Юрий Трутнев: «Сахаров, сам того не ведая, помогал развалу страны»

20.12.2012

Сергей ЛЕСКОВ

Академик Юрий Трутнев — последний из великой плеяды ученых, которые начали работать с Курчатовым над «Атомным проектом» и создали мощный ядерный щит СССР. Ленинскую премию Трутнев получил в 32 года, звание Героя Социалистического Труда — в 35 лет. Вместе с Сахаровым предложил идею самой большой в мире водородной бомбы, которую Хрущев назвал «Кузькина мать» и пугал ею Америку. Трутнев создал тот тип ядерных боезарядов, который сегодня составляет основу стратегической безопасности России. С академиком, недавно отметившим 85-летие, встретился обозреватель «Культуры».

культура: Надо честно признать, что сегодня физика и вообще наука не занимают умы молодежи. Во времена Вашей юности дело явно обстояло иначе. Как Вы увлеклись наукой?

Трутнев: Физика — это романтика. Нет ничего более романтичного, чем занятия наукой. Мне жаль людей, которые этого не понимают. Наука — потрясающая вещь, от которой, как от музыки и поэзии, замирает в восхищении дух. Я далеко не молод, но это отношение к науке у меня сохранилось. Только физик может смотреть на небо и понимать, что это такое. Школьником я увлекался химией, биологией, палеонтологией, но красивее всего была ядерная физика. Я рылся в книгах и знал, что атомную энергию можно использовать для разных целей. Школьником читал лекции солдатам об атомной энергии. Отец всю войну был командиром батальона ПВО в Ленинграде. Между прочим, я закончил ту же школу на Фонтанке, где учились Зельдович и Райкин. О бомбардировке Хиросимыузнал, остановившись у газетной тумбы на бульваре. Схватился за голову — мы отстали! Еще до войны знал имена Харитона и Зельдовича, но и подумать не мог, что буду работать вместе с ними в «Атомном проекте».

культура: В первой половине ХХ столетия лидером мировой науки была Германия, которая собирала главный урожай Нобелевских премий. В области ядерной физики в Германии были выполнены прорывные работы — Гейзенберг, Паули, фон Лауэ, Ган и Штрассман, Герлах. Эти ученые остались в Германии. Почему Гитлер не сделал атомную бомбу?

Трутнев: Гитлер был помешан на блицкригах и решил не создавать новых вооружений, если не получишь результат за 6 месяцев. Гитлер высмеял идею атомной бомбы, но ведь даже великие Паули и Гейзенберг не верили, что Америка создаст такое оружие. США помогли ученые-эмигранты из Европы — Эйнштейн, Ферми, Сцилард, Ульм, Кистяковский. Но даже если бы у Гитлера появилось ядерное оружие, ход войны это бы не изменило — перевес союзников был слишком велик. Что касается СССР, то нас война затормозила. Я уверен: если бы не громадные ресурсы, ушедшие на войну, СССР первым освоил бы атомную энергию. У наших ученых было колоссальное чувство ответственности. Сейчас трудно понять, о чем я говорю. А вот создание атомной бомбы — это следствие войны. Если бы не разразилась Вторая мировая, то с большой вероятностью не появилась бы и атомная бомба. Точно знаю, что Харитон и Зельдович поначалу об атомной бомбе даже не думали.

культура: Всю жизнь Вы провели под спудом секретности, впервые Ваше имя было упомянуто в «Воспоминаниях» Сахарова лишь в 1990-е годы. Вместе с Сахаровым Вы работали над усовершенствованием технологий массового уничтожения людей. В 1961 году по вашему проекту была создана и испытана бомба «Кузькина мать» мощностью в 100 мегатонн, в 5 тысяч раз сильнее сброшенной на Хиросиму. Нет ли в такой жизненной стезе противоречия с гуманистической сущностью человека? Ваш соавтор по легендарному изделию РДС-37 академик Сахаров стал в итоге рьяным борцом за мир и разоружение.

Трутнев: Вы живы — это и есть ответ на вопрос о роли атомной бомбы в истории. Судьба страны долго зависела от того, есть ли у нас атомная бомба. А потом — от того, насколько бомба эффективна. Не надо забывать, что Америка угрожающе размахивала своей бомбой. Если бы не США, мы бы сначала научились использовать атомную энергию в мирных целях.

Атомный проект ускорил развитие СССР, хотя нельзя забывать о лагерях и подневольном труде. Как свидетель тех событий могу сказать, что роль Берии как великолепного организатора была очень велика. К нам в Арзамас Берия ни разу не приезжал, но, когда Харитон просил, ученых в обиду органам не давал.

Должен сказать, что я всегда был вне политики и занимался физикой. Военные приложения безразличны науке, они суть порождение воли политиков. Но что касается деятельности Сахарова, я не согласен с ним. И уверен, что сам Сахаров ужаснулся бы нынешнему состоянию страны, когда спекулянты и махинаторы оставляют за границей целые состояния, на которые можно было бы сделать массу полезных дел. Объективно Сахаров, сам того не ведая, помогал развалу страны, а полученные свободы, как выяснилось, не привели к расцвету экономики, промышленности, науки. Жульничество приобрело всеобщий характер. Актуально высказывание Гексли о том, что нельзя перемолоть лебеду в пшеничную муку и нельзя получить истину из неверных предпосылок. Я видел Сахарова за три дня до его смерти, мы заходили к нему домой с Харитоном. Долго говорили, спорили о том, куда идет страна, и на прощание Харитон сказал: «Андрей Дмитриевич, а ведь вы — игрок». Это была последняя встреча великих ученых, которыми я считаю Харитона и Сахарова.

Пока ядерные арсеналы существуют и потенциально угрожают России, я буду работать для обеспечения безопасности.

культура: Вы состоите в Академии наук с 1964 года, то есть полвека. По сравнению с прежними временами, кажется, что наука находится на обочине общественного внимания, а власть может легко обойтись без Академии наук и обращается к ней за рекомендациями в исключительных случаях. Чем грозит стране затянувшееся падение интереса к науке и вообще к духовным ценностям?

Трутнев: Мировой опыт, особенно в последние века, не знает исключений из жесткого правила: развитие человечества зиждется на достижениях науки. Сегодняшнее экономическое лидерство США было бы невозможно без передовой науки. Когда мы соперничали с США в создании атомного оружия, наука у нас была не хуже и экономика не столь безутешно отставала от американской. Потом во время «холодной войны» кремлевские старцы все проиграли, отставание началось с Хрущева.

Китай из захудалой страны превратился в мирового лидера благодаря высоким технологиям и вниманию к науке. У нас никто из высших чиновников, в отличие от прежних времен, к науке отношения не имеет, а надежды на рынок привели только к тому, что ловкие люди обобрали страну и тратят деньги на глупости. Но это безобразие долго продолжаться не может. Либо крах, либо страна начнет подниматься, а без науки это невозможно. Время болтунов и квази-политических деятелей не может длиться вечно. Хватит о себе беспокоиться и набивать карманы, это же скучно.

Российская наука сохраняет потенциал, но беда в том, что по-настоящему работают все-таки не молодые люди, а 60-летние ученые. С недавних пор пришли деньги, наметилась положительная динамика. Только молодые ученые должны расти на живом деле, на перспективных направлениях, но никаких крупных задач перед наукой власть не ставит.

России остро необходимы, как я говорю, «свеж-идеи». Надо постоянно подниматься на новый уровень, ставить перед собой новые задачи. Я всю жизнь руководствуюсь этим принципом, и только таким образом можно сохранять квалификацию. Думаю, еще лет десять буду донимать начальство свежими идеями.

культура: В 1965 году по Вашему проекту в Семипалатинске был произведен ядерный взрыв и создано большое озеро Чаган. Министр Славский в нем искупался и оставался министром до 90 лет. Вы купались в Чагане?

Трутнев: Купался и на рыбалку ездил. Моя жена Люда, с которой мы женаты уже 55 лет, в ужасе от этого. Линей бреднями черпали, уха была неотразимая. Но все-таки уровень радиации на озере до сих пор выше нормы. Если и проводить ядерные взрывы в мирных целях, то только в безлюдных районах.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть