США и Евросоюза. Огурцы у них вкусные, хотя и не попадают под евростандарт и были бы там отбракованы. И сметана тоже замечательная. Евросоюз ее не признал бы, потому что она лучше их стандартной сметаны. Так что мы и без Запада неплохо проживем.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть