Мы не майдан, майдан — не джан!

24.06.2015

Татьяна УЛАНОВА, Ереван

4 июля исполнится 85 лет со дня рождения прекрасного советского актера Фрунзе Мкртчяна — всенародно любимого Фрунзика. Наш специальный корреспондент Татьяна УЛАНОВА отправилась в Армению для подготовки памятного материала, а оказалась в гуще событий, гораздо более прозаических.

В Ереване плюс сорок. 24 июня, вечер. На проспекте Баграмяна спокойно. Кажется, люди просто пришли отдохнуть — общаются группами по интересам, а полиция просто их охраняет. Даром, что машины стражей порядка перекрыли проспект у дома № 1 и близлежащий переулок. С другой стороны улицы — баррикады из мусорных баков, за ними тоже полицейские.

Настроение у митингующих мирное. Возраст — от 18 до 70 лет. Говорить, что участников акции несколько тысяч, — явное преувеличение. Их гораздо меньше.

— У 99 процентов собравшихся требование только одно — аннулировать решение по повышению тарифов на электроэнергию, — утверждает экономист Юрий. — Это абсолютно социальный протест, кто бы что ни говорил.

— А я не хочу этого президента! — вдруг появляется с хорошо подготовленной импровизацией колоритный старичок.

— Народ может быть недоволен президентом, его может раздражать правительство, это совсем другое, — продолжает Юрий. — Вы видите, есть те, кто пытается устраивать провокации. Но основная часть людей здесь и сейчас пытается воспрепятствовать повышению тарифов на 6,93 драма.

— Эти 16 процентов сильно ударят по карману жителей страны? — спрашиваю.

— Уже не 16, а почти 50 — по сравнению с прошлым годом.

— Кто руководитель вашей акции, организатор?

— Армянский народ. Никаких политических партий, если это имеете в виду. Вы не первый российский журналист. Такое ощущение, что все приезжают специально, чтобы спросить — не майдан ли, не Америка ли финансирует? Так вот, фрукты, овощи, минеральную воду — мы все покупаем сами или нам приносят родственники. Никаких спонсоров! У нас демонстрация мирная, и полиция никаких действий сейчас не предпринимает. Мы здесь день и ночь, и они рядом — так же сидят, едят, пьют воду.

— Никакого майдана! — уверяет меня местный коллега. — Он просто исключается! Но для моей семьи из четырех человек повышение тарифов — дополнительный груз, к которому я не готов. И политика тут ни при чем.

— Сколько вы намерены протестовать?

— Пока президент не объявит в эфире, что решение, принятое несколько дней назад, аннулировано.

По мегафону объявляют новости. Все начинают хлопать, раздаются радостные возгласы.

— Это наши ребята, которые служат на границе с Азербайджаном, провели митинг в поддержку населения страны, — переводят мне участники акции и протягивают абрикосы. Кто-то приносит в пластиковом стаканчике воду со льдом.

— Наши дети там служат, а нас здесь грабят, — возмущается ереванец средних лет. — Без оснований подняли цены. Местное ТВ ничего не показывает. Мои соседи, например, вообще не знают, что происходит.

Средняя зарплата по стране сегодня — 200 долларов США. Высок уровень безработицы — после распада СССР промышленности в стране практически не осталось. Многие уезжают из страны, большинство — в Россию.

— То, что произошло в Армении, исключительно наше внутреннее дело, — считает директор Армянской филармонии Гагик Манасян, — и ни в коем случае не политическая акция. Не надо называть это майданом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть