Народный контроль

20.05.2015

Алиса ВАСИЛЬКОВА

Три года назад, вступая в должность президента, Владимир Путин подписал 11 указов. Они содержали ряд решительных инициатив, направленных на борьбу с коррупцией, улучшение качества жизни россиян, совершенствование здравоохранения и т. п. Но в ноябре 2014-го на форуме ОНФ было объявлено, что эти поручения российского лидера выполняются лишь на четверть. Появились даже предложения — ввести уголовную ответственность для должностных лиц, которые их саботируют.

Н. Николаев

Буквально на днях соответствующий законопроект анонсировал депутат Госдумы Дмитрий Горовцов («Справедливая Россия»). В свою очередь «фронтовики» возлагают большие надежды на свой новый проект — интерактивную карту «майских указов». Об этом в том числе мы беседуем с Николаем НИКОЛАЕВЫМ, руководителем Центра ОНФ мониторинга исполнения указов президента («Народная экспертиза») .

культура: Большие траты на сочинскую Олимпиаду вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Не случайно указом № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» Путин предусмотрел публичный технологический и ценовой аудит (ПТЦА) крупных инвестиционных проектов с государственным участием. Получила ли идея реальное воплощение?
Николаев: Об этом можно судить по результатам заключения, которым наш Центр ответил на доклад правительства, посвященный организации ПТЦА. Остановлюсь всего на двух существенных моментах. Во-первых, региональные власти не спешат узаконить этот инструмент независимого общественного контроля. Хотя, в соответствии с одним из указов, высшим исполнительным органам субъектов РФ было рекомендовано утвердить положения о проведении ПТЦА. Так вот, соответствующие законодательные акты приняты только в десяти регионах. А их у нас теперь с учетом Крыма и Севастополя — 85.

Второй момент связан с обеспечением необходимой независимости ПТЦА. Сложно понять, чем руководствовались в Минстрое, когда формировали список из 25 экспертных организаций. Четыре из них — государственные учреждения различной формы и уровня подчинения, еще три аффилированы с международным альянсом PricewaterhouseCoopers. Выявлены факты, когда ПТЦА проводился организациями, вообще не входящими в список Минстроя. И что любопытно: по результатам проведенных ими проверок нет ни одного отрицательного заключения.

В общем, мы считаем, что необходимо ставить вопрос о введении дополнительных критериев при выборе аудиторов. Разве можно с полным доверием относиться к тем, на чьи выводы оказывается влияние органами публичной власти или иностранными компаниями?..

культура: Указом № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» предусмотрено поэтапное повышение зарплат бюджетников. Как «Народная экспертиза» оценивает выполнение этой задачи?
Николаев: Согласно данным Росстата, по итогам прошлого года средняя заработная плата, скажем, врачей достигла 46 231 рубль, а учителей — 31 535 рублей. Что составляет соответственно 142 % и 96,7 % средней зарплаты в одном субъекте Федерации. Вроде получается, что зарплаты действительно растут опережающими темпами. Но насколько эти данные отражают реальную ситуацию в разных субъектах РФ? Настолько же, насколько любые средние показатели. Например, средняя зарплата школьных преподавателей в Дагестане всего 18 500 рублей, а на Чукотке — 80 900. Или зарплата врача в Калмыкии в среднем равняется 26 600 рублям, а в Ненецком АО доходит до 115 100. Во-вторых, показатель уровня заработной платы в материалах Росстата учитывает не только оклад. Сюда включены и надбавка за внутреннее совместительство, то есть работа на полторы-две ставки, и различные дополнительные выплаты компенсационного (за сверхурочную работу, совмещение профессий) и стимулирующего (премии) характера.

Получается, что данные официальной статистики, на основании которых делаются выводы о достижении целевых показателей роста благосостояния бюджетников, на самом деле, достигаются за счет весьма существенно увеличивающейся нагрузки. Именно об этом свидетельствуют и экспертные опросы, регулярно проводимые нашим Центром. Так, результаты последних формализованных интервью двух тысяч преподавателей и почти трех тысяч медицинских работников в 83 субъектах таковы: от 36 до 54 % респондентов сообщили, что размер их вознаграждения напрямую зависит от увеличения нагрузки, 35–49 % — что это происходит из-за доплат и надбавок. И только 5–11 % объяснили увеличение дохода повышением окладов.

культура: Может быть, на выполнение указов президента, требующих денежных вливаний, повлияли косвенным образом и западные санкции?
Николаев: Санкции повлияли на общую экономическую ситуацию в стране и сделали еще более актуальными вопросы рационального использования государственных средств. Какие опасения возникают в связи с этим? Главное — возможные действия региональных и местных властей в условиях необходимости оптимизировать бюджет своего субъекта или населенного пункта. Между тем, наши мониторинги показывают, что сокращение стимулирующих надбавок и премий происходит уже почти повсеместно. Кроме всего прочего, никто не отменял сокращение числа занятых россиян, как самый легкий способ оптимизации. Для тех же, кто избежал увольнения, это означает дополнительную нагрузку к той работе, какая уже имеется. А что будет с зарплатой бюджетника, если средняя в регионе снижается, думаю, понятно.

Вот для того, чтобы у местных властей не было искушения сыграть на понижение зарплаты бюджетников, чтобы исключить подобную перспективу в принципе, необходимо обеспечить жесткий контроль на федеральном уровне. В качестве дополнительной меры следовало бы рассмотреть возможность увеличения тарифной части заработной платы — тогда работник не будет настолько зависеть от воли руководителя.

культура: Одной из вечных российских проблем является квартирный вопрос. Как выполняется указ № 600, посвященный обеспечению граждан доступным жильем и повышению качества ЖКУ?
Николаев: Основных критериев, по которым можно судить о том, насколько эффективно идет процесс, — два. Это численность подлежащих переселению граждан и общая площадь аварийного жилищного фонда. По первому критерию в отстающих оказался 21 регион, а возглавили список Забайкальский край и Калмыкия, где, судя по нулевому результату, вообще нет ветхого жилого фонда, а также Республика Коми (13 %). Не достигли второго целевого показателя 12 субъектов РФ, в анти-лидерах — те же Калмыкия (0 %), Забайкальский край (1,5 %) и Коми (14,3 %). Что тут можно сказать? Поскольку на эти цели выделяются значительные средства и составлен четкий план мероприятий, остается лишь констатировать, что отставание в реализации программы налицо там, где соответствующая задача просто не является приоритетной.

Кстати, по инициативе Общероссийского народного фронта ведется реестр так называемого «нового аварийного жилья». В ряде регионов людей умудряются переселять в едва построенные дома, где может не быть воды, а то и системы канализации, где трещины в несущих стенах и фундаменте — обычное дело.

Во второй половине прошлого года Фонд ЖКХ, в том числе совместно с ОНФ, провел проверки качества жилых помещений, предоставленных гражданам по программе переселения. Недостатки выявлены в Башкирии и Тыве. А также в 15 областях: Архангельской, Брянской, Владимирской, Вологодской, Иркутской, Калужской, Костромской, Магаданской, Московской, Омской, Оренбургской, Саратовской, Смоленской, Тверской и Ярославской. Наконец, в Ямало-Ненецком АО. В реестре, о котором сказано выше, есть информация более чем о пятидесяти «новых аварийных» объектах.

культура: Кстати, оправдалось ли создание Министерства строительства и ЖКХ?
Николаев: Появление профильного ведомства было очень своевременным. Да, в его адрес поступает множество критических замечаний, в том числе и от ОНФ. Но критика — не самоцель, а желание обратить внимание чиновников на узкие места, чтобы как можно скорее найти панацею. Ведь деятельность Минстроя касается всех граждан (по крайней мере, все платят за жилищно-коммунальные услуги), а значит, при разработке тех или иных положений должно учитываться мнение общественности, с которым хорошо знакомы в региональных отделениях Фронта. Впрочем, будем справедливы — в этой сфере за многие годы накопилось столько проблем, что решить их быстро не получится. А министерству-то едва исполнилось полтора года.

культура: Ваш Центр изучает три направления: указы, госзакупки и перспективы решения основных социальных проблем. Что Вы можете сказать о программе «Земский доктор» и реформе здравоохранения?
Николаев: Мы не занимались специально изучением программы «Земский доктор», но серьезно пытаемся анализировать положение в связи с проводимой реформой здравоохранения. Наш Центр в феврале-марте провел рейды по городским поликлиникам во многих регионах. Были поставлены цели — оценить доступность и качество оказываемых населению медицинских услуг. Кроме того, в столице мы сформировали фокус-группы с участием представителей общественных организаций, пациентов, многодетных родителей, а также просто неравнодушных граждан. Интересно, что москвичи оказались полностью солидарны с остальными россиянами. Среди наиболее острых проблем, которые эксперты связывают с реформой, называются крайне запутанная схема получения льготных лекарств и высокотехнологичной медицинской помощи, нехватка врачей востребованных специальностей, действующая процедура записи к ним через терапевта. Последнее обстоятельство сильно затягивает процесс получения медпомощи. При том, что среднее время записи к самому терапевту, например, в Москве может растянуться до двух недель, а время ожидания в очереди доходит до 2–3 часов. К тому же на обслуживание больного у врача, который выполняет приличный объем бумажной работы, остается не слишком много времени. Это в городах. В сельской местности ситуация еще хуже. Повсеместно не то что квалифицированных специалистов, а просто врачей общей практики не хватает. Кроме того, по свидетельству наших экспертов в регионах, в рамках реформы начали закрывать медпункты, объясняя это их неэффективностью. И это когда до ближайшего областного центра, где есть более-менее оборудованная поликлиника, еще добраться надо. Какой уж тут земский доктор… Плюс ко всему, люди недовольно кивают на решение о сокращении сроков пребывания в стационарах и переводе на амбулаторное «долечивание». По их мнению, поликлиники не готовы к дополнительной нагрузке, да и восстановительная медицина у нас все еще недостаточно развита.

культура: Так а что, на Ваш взгляд, необходимо изменить?
Николаев: Главный недостаток проводимой реформы здравоохранения — отсутствие ее публичного общественного обсуждения с медработниками и с обычными потребителями. А чтобы помощь оказывалась своевременно и качественно, помимо требования к квалификации медиков (что никто не отменял), их, наконец, надо избавить от исполнения ненужных функций, вроде администрирования и бумажной работы. Есть же зарекомендовавший себя мировой опыт, когда бюрократические обязанности выполняет средний медперсонал, которому вполне по силам провести первичный осмотр пациента, оказать минимальную помощь, не говоря уже о заполнении справок и рецептов. В конце концов, в условиях нехватки квалифицированных специалистов и загруженности участковых врачей, чтобы люди не просиживали часами в ожидании приема, можно включить в систему ОМС и платные клиники. Это позволит решить проблему дефицита кадров, повысив заодно доступность и качество медпомощи.

культура: Каким образом ОНФ удается получать из регионов ту информацию, которую не всегда отражают отчеты государственных источников?
Николаев: В каждом субъекте мы создали группы активистов — это люди, работающие в общественных и профессиональных объединениях и представляющие интересы определенных слоев населения. В результате у нас сложился народный экспертный пул численностью в 11 600 человек.

Очень показательно, что мнения россиян, по сути, идут вразрез с отчетами правительства. В качестве примера могу привести опять же результаты программы расселения аварийного жилья. По данным кабмина, в 2014‑м план в целом перевыполнен на 13 %. Но, позвольте, этого ведь нельзя сказать о 12 регионах! Так, в республике Тыва в рамках программы построено нового жилья аж на 189 % от запланированного количества. Но остаются и такие поселки, как Чадан, где люди, переселенные из аварийных домов, в течение года жили без электричества и без воды. Понятно, что народные эксперты не могут оценить такое исполнение программы как качественное. К тому же возникает весьма неприятная «вилка»: правительство уверено, что целевой показатель достигнут, а люди недовольны, поскольку в реальности ситуация на местах несколько иная.

То есть очень важно дифференцировать исполнение указов президента по регионам. Новая интерактивная карта мониторинга исполнения указов Владимира Путина, составленная ОНФ, призвана помочь в налаживании коммуникаций между центром и регионами. Теперь каждый чиновник может посмотреть, что происходит на самом деле, где есть недоработки и куда надлежит направить усилия. Во-вторых, карта дает обычным россиянам возможность присылать свои замечания и комментировать происходящее. Если же резюмировать, то именно этот проект служит сейчас наглядным представлением работы ОНФ в вопросах мониторинга исполнения президентских поручений с привлечением максимально большого количества граждан.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть