Битва за Иран

12.11.2015

Вадим БОНДАРЬ

Иранская «ядерная проблема», об опасности которой так много говорил Вашингтон, практически официально снята с международной повестки. Да, Тегерану необходимо еще выполнить взятые на себя обязательства по исключению угрозы создания ядерного оружия, но тут вопрос формальный — он будет решен до конца года.

Не дожидаясь этого, основные мировые игроки уже начали борьбу за «иранский приз». Победитель может получить многое. Иран занимает исключительно важное для США, ведущих стран Европы, Китая и России географическое положение. Омываемая с севера Каспийским морем, а с юга Персидским и Оманским заливами, «страна ариев» находится на пересечении крупнейших путей движения углеводородов. Богат ими и сам Иран. По доказанным запасам нефти он занимает четвертое место в мире (Россия — шестое), а по газу (наряду с нашей страной) впереди планеты всей. Более того, в его недрах и на шельфе, как предполагается, таится еще много неразведанных полезных ископаемых. 

Огромен и потенциальный рынок. Страна, многие годы пребывавшая под санкциями, нуждается в обновлении практически всех отраслей. Помимо чисто экономической привлекательности, «иранский приз» имеет не меньшую военно-политическую составляющую. Дело в том, что это почти полностью шиитская страна, окруженная враждебными, преимущественно суннитскими государствами. Поэтому общество в Иране достаточно сплоченное, преданное своим духовным лидерам. Армия, и особенно Корпус стражей исламской революции, является одним из самых боеспособных вооруженных формирований не только на Ближнем Востоке, но и во всей Азии. 

Мощью и основанной на ней относительной самостоятельностью Ирана во многом и объяснялись нападки Запада на эту страну и ее руководство. Он не шел в ногу с проамериканскими суннитскими монархиями. Имел свою позицию в ООН и других международных организациях. Не поддерживал спекулятивные политические игры на рынках углеводородов и в районе Каспийского моря. Без согласия мирового гегемона начал строить у себя атомные электростанции, к тому же приглашая специалистов не из США, а из России. По всем этим причинам и родился с помощью вашингтонской пропаганды иранский жупел. 

Впрочем, американцы не дураки: бомбить Иран не стали. Как сейчас выясняется, никогда всерьез этого и не хотели, поскольку понимали, чем неплохо вооруженная, со спаянным и решительно настроенным обществом страна может им ответить. Анализируя возможный американо-иранский конфликт, эксперты прогнозировали моментальный скачок нефтяных цен до 200 и даже 500 долларов за баррель и полный хаос на всем Ближнем Востоке. А в случае наземной операции — несравнимо большие потери США и их союзников, чем те понесли в Ираке и Афганистане вместе взятых. Поэтому Иран душили экономически, добиваясь внутреннего социального взрыва и смены власти на прозападно-либеральную. 

Это давление продолжалось бы и поныне. Но Иран поддержала Сирия. И, конечно, Россия, которая приложила на международной арене немало усилий в том числе и для опровержения американской байки о том, что Тегеран якобы угрожает миру химическим оружием. Украинский конфликт и западные санкции против нас придали поддержке Ирана (как и союзной ему асадовской Сирии) новый импульс. Свою роль сыграл и Китай, заинтересованный в стабильности в регионе, в возможности использовать Иран как площадку для экономических проектов. Западные «партнеры» увидели победу мирного тренда и тут же перестроились: начали менять свою позицию по иранской ядерной проблеме, чтобы не опоздать и заработать на дружбе, коль не удалось сорвать куш на войне. 

Сегодня, когда процесс отмены санкций стартовал, расположения иранского руководства начинают искать все участники процесса. Позиция Запада в этой игре — во всяком случае, пока — представляется наиболее слабой. Об этом говорят, в частности, тон и содержание публикаций «самой свободной» в мире прессы. Все в них так или иначе сводится к надеждам на то, что Иран в обход России обеспечит Запад углеводородами. С чего бы это вдруг? В знак благодарности за всю хулу и политико-экономические козни, которые он получал от западных демократов все последние годы? 

Ирану сегодня гораздо важнее союзнические отношения с Россией. У страны по-прежнему много врагов, готовых вступить с ней в открытое военное противостояние. Так, министр иностранных дел Катара Халид аль-Атыйя недавно допустил возможность военного вторжения в Сирию на стороне оппозиции. По его словам, Катар, Саудовская Аравия и Турция не исключают никаких вариантов защиты «сирийского народа». Но ведь на другой, законной, стороне этого народа уже воюют иранцы, помогающие Асаду. В этой ситуации Ирану необходимы международная поддержка, новейшие образцы оружия и более тесные экономические связи с Москвой. 

Мы готовы помочь и доказываем это делом. Сейчас, например, три боевых корабля ВМС Ирана участвуют в завершающихся двухнедельных учениях по отработке взаимодействия с российскими моряками в составе совместной ударной группировки. А еще ранее, в августе, иранский эсминец Damavand и корабли нашей Каспийской флотилии уже проводили совместные учения в районе иранского порта Бендер-Энзели. В 2011 году из иранских экспертных кругов произошла «утечка информации» о проекте передачи в долгосрочную аренду России и лояльным странам региона ряда портов в Персидском заливе. 

Что касается экономики, то иранская сторона уже предложила России принять участие в 21 проекте в сфере транспорта и строительства на общую сумму более 25 млрд евро, а наша страна выступила с инициативой создания совместного банка для финансирования инвестиционных проектов. Так что российский вектор — самый мощный в политике Ирана, и, похоже, эта тенденция будет только усиливаться.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть