Кристиан Лабутен: «Обуви много не бывает»

11.05.2012

Татьяна ПИНСКАЯ, Париж

Говорить с мужчиной об искусстве ходить на каблуках — вроде бы нонсенс. Если только этот мужчина не Кристиан Лабутен, один из самых известных в мире дизайнеров женской обуви.

Манящие красные подошвы туфель — своеобразная авторская «подпись» Кристиана Лабутена — щеголяют по подиумам всех Недель моды, в то время как мастер с одержимостью поэта ищет новые образы «одежды для ног». Экзотические виды кожи, стразы Сваровски, кружево ручной работы... Каждая пара — настоящее произведение искусства.

Впервые туфли привлекли внимание Лабутена еще в детстве — в музее искусств Африки и Океании. Перед великолепным мозаичным полом одного из залов стоял огромный знак с перечеркнутой туфелькой на высоком каблуке. Этот образ так врезался в сознание мальчика, что определил всю его будущую жизнь. В год 20-летия своей дизайнерской работы Лабутен все так же влюблен в обувь, как и в начале пути.

культура: Вас называют королем шпилек. Сами пробовали ходить на каблуках? Как Вы тестируете свои модели на устойчивость и комфорт?

Лабутен: Ну, за «короля» спасибо. Лестно, лестно... Будете смеяться, но я действительно ходил на каблуках, считаю это совершенно логичным. Нужно знать технические детали и принципы точек опоры, и если они соблюдены, каблуки становятся не мучением, а радостью. Я работаю с очень профессиональными манекенщицами, которые тут же говорят мне о любом дискомфорте, который чувствуют на примерке.

культура: А все-таки, 12 сантиметровый каблук — не слишком ли высоко?

Лабутен: Я так не считаю. Я знаю много нерослых мужчин, которые обожают, когда рядом с ними женщина намного выше. Также меня благодарят женщины, работающие в офисах. Одно дело — разговаривать с шефом, глядя на него снизу вверх, и совсем другое — глаза в глаза. И это ощущение равенства дают каблуки.

культура: У всех Ваших туфель — алая подошва. В этом заложен какой-то смысл?

Лабутен: Блестящие красные подметки свидетельствуют, что эти туфли — мои. Идея родилась еще в начале 90-х годов. Я сделал первую коллекцию, но когда пришли прототипы с фабрики, исполнение черных классических туфель показалось мне немного унылым. В то время я был под впечатлением художественной выставки ар-деко в Париже. Взяв в руки туфельку, я разглядывал ее со всех сторон и думал: чего-то в ней не хватает. И тут взгляд упал на ярко-красный лак моей ассистентки. Я взял пузырек и стал красить подошву таким лаком. Ассистентка даже рот открыла от удивления! Но сразу же все изменилось. Яркая подошва стала акцентом. Сначала я решил покрасить подошвы лишь в первой коллекции, но она так хорошо продалась, что я продолжил это верное дело. И не прогадал.

культура: Считаете ли Вы свою обувь произведением искусства?

Лабутен: Нет, я считаю свою обувь результатом хорошей работы. Но есть клиентки, которые коллекционируют мои туфли, как музейные экспонаты. Точно знаю, что у писательницы Даниэлы Стил — 6000 пар моей марки. Тем лучше — обуви много не бывает. Кстати, я никогда не делал обувь для детей, тем более для дочки Тома Круза, как некоторые утверждают. Кроме одного единственного раза, и это касалось ребенка моего личного друга.

культура: Сделать персональную пару обуви с индивидуальной колодкой стоит огромных денег, позволить это могут единицы. Сколько стоили самые дорогие туфли, которые Вы когда-либо шили?

Лабутен: Создание личной колодки оценивается в 3000 евро. Но самые дорогие туфли я делал по специальному заказу, расшиты они были настоящими рубинами — даже каблуки были украшены камнями. Цена у них, конечно же, была особая.

культура: А если говорить о наиболее дорогой модели в творческом отношении?

Лабутен: Для дизайнера это всегда та задумка, которая еще в мыслях. Но что интересно, когда я подбирал иллюстрации к своей книге, некоторые созданные мною шпильки вызывали теплые воспоминания о близких мне людях. Мой отец был резчиком по дереву. Человек довольно замкнутый, он однажды сказал: «В каждом куске дерева есть свой смысл. Если пытаешься сделать скульптуру из дерева, нужно постичь этот смысл». Как мне кажется, я нашел смысл жизни, постигая человеческую натуру.

культура: В этом году двадцать лет Вашей творческой деятельности. В Лондонском музее дизайна открылась выставка-ретроспектива. Вышла в свет книга с предисловием Джона Малковича, поставлен спектакль в парижском кабаре Crazy Horse. Почему, кстати, именно в этом кабаре?

Лабутен: Книга вышла на английском и французском и удачно продается. Скоро ее переведут на русский, так что, думаю, читательниц у меня прибавится и в вашей стране. Я писал эту книгу много лет и с большим удовольствием. Там много интересных коллажей и фотографий. А что до постановки в кабаре — этому предшествует своя история. Я люблю кабаре – в 16 лет уже рисовал туфли для танцовщиц Folies Berger. Сначала просто наблюдал за грациозными девушками и старался придумать для них не только красивую, но и удобную обувь. Девушки были мне благодарны, поскольку с обувью у танцовщиц всегда проблемы. Тогда еще и материалы были довольно примитивные, так что я все время искал новые решения. Прошло 20 лет, и однажды мою добрую знакомую, танцовщицу Диту фон Тиз, пригласили танцевать несколько номеров в Crazy Horse. Она пожаловалась, что у нее проблема с туфельками, и я начал делать для нее особую пару. Затем я познакомился с Дэвидом Линчем и попросил его сделать фото для моей книги. Тогда же мы с ним решили поставить новое шоу в старинном кабаре Crazy Horse. Дэвид все придумал и даже написал музыку, назвал ее «Пламя» (Feu). А я снова с интересом работал для танцовщиц и придумал чудо-туфельки. Но хоть они и сделаны вручную из особо прочных современных материалов, все равно их нужно менять каждые три дня, ведь под сильным напором даже очень изящных тел каблуки не выдерживают.

культура: У кого из звезд самые красивые ноги? Самая грациозная походка?

Лабутен: Сложно ответить, чтобы кого-то не обидеть. Но я бы выделил Николь Кидман за ее неподражаемую манеру держаться прямо, Анджелину Джоли — за ее скромность и умение носить шпильки, которые так сексуально смотрятся на ее очаровательных ножках. Я бы отметил еще несравненные ноги Тины Тёрнер, когда она на высоченных каблуках бесстрашно отплясывает, забыв о возрасте.

культура: Вы работали с известнейшими брендами — Gaultier, Diane von Fustenberg, Viktor&Rolf, Chloe, Givenchy. С кем из дизайнеров сотрудничаете в этом модном сезоне?

Лабутен: Все с теми же. Но, кроме маститых и знаменитых, в мир моды пришла еще и армия новых дизайнеров. Я никому не отказываю в сотрудничестве. Недавно позвонила Виктория Бекхэм и заказала туфли для своей новой коллекции одежды. Конечно, я ответил согласием.

культура: Вы придерживаетесь мнения, что нужно создавать сумки под конкретные модели обуви?

Лабутен: Нет. Приведу пример. У вас есть знакомые сестры-близнецы, и вы встречаетесь с одной из них. Вы же не считаете, что ужинаете с половиной сестер. Так же туфли и сумки. Они могут быть разными, иметь свой характер и жить своей собственной жизнью.

культура: Когда Вы знакомитесь с человеком, обращаете внимание на его обувь? Делаете выводы?

Лабутен: Нет, я обращаю внимание на личные качества человека, а обувь он может носить любую, по своему усмотрению, в которой ему удобно.

культура: Сколько бутиков у Вашего бренда в мире?

Лабутен: На сегодняшний день в мире открыты сорок шесть магазинов Christian Louboutin. У каждой страны свои вкусы и цвета. Например, кожа змеи и крокодила в азиатских странах не считается экзотикой, в то время как в Европе это идет просто на ура. В России больше всего покупают белые сапоги — это меня поразило. Может, это традиция такая?

культура: Не знаю, у меня нет белых сапог, хоть я и русская... Вы делаете лучшую обувь в мире — так во всяком случае считают многие женщины. Вам никогда не хотелось попробовать свои силы в дизайне одежды?

Лабутен: Нет ни малейшего желания. Создавать коллекции одежды и обуви — совсем разные вещи.

культура: Несколько лет назад то же самое Вы говорили про разницу в работе над женской и мужской обувью: мол, с женской работать намного интереснее. И вдруг открыли мужскую линию.

Лабутен: Да, точно, говорил... Но никогда не говори «никогда». Я сам люблю английскую обувь, в которой ценю кожу высокого качества, и мне нравится, чтобы она блестела. Также обожаю носить кроссовки и даже кеды. У меня уже большая коллекция собралась со всего мира. Но однажды я решил: чем покупать у кого-то, лучше сделаю себе сам то, что мне нравится. Мужская линия и вправду получилась неплохая. Мы даже сделали специальный отдел в магазине, который называется Tatoo. Любой человек с татуировкой может прийти и заказать себе туфли с любимым тату на них.

культура: А как Вы относитесь к татуировкам?

Лабутен: Я боюсь уколов (смеется)... Но у меня появился один поклонник-ливанец, который сделал себе на спине татуировку Christian Louboutin. Мое имя становится раскрученным брендом. Но меня это не смущает. Мало кто знает меня в лицо. Совсем недавно рядом с моим магазином в Париже образовалась очередь, а я в этот момент решил зайти туда зачем-то. И представьте — охранник меня не впустил. Он не знал, как я выгляжу, и в этом нет ничего страшного. Главное, что все отлично встречают мои коллекции туфель, а у меня есть еще чем удивить женщин.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть