Как химичат террористы

26.11.2015

Николай ПОРОСКОВ

Террористы могут использовать химическое или бактериологическое оружие — об этом заявил премьер-министр Франции Манюэль Вальс. Насколько велика подобная опасность для России? 

Производство химического оружия и компонентов для него регулируется  международными документами, важнейшим из которых является Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. Одна из ее основных задач — исключение новых видов химоружия. 

— Однако есть направления, где конвенция практически бессильна, — говорит «Культуре» высокопоставленный офицер Войск радиационной, химической и биологической защиты, пожелавший остаться неназванным. — Например, процедуры международного контроля не могут установить тип новых токсичных химикатов, поскольку разрешается выявлять только те, которые приведены в конвенции. В научно-исследовательских центрах мира ежегодно синтезируются сотни новинок, которые по уровню токсичности приближаются к современным отравляющим веществам типа V-газы. Часть из них не входит в перечень списочных химикатов и может представлять реальную угрозу.

Это, например, так называемые инкапаситанты, психотропные вещества, вызывающие у людей временное помутнение рассудка. Они считаются «нелетальным химоружием», конвенция не запрещает использовать их в правоохранительной деятельности. Средств контроля таких химикатов не существует. Создание химического оружия на их основе вполне реально, считает наш собеседник.

Современные технологии позволяют тайно производить химическое оружие не на специализированных предприятиях, а, условно говоря, на кухне. Эти проблемы обсуждаются специалистами на международных научных конференциях, но широкая публика о них не знает. 

Химикаты делаются для фармацевтики, медицины, сельского хозяйства, парфюмерии и других отраслей. Их контроль проблематичен.

Однако президент Союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Федоров считает, что террористы вряд ли смогут использовать химическое и бактериологическое оружие.

— Теоретически — да, а практически, скорее всего, нет, — сказал он «Культуре». — По крайней мере в городах Европы. Способы применения смертельного химического оружия предусматривают минимальное разъединение сторон, то есть тот, кто применяет оружие, должен находиться на достаточном отдалении от тех, против кого он его применяет, что в условиях города практически невозможно. Конечно, если террорист не самоубийца…

И все-таки опасность существует.

— Террористы преследуют цель напугать возможно большее число людей, создать панику и хаос, они могут сделать это с помощью доступных химикатов, — ответила на вопрос «Культуры» заместитель директора департамента реализации конвенционных обязательств Минпромторга России Елена Родюшкина. — Например, известно, что хлор применялся в Ираке, Сирии. Химическое оружие — из-за возможности относительно легко его создавать — называют оружием бедных.

Пока известен единственный факт применения химического оружия негосударственной организацией: в марте 1995 года участники секты «Аум синрикё» распылили в токийском метро отравляющий газ зарин. Тогда погибли около двадцати человек, несколько сотен получили серьезные отравления.


Атака вирусов на Россию не исключается

Трудность изготовления биологического оружия (по сравнению с химическим) компенсируется легкостью и незаметностью его применения, массовостью распространения и высокой летальностью. Ужас населения перед невидимыми вирусами также можно считать дополнительным поражающим фактором. Поэтому, не снижая бдительности соответствующей медицинской службы, государству стоит позаботиться о том, чтобы не допустить панических настроений. Комментирует замдиректора Института молекулярной генетики РАН, академик Николай МЯСОЕДОВ. 

— Биологическое оружие (БО) может быть разное. Эпидемия гриппа, например, почему нет? Не очень эффективно? Это как сказать: смотря какие задачи поставят распространители... Но, вообще-то, опасность бактериологической атаки со стороны не мощных спецслужб, а террористических групп, даже с такой организацией, как у ИГИЛ, гораздо меньше, чем химической, и тем более — с помощью обычной взрывчатки. Даже простые патогенные культуры для БО требуют грамотного разведения, специализированных помещений с особой вытяжкой, контейнеров для перевозки. К тому же образцы вирусов у нас надежно охраняются. Раскопать могильник с сибирской язвой? Раздобыв где-то точные географические данные, туда надо еще добраться, что часто совсем не просто; отыскать  кости павших животных, обнаружить и выделить микроорганизмы, перевезти их для размножения. Террористам проще самим заразиться, чем заразить кого-либо таким способом! При этом все сказанное не означает, что опасность биоатаки на Россию нулевая. Мы же не знаем, кто и с какими возможностями стоит за спиной фанатиков-исламистов. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть