Путешествуем с «Культурой». Месяц в Провансе

17.06.2012

Ксения ПОЗДНЯКОВА, Арль

Те времена, когда от солнечного сердца Франции в нашем обиходе присутствовал один лишь «провансаль», надежно миновали. Теперь многим известно, что Прованс — это не только Лазурный берег. Точнее, наоборот: многие с изумлением выяснили, что и Лазурный берег — тоже часть Прованса. А вот предубеждение, будто бы такой отдых — удел миллионеров, живо и поныне.

(фото: ИТАР-ТАСС)Что мы знаем о Провансе? Область на юге Франции, воспетая Ван Гогом и Сезанном, где каждое лето поднимает занавес театральный Авиньон. В прованском стиле можно выстроить кухню или выкрасить дом, в каталогах даже есть цвет со странным названием «земля Прованса».

Примерно с таким набором познаний я и оказалась на перроне города Арль. Первое, что бросилось в глаза: вокруг ни одного такси. Тихий полустанок, пути, заросшие маками, небольшое здание вокзала и зеленая улица с указателем в сторону центра. По меньшей мере странно, учитывая, какими толпами сюда валят туристы. От вокзала до старинной городской стены, набережной Роны и главной местной достопримечательности — арльского амфитеатра — рукой подать. Правда, понимание этого приходит далеко не сразу, но, если вы способны воспроизвести несколько слов по-французски или по-английски, потеряться вам не дадут. Главное, не стоит приезжать в город поздним вечером. Юг югом, но после девяти вечера Арль заметно пустеет. Народ разбредается по домам или пересаживается на террасы немногих работающих баров и ресторанов.

Еще одна странная житейская особенность — отсутствие интернета. Найти кафе с WI-FI — задача нелегкая, а порой и невыполнимая. Его просто нет или работает он из рук вон плохо. Наверное, поэтому здесь редко встретишь человека, который обедал бы в компании ноутбука.

Здесь вообще никто никуда не спешит. Первые несколько дней не могла понять: либо я куда-то несусь, либо местные жители ползут. Если, придя в магазин, вы обнаружили записку, что продавец ушел обедать и вернется через полчаса, смело прибавляйте к назначенному сроку еще столько же. На одной из главных торговых улиц (их в центральной части города две) на дверях магазина я увидела замечательное объявление: «Уехал в отпуск, когда вернусь, не знаю». Вообще основные точки шопинга, в том числе бутик Кристиана Лакруа, уроженца Арля, расположены вокруг площади Республики. Именно здесь сосредоточены главные туристические объекты: фонтан с обелиском, кафедральный собор Святого Трофима и часовня Святой Анны (где, как ни странно, устраивали ночной показ мод в поддержку молодых дизайнеров).

По-настоящему Арль оживает дважды в неделю: в среду и субботу, когда проходит ярмарка. Сразу скажу, в среду делать покупки намного удобнее, зато в субботу куда интереснее. Можно подумать, весь город высыпал на бульвар, чтобы отовариться. Многие знакомы друг с другом десятилетиями, но и новым покупателям здесь рады не меньше. Мой совет: в целях сбережения средств не ходите на базар на пустой желудок. Но и плотно за завтраком не наедайтесь, а то как же вы сможете попробовать все те вкусности, которыми вас непременно угостят. Паэлья, пахнущая всевозможными специями, — они здесь, как и в Средние века, практически на вес золота, пять евро за пятьдесят граммов. Тапенад — настоящая провансальская закуска из измельченных оливок, томатов или каперсов. Черешня, напоминающая по форме сердечки, искрящаяся клубника, ароматные маленькие провансальские дыни; сморщенные, как морды у Босха, перцы, помидоры (от крохотных черри до расползшихся гигантов, которые здесь тоже называют «бычьим сердцем») и оливки (светло-зеленые, нежно-сиреневые и черные, которые мы по привычке кличем маслинами). И конечно же сыр. Какой Прованс без сыра? Неслучайно говорят, что во Франции столько же сыров, сколько дней в году. Когда продавец начал объяснять мне разницу между двумя видами плесени, которые, на мой взгляд, мало чем отличались друг от друга, сразу вспомнились советы Питера Мейла из «Года в Провансе».

После подобного праздника живота самое время взять напрокат велосипед и отправиться покорять окрестности. Первым делом можно добраться до знаменитого благодаря Ван Гогу разводного моста. Благо это всего в двух километрах от центра города. Дорога идет вдоль живописного канала, на приколе стоят деревянные яхты, немного старомодные, но от этого еще более притягательные. Само собой, велосипед подпрыгивает на каждой кочке и комары ни на секунду не оставляют в покое, но зрелище того стоит. Даже не сам мост, а розовато-красное солнце, купающееся перед закатом в золотисто-лазурном небе. Да простит меня Ван Гог, ему такое даже не снилось.

Второй маршрут занимает намного больше и сил, и времени. Сама я проделала его пешком, испугавшись путешествовать на велосипеде по автомобильной дороге, где нет специального ограждения. Руины бенедиктинского аббатства Монмажур не напрасно значатся в каждом путеводителе по Провансу. Построенный примерно в X–XI веке, Монмажур скорее напоминает хорошо укрепленный бастион, тем не менее в Средние века полагали, что стоит совершить паломничество к бенедиктинцам — и все грехи как рукой снимет. Сегодня здесь находится музей, в старинных пустых пространствах завывает ветер, который здесь справедливо величают свирепым и неистовым. Он гоняет длинную траву, делая ее похожей на морские волны, и рассказывает о дальних странах, которые ты никогда не видел. На вершине Монмажура рождается понимание вечности. От некогда могущественного аббатства остались одни руины, а ветер все также поет свои песни, все также смущает души и зовет за собой. Только вечером, вытряхнув, наконец, песок из волос, я сообразила, что пережила знаменитый мистраль.

После двух недель работы в колледже переводчиков (он находится на том самом месте, где когда-то была психиатрическая лечебница, в которой коротал дни Ван Гог) я отправилась в Авиньон. До фестиваля еще больше месяца, но город уже бурлит в предвкушении праздника. В отличие от тихого Арля, который в дождь становится похожим на несвежую губку для мытья посуды, Авиньон блестит, как новенький. Трудно даже поверить, сколько лет этому подтянутому месье. Широченный проспект, забитый машинами и магазинами, выкатывается на шумную площадь, где по обычаю вас встречает огромная мигающая огнями карусель. Пара поворотов по мощенной булыжником улице — и перед вами вырастает Папский дворец. Чтобы обойти это великолепие, понадобится около четырех часов, а если вы интересуетесь историей — все шесть, потому что на огромных стендах в подробностях и красках представлена история папской резиденции. Помимо биографий самих понтификов вам откроются удивительные подробности, кто и на что тратил деньги честных прихожан. Ну и, конечно же, фрески и интерьеры, да и само пространство, в котором голос начинает звучать в полную силу, даже если ты тихонечко переводишь не слишком понятные подписи.

(фото: ИТАР-ТАСС)Отдельного рассказа стоит небольшая галерея в Пети-пале, который расположен перпендикулярно Папскому дворцу, примерно так же, как московские Большой и Малый театры. С виду ничем не примечательное здание XIII века (хотя современное лицо оно обрело уже в XV столетии) хранит в себе сокровища религиозной живописи раннего Возрождения. И если в начале «великолепные итальянцы» еще вызывают у вас вопросы, то последние несколько залов не смогут оставить равнодушными даже самых упрямых и несгибаемых скептиков. Мадонна, любующаяся младенцем, кажется и вправду покрытой тонким золотым флером.

На следующий день дорога, а вернее, компания сокурсников, которые взяли напрокат машину, позвала меня в путь в направлении Камарга. Если вы не слишком хорошо владеете языком и не являетесь победителем соревнований по ориентированию на местности, то лучше заранее связаться с центром по туризму. Площадь Камаргского заповедника 930 квадратных километров — это вам не в трех соснах плутать. К тому же надо четко представлять, что именно вы хотите увидеть, потому что помимо камаргских лошадок, розовых фламинго и быков здесь есть и великолепный пляж, где можно прекрасно отдохнуть. Побережье засыпано невероятной красоты ракушками, но они, видимо, настолько всем надоели, что собирают их только маленькие дети и изредка туристы. От пляжа в сторону уходит одинокая каменистая коса, вдалеке виднеется маяк, над головой — высокое небо практически без облаков, легкий, пахнущий водорослями бриз и море, по одну сторону косы — голубое, а по другую — розовое. Идеальные декорации, чтобы быть счастливым.

Но как выяснилось, самые яркие впечатления ждали впереди. Двадцать минут на поезде — и вы попадаете в Ним. Старинный город стал для меня олицетворением лучшего, что таит в себе юг Франции. Возможно, потому что нам повезло попасть на местный праздник — ферию, которую мой компьютер не зря пытается переправить на феерию. Именно феерия, а точнее фиеста: послеполуденное раскаленное добела солнце и грохот духовых оркестров, смешанный с разноязыким гомоном. Здесь танцуют фламенко и старинные голландские танцы, стучат латинские кастаньеты и африканские барабаны, готовят паэлью и пьют пиво из горла.

Город гудит уже несколько дней, но главное событие еще только-только собирает длинные очереди возле касс нимских арен. Коррида. К шести вечера амфитеатр забит похлеще, чем на лучших футбольных матчах. Народ требует кровавого зрелища. Первые три ходки — всего лишь разминка. Стадион подбадривает тореро и начинает злобно шипеть всякий раз, когда им пытаются помочь и отвлечь внимание быка. Небо затягивается тучами. Раскаты грома прерываются аккордами хабанеры. Четвертый акт. Новый матадор делает знак, чтобы никто не вмешивался. Это их бой. Их танец. Последнее танго перед смертью. Мулета, словно красная юбка танцовщицы, дразнит и манит. Каждый поворот отработан до мелочей, последний удар шпаги — и бык валится на арену. Амфитеатр взрывается аплодисментами, а небо крупными каплями оплакивает быка.

Начавшийся дождь нисколько не понизил градус веселья. Скорее даже наоборот, сделал его контрастнее. Танцуя в плотной толпе посреди центральной улицы, мне меньше всего хотелось думать о возвращении в Арль. К сожалению, последний поезд уходит в половине одиннадцатого, а мы слишком поздно спохватились насчет гостиницы, так что мест почти не осталось. Платить же 250 евро за ночь, согласитесь, дороговато. Но это скорее исключение. В принципе, если распланировать путешествие заранее, то в городках Прованса цены на приличный номер стартуют от шестидесяти евро в сутки. Само собой, прибавьте стоимость завтрака и небольшой местный налог.

Ну и наконец — транспорт. Почему-то все уверены, что во Франции поезда, во-первых — дешевые, а во-вторых — не опаздывают. Хочу вас расстроить: стоимость каждого путешествия в один конец начинается от 8 евро, а поезд спокойно может задержаться как на десять, так и на все двадцать минут, превратив обычную пересадку в бег с препятствиями. Самое смешное, что об опозданиях здесь принято предупреждать с точностью до секунды. Жертвой такого предупреждения мы и стали в Ниме. Заранее придя на вокзал, мы обнаружили, что поезд появится только через двадцать пять минут после назначенного времени, а туалет работает исключительно до девяти вечера. Девушка из отдела информации отправила нас в соседнее кафе, которое по случаю ферии оказалось открытым. Когда через десять минут мы вернулись назад, нам радостно сообщили, что поезд уже ушел, а следующий будет не раньше семи утра. На наше недоумение нам с чисто французской вежливостью объяснили, что в случившемся, кроме нас, никто не виноват.

Небольшая ложка дегтя в медовом бочонке Прованса. Запросто можно принять ее за изюминку.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть