Два мира — два ЗИЛа

11.11.2012

5 декабря 2012 года самый большой в Москве Дворец культуры — ДК ЗИЛ — отметит 75-летний юбилей. Власти города решили подготовиться к празднику заранее. Девять месяцев назад здесь началась так называемая модернизация учреждения, подразумевающая чудесное превращение заводского ДК в городской культурный центр. А недавно в редакцию «Культуры» пришло письмо: бывшие работники Дворца культуры жалуются на массовое увольнение сотрудников, закрытие кружков, повышение цен... Просят разобраться. Мы встретились и с авторами письма, и с новым директором Культурного центра ЗИЛ Еленой Зеленцовой.

Дворец культуры Пролетарского района возвели по проекту архитекторов-конструктивистов Весниных в 1937 году на территории некрополя Симонова монастыря. Здесь были похоронены представители русских дворянских фамилий: Нарышкины, Муравьевы, Шаховские, Дурасовы, Татищевы... Могилы не сохранились — в ночь на 21 января 1931 года, в шестую годовщину смерти Ленина, большая часть церквей Симоновой обители была взорвана. На субботники по разборке монастырских руин рабочие ходили с лозунгом: «Построим на месте очага мракобесия очаг пролетарской культуры!»

Задачу выполнили. Очаг исправно горел 75 лет, переживая эпохи и властителей: работали студии, кружки, ансамбли, театр. На новогодние елки — одни из лучших в городе — съезжались дети со всей Москвы. Дом культуры был создан для народа. И был ему доступен. Многие занимались здесь бесплатно или за символические деньги. Выпускники взрослели и приводили сюда детей, внуков. Преподаватели работали десятилетиями.

1957 год — на летней площадке ДК приветствуют гостей Всемирного фестиваля молодежи и студентов; члены астрономического кружка следят за движением первого советского искусственного спутника Земли. 1967-й — в Колонном зале Дворца торжественно регистрируют новорожденных. В 1973-м с автозаводцами встречается Игорь Ильинский, в 1974-м — только что получивший Ленинскую премию Константин Симонов. В 1982-м в роскошных холлах Дворца снимаются эпизоды фильма «Чародеи»... Здесь выступал Герой Советского Союза летчик Михаил Водопьянов.

Чемпион мира по шахматам Василий Смыслов давал сеанс одновременной игры. В разное время в ДК занимались Валерий Носик, Василий Лановой, Вера Васильева, Игорь Таланкин, Алексей Локтев, Татьяна Шмыга. Так что теперь это не только история ДК ЗИЛ, но и наша общая, российская история.

Для представителей инициативной группы, пришедших в ДК мальчиками и девочками и проработавших там по 15-25 лет, модернизация учреждения, задуманная Департаментом культуры Москвы, вышла боком — все они оказались на улице. С кем-то не продлили договор, кого-то уволили по соглашению сторон, третьи ушли сами. Вот они говорят наперебой:

Людмила Виноградова: С первых дней появления нового руководства начался активный пиар. В каждой статье негатив: все развалено, обшарпано, сломано; коллективы — ай-лю-ли, балалаечники; мы пришли — мы все наладим. За три года это уже третий руководитель ДК. И каждый начинал с ремонта.

Маргарита Озолина: Знакомилась с персоналом Зеленцова по-деловому. На коллектив отводила 10-15 минут. Послушав хор, сказала: «В общем, вы мне нравитесь. Креативненько. А можете устроить флэшмоб на вокзале?» Люди обалдели. Мы разрабатывали программы по полгода — писали сценарии, шили костюмы. Сегодня культмассовый отдел — остов любого учреждения культуры — не нужен. Теперь есть только проекты, которые воплощают в жизнь специалисты: «нужно показать, что мы сами ничего не умеем, чтобы приглашать режиссеров и артистов».

Николай Новожилов: Хотели позвать сюда Серебренникова, Виктюка, оба приехали, покрутились и уехали.

Виноградова: Районы и их жители новому руководству ни к чему. Нужен мировой масштаб. Ориентация — на городских профессионалов. На тех, у кого есть деньги. Все должно быть ультрасовременное, элитарное.

Новожилов: Все замы нового руководителя — ее студенты с Винзавода, и сама она оттуда (Елена Зеленцова — искусствовед, кандидат культурологии, директор агентства «Творческие индустрии». — «Культура»). За 8 месяцев они поменяли здесь все на 80 процентов.

Елена Макарова: Деньги дают только под новые проекты, поэтому старое рано или поздно сойдет на нет. Директор прямо сказала: на юбилей приедет Собянин, только если мы покажем что-то новое. Однако все, что появилось в ДК в последние месяцы, уже где-то было. Скажем, «Булки не растут на деревьях» — раскрученная программа, которая давно идет в Москве.

Озолина: Руководителю детского фольклорного ансамбля «Жемчужинка» сказали: «Мы в вас не нуждаемся». И она, за три года собравшая в этот своеобразный коллектив 20 детей вынуждена была уволиться. Юбилейные концерты теперь можно устраивать где угодно, только не на сцене ДК. При том что зал всегда выкупался родителями детей-участников. Время репетиций на сцене ограничено, осветители не положены, «потому что это наши деньги», «ходите с фонариками».

Макарова: Центр раннего эстетического развития для детей от полутора до семи лет в ДК ЗИЛ был первым в Москве. 25 лет мы отрабатывали методику: сначала малыши занимаются с родителями, с трех лет — самостоятельно. Коллектив был внебюджетным и очень успешным. Но Зеленцова решила разбить Центр на отдельные кружки.

Виноградова: Было 22 кружка — стало 60...

По мнению бывших сотрудников, идет планомерное разрушение создававшейся годами, хотя, может, и не совершенной по сегодняшним меркам, системы ДК. Куда ходили поколениями (в творческих коллективах ДК ЗИЛ занимались более 2000 человек). И где основными принципами культмассовой работы было воспитание патриотизма и нравственности. Хореографический ансамбль «Юный ЗИЛовец» воспроизводил на сцене петровские времена и Куликовскую битву. Участники сами делали декорации, шили костюмы. Когда руководителя коллектива Анатолия Рязанова уволили, все встали на его защиту. Ходили к директору, писали письма. Не могли понять, как у человека, выросшего в ансамбле, поставившего множество народных танцев, воспитавшего не одно поколение артистов, может быть «неправильно организован процесс обучения». Имен экспертов, вынесших вердикт, коллективу не назвали. В результате — во главе «Юного ЗИЛовца» теперь молодой специалист по контрдансу.

Люди хотели работать. Предлагали варианты сотрудничества, в том числе идею создания на базе ДК столичного ретро-центра «Рожденные в СССР». Но оказались невостребованными. Да, так бывает. Новый руководитель — редакции газеты или федерального министерства — как правило, собирает свою команду. И это бывшие сотрудники готовы были понять. Не понимают они другого: почему нельзя было сделать переходный период, чтобы плавно ввести новых руководителей коллективов, зачем нужно было выбрасывать на помойку афиши, декорации, костюмы, отбирать у коллективов помещения, составлять неудобное расписание занятий, увольнять администраторов?

Справедливости ради следует заметить, что в беседе с корреспондентом «Культуры» Елена Зеленцова ответила на многие из этих вопросов. Но пусть выскажутся старожилы.

Людмила Виноградова: Даже в 90-е ни один коллектив не распался, а залы всегда были полными. Теперь директор заявляет, что Дворец должен составить конкуренцию торговым центрам. Хотя президент страны говорит о патриотизме и сохранении традиций.

Елена Макарова: Удивительно, что у Зеленцовой, выросшей в СССР, такое уничижительное отношение к прошлому. Когда в конце сезона мы выступили с «лебединой песней», устроив в ДК большой детский фестиваль, руководство смогло предъявить нам единственную претензию — «ужасное музыкальное оформление». На улице звучали советские детские песни.

Андрей Озолин: Мы — за здоровую конкуренцию. Но на что делает ставку новый директор? На школу «йо-йо»? На «Бегемотопись» — рисование обмакнутой в краску мягкой игрушкой? Или на выставку «Контриллюзии», которую посещали максимум восемь человек в неделю? Знаете, какие там были объекты «искусства»? Клейкая лента на полу. Шторы из небеленого льна на окнах. Пальма из пластиковых бутылок. Скульптуры из строительной пены. Инсталляция из кастрюль.

Макарова: Закрыт музей ДК. Не будет вечеров ни для тех, кому за 30, которые посещали более тысячи человек в месяц, ни для пожилых. Не нужны исторические балы, пасхальные и рождественские фестивали. Не говоря уже о совместных постановках с театром для глухонемых при Симоновом монастыре. Нет бесплатных мест для одаренных детей, если только они не лауреаты международных конкурсов.

Озолина: Изоляцию в помещениях для вокальных коллективов устроили из стекловаты, от которой у участников начались проблемы со здоровьем. Закуплена мебель «ИКЕА», не предназначенная для детских учреждений.

Виноградова: Не надо экспериментировать во дворце с мраморными колоннами! Не подходит ДК ЗИЛ под новую концепцию! Но самое страшное случится, если эксперимент продолжится в других ДК Москвы.

Макарова: Время покажет, кто прав, кто виноват. Только система уже будет разрушена. Скорее всего, безвозвратно.

Неподведенные итоги

Быть третейским судьей в споре между новым директором КЦ «ДК АМО ЗИЛ» и уволенными сотрудниками наша газета не рискнет. Но ситуация, как ни крути, трудная. С тех пор как в России начали создавать систему домов культуры, прошло без малого сто лет. Очевидно, что модернизация требуется.

Другой вопрос, что опыт переосмысления советского культурного наследия — не только ДК, но и театров, музеев, библиотек — у нас небогатый. Проще заимствовать что-нибудь западное. Образчиком в случае с домами культуры отчего-то был выбран лондонский центр «Барбикан». Почему именно он, глава Департамента культуры Москвы Сергей Капков не ответил. Догадаться тоже не получилось. Где «Барбикан», построенный в 1982 году в жилом квартале, и где появившийся на свет в 1937-м ДК Пролетарского района? В Рунете бродит информация, будто бы обновлять дизайн интерьера старейшего московского ДК позвали 38-летнего английского архитектора Николаса Чампкинса. Во что может превратиться памятник архитектуры, одно из лучших конструктивистских зданий в столице, вопрос уже второстепенный. Хотя и весьма болезненный для тех, кто хоть немного ценит настоящую архитектуру.

В конце концов, Бог бы с ним, с ДК ЗИЛ, если бы речь шла только о нем. Выделил город 170 млн рублей на его ремонт, обустройство и развитие, создал КЦ а-ля торговый центр и успокоился. Но это лишь первая ласточка. По информации на сайте Департамента культуры, «В рамках реализации госпрограммы «Культура Москвы на 2012-2016 гг» планируется создание 6 творческих площадок для поддержки негосударственных организаций на базе госучреждений культуры клубного типа: КЦ «ДК АМО ЗИЛ», КЦ «Москвич», Центра культуры и искусства «Меридиан», ДК «Капотня», ДК «Салют», ДК «Зеленоград». Ставится задача увеличения количества посетителей в 2,5 раза».

План превращения ДК в городской КЦ с привлечением всех жителей столицы — без сомнения, наполеоновский. Только осуществление сомнительно. Как мама трехлетнего ребенка могу сказать: мало кто в условиях Москвы отважится ездить с малышом на систематические занятия в другой конец города. Да и со школьником по вечерам не наездишься. Если, конечно, речь не идет о ЦМШ при консерватории, Ансамбле песни и пляски имени Локтева или школе Олимпийского резерва.

Цена вопроса — вот о чем еще стоит говорить. До начала процесса модернизации во дворце работало несколько коллективов — бесплатных для всех: фольклорные ансамбли «Ожерелье» и «Жемчужинка», хор русской песни, ансамбль русских народных инструментов «Ярмарка». За участие в Народном драмтеатре платили только студийцы первого и второго года обучения. Теперь абсолютно бесплатных кружков и студий нет (бюджетные места не в счет). В «Ожерелье», Народном драмтеатре и ансамбле народного танца «Юный зиловец» нынче все платят по 2000 рублей в месяц. В 2011-м месяц в ансамбле эстрадно-спортивного танца «Карнавал» стоил 1500 рублей, сегодня — 2000. Одно занятие в проекте «Булки не растут на деревьях» или кружке робототехники — 1000 рублей. Разовое посещение Детского центра автомобильного дизайна — 1875 рублей. Цена урока в химической студии — 2000...

О необходимости разработки Государственной стратегии в области образования, воспитания и культуры в начале нынешнего года говорили на Патриаршем совете по культуре, Пленуме Союза кинематографистов, в Общественной палате. Вопросы сохранения, использования и популяризации историко-культурного наследия, перспективы гуманитарного развития и творческого воспитания подрастающего поколения обсуждались на заседании Президентского Совета по культуре и искусству в сентябре. Решать проблему дворцов и домов культуры тоже хорошо бы на таком уровне. ДК — не торговый центр, не сфера услуг, это фактор воспитания юных и нормальной социализации зрелых, одна из гарантий нормального развития общества. Вдохнуть в устаревшие формы новую духовность — вот единственная пригодная здесь модернизация.

Директор КЦ «ДК АМО ЗИЛ» Елена Зеленцова:

«У меня был шок!»

Зеленцова: Одна из актуальных городских проблем сегодня — неравномерность культурной инфраструктуры. В Москве свыше сотни клубных учреждений, большинство располагает сценой, но там не идут спектакли московских театров и другие современные постановки, тогда как для жителей отдаленных районов поездка в театр проблематична. Поэтому главная задача — превратить ДК в современный городской культурный центр и повысить его посещаемость, в том числе за счет подростков.

культура: Что успели сделать с февраля?

Зеленцова: Сформировали основные направления. Поняли, как развивать сильные коллективы, существующие с 1937 года. Опираясь на европейский опыт, создали Дом танца, собрав в нем все, что было в ДК, и добавив современное, молодежное направление. Хотим дать новую жизнь библиотеке, до 1954 года бывшей филиалом Ленинки. Это будет общественный центр, мы докупаем новые книжки и откладываем в сторону ветхий фонд, делаем открытое хранение. Началась работа в лектории — первом в Москве, существующем на базе городского учреждения культуры. Уже состоялась успешная серия лекций о танце. Открылся книжный магазин. Работает центр творческого развития, куда переехали кружки Политехнического музея по физике, химии, робототехнике, автодизайну. Открыли мастерские художественного проектирования, где 13-17-летние создают проекты в синтетических жанрах. Например, делают зарисовки при помощи камеры-обскура. К нам присоединился популярный проект «Булки не растут на деревьях», этакая современная профориентация.

культура: Новое создавать не планируете? Задача — собрать все лучшее, что есть в Москве?

Зеленцова: На первом этапе будем собирать. Но, надеюсь, станем модельным проектом для других ДК, создав новую повестку занятий, иной формат праздников.

культура: Раньше в ДК можно было заниматься бесплатно. А теперь?

Зеленцова: О бесплатных местах можно узнать на сайте и у администраторов. Новые затеи, конечно, внебюджетные — для создания бюджетных мест необходимы ставки. Другая тема — отсутствие у клубного учреждения лицензии на допобразование. Когда я потребовала от руководителей коллективов программы занятий, началась маленькая война. У них ничего не было! Нет лицензии — нет контроля. Но ведь родитель, приводя ребенка в госучреждение, наивно полагает, что у педагога есть методика…

культура: Ни в одном из 22 коллективов не было программы?

Зеленцова: У кого-то были наработки. Но от одного коллектива до сих пор ничего не получила. Руководитель заявляет, что родители ей доверяют. С кадрами была дикая проблема. Человек 7-10 не имели не то что профильного, но вообще высшего образования. Последние двадцать лет завод не мог содержать ДК, и каждый руководитель считал, что коллектив — его вотчина. Зарабатывали, как могли. Накопили 400 кубометров мусора во всем ДК. Рухляди! Разломанной мебели! Кто-то был успешен, кто-то с трудом сводил концы с концами. Но низкие заработки работников культуры — миф. У меня был шок, когда я узнала, что здесь происходило.

культура: Люди получали бешеные зарплаты?

Зеленцова: Не все. У техперсонала они были ниже городского минимума. Кто-то жаловался, что зарплата — 18 тысяч. Забывая добавить: за два часа в неделю. И не успели мы прикрутить систему учета рабочего времени, как несколько человек принесли заявления об уходе. Сокращения штата, к слову, не было. Несколько человек были уволены по соглашению сторон. С выплатой компенсации в 3-4 зарплаты.

культура: Откуда скандальное непродление контракта с руководителем «Юного зиловца»?

Зеленцова: Чтобы доказать его несостоятельность, мы собрали лучших специалистов по народному танцу, в том числе из Дома народного творчества, Хора имени Пятницкого, и эксперты дали свои заключения.

культура: Разве участники коллектива не имеют права знать их имена?

Зеленцова: Трудно комментировать действия людей, которые считают, что во всем виноват руководитель Департамента культуры, и пишут письма, снабжая их приложениями: антихристианские высказывания Капкова; антироссийские высказывания; Капков — приспешник Абрамовича. И этим людям я должна дать телефон госпожи Пуртовой — директора Дома народного творчества?

культура: Почему нельзя было отдать ненужные декорации и костюмы тем, кто хотел забрать, вместо того, чтобы выбрасывать на помойку?

Зеленцова: Да кто вам это сказал?! Для таких людей принят закон о клевете. Я ведь со всеми разговаривала, два раза по два часа убила на этот «Юный зиловец», выслушивая мнения о госполитике РФ и нацсоставе Москвы. На мои просьбы поговорить о деле люди отвечали, что я шпион. Ситуация была такая: ни один костюм, ни одна декорация не стояли на балансе. Я сказала: «Дорогие друзья! Проходит инвентаризация. Новые сотрудники готовы в любое удобное для вас время посмотреть декорации, составить опись и принять их на баланс». Вы думаете, кто-нибудь пришел?.. Гораздо проще сказать, что все выбросили. В результате от полусгнивших декораций мы избавились. Остальные поставили на балансовый учет.

культура: От каких-то старых коллективов тоже избавились?

Зеленцова: Нет. Закрылся только маленький кружок «Жемчужинка», руководитель которого, молодая барышня, устала бороться за поиск детей на бесплатные места. Хотя в этом году мы все направления продвигаем централизованно, и, тьфу-тьфу, набор вполне…

Меня сильно критиковали, например, за то, что я закрыла вечера «Для тех, кому за 30». Жалею, что вы не можете посмотреть эту провинциальную дискотеку с песнями «Ласкового мая»!

культура: Если люди заплатили деньги, почему они не могут танцевать под музыку, которая им нравится?

Зеленцова: Могут. Но не у нас. Это не наш формат. Публика, которая ходит на такие мероприятия, хочет употреблять спиртные напитки и курить.

культура: Теперь не будет ни танцев для тех, кому за 30, ни ретро-вечеров для пожилых?

Зеленцова: Танцев не будет. Вечера продолжатся в новом формате. Живая музыка должна вызывать у людей ностальгию. У нас в активе более 900 человек, в том числе ветеранов ЗИЛа. Наша позиция: получать на такие мероприятия бюджетные деньги, оплачивать работу приглашенных коллективов и делать это хорошо. Ретро-вечера часто совпадают с ветеранскими концертами — пожилые люди могут прийти сюда на целый день. Послушать музыку, поучаствовать в бесплатных мастер-классах. Я говорила с ними — их заинтересовало, например, мыловарение.

культура: Много не довольных новой политикой ДК?

Зеленцова: Не много. Но есть. Знаете, что больше всего меня поразило здесь? Первый месяц я наматывала круги по ДК — ходила по отделам, общалась. Одни были вежливы, даже подобострастны. Другие — демонстративно колючи. Третьи — резки, грубы. Четвертые — старались понравиться. Но улыбки я не увидела ни у кого.

культура: Как планируете отмечать 75-летие ДК ЗИЛ?

Зеленцова: Ждем городское руководство. Театрализованное действо с привлечением людей из наших коллективов готовит специалист по массовым праздникам Александр Пепеляев. Одной из «участниц» станет машина ЗИЛ. Хотели использовать настоящую. Но я не рискнула взять ответственность за шеститонную машину на сцене. Мне кажется, территория ЗИЛа должна быть переосмыслена. И культура призвана сыграть в этом большую роль. Поэтому мы сохранили прежнее название. Хотим показать — творческий импульс сейчас очень важен. В этом — новый виток развития современных городов.

Прокомментировать ситуацию мы попросили руководителя 
Департамента культуры Москвы Сергея КАПКОВА:

— В ведомстве Департамента культуры 84 домов и дворцов культуры. С 1 июля к ним присоединились еще 30 ДК. Содержание этих объектов обходится городу в 1,7 млрд рублей в год. Основные посетители — дети и пенсионеры, и по нашим данным, в кружках и студиях всех московских ДК в 2011 году занималось всего 123,5 тысячи москвичей. Это недостаточные показатели для такой масштабной и дорогостоящей инфраструктуры. Поэтому принято решение разработать проект по модернизации московских ДК. Пилотной площадкой выбран ДК ЗИЛ. В последние годы ДК ЗИЛ, который является самым большим ДК (его площадь 23000 кв.м), посещало не более 170 тысяч человек в год. Концертный зал использовался под случайные, несистемные мероприятия. Большое количество площадей, в том числе лекторий, кинозал, помещения цокольного этажа не использовались; часть сдавалась в аренду непрофильным организациям. Число посетителей уменьшалось год от года.

Сейчас к управлению ДК пришла опытная команда под руководством Елены Зеленцовой — началась новая жизнь. В соответствии с бизнес-планом, который представило руководство, уже через три года вложенные в КЦ ЗИЛ инвестиции позволят увеличить внебюджетные доходы в три раза.

У правительства Москвы нет планов переводить ДК на «автономку». Это социально ориентированные учреждения, где занимаются и дети из семей с достатком, и социально незащищенные категории.

С момента назначения Зеленцовой директором КЦ ЗИЛ произошла определенная ротация кадров, но ни о каком массовом увольнении говорить не стоит. Существует представление, что учреждение культуры существует для сотрудников, но мы считаем, что учреждение должно работать для горожан.

Быть третейским судьей в споре между новым директором КЦ «ДК АМО ЗИЛ» и уволенными сотрудниками наша газета не рискнет. Но ситуация, как ни крути, трудная. С тех пор как в России начали создавать систему домов культуры, прошло без малого сто лет. Очевидно, что модернизация требуется.

Другой вопрос, что опыт переосмысления советского культурного наследия — не только ДК, но и театров, музеев, библиотек — у нас небогатый. Проще заимствовать что-нибудь западное. Образчиком в случае с домами культуры отчего-то был выбран лондонский центр «Барбикан». Почему именно он, глава Департамента культуры Москвы Сергей Капков не ответил. Догадаться тоже не получилось. Где «Барбикан», построенный в 1982 году в жилом квартале, и где появившийся на свет в 1937-м ДК Пролетарского района? В Рунете бродит информация, будто бы обновлять дизайн интерьера старейшего московского ДК позвали 38-летнего английского архитектора Николаса Чампкинса. Во что может превратиться памятник архитектуры, одно из лучших конструктивистских зданий в столице, вопрос уже второстепенный. Хотя и весьма болезненный для тех, кто хоть немного ценит настоящую архитектуру.

В конце концов, Бог бы с ним, с ДК ЗИЛ, если бы речь шла только о нем. Выделил город 170 млн рублей на его ремонт, обустройство и развитие, создал КЦ а-ля торговый центр и успокоился. Но это лишь первая ласточка. По информации на сайте Департамента культуры, «В рамках реализации госпрограммы «Культура Москвы на 2012-2016 гг» планируется создание 6 творческих площадок для поддержки негосударственных организаций на базе госучреждений культуры клубного типа: КЦ «ДК АМО ЗИЛ», КЦ «Москвич», Центра культуры и искусства «Меридиан», ДК «Капотня», ДК «Салют», ДК «Зеленоград». Ставится задача увеличения количества посетителей в 2,5 раза».

План превращения ДК в городской КЦ с привлечением всех жителей столицы — без сомнения, наполеоновский. Только осуществление сомнительно. Как мама трехлетнего ребенка могу сказать: мало кто в условиях Москвы отважится ездить с малышом на систематические занятия в другой конец города. Да и со школьником по вечерам не наездишься. Если, конечно, речь не идет о ЦМШ при консерватории, Ансамбле песни и пляски имени Локтева или школе Олимпийского резерва.

Цена вопроса — вот о чем еще стоит говорить. До начала процесса модернизации во дворце работало несколько коллективов — бесплатных для всех: фольклорные ансамбли «Ожерелье» и «Жемчужинка», хор русской песни, ансамбль русских народных инструментов «Ярмарка». За участие в Народном драмтеатре платили только студийцы первого и второго года обучения. Теперь абсолютно бесплатных кружков и студий нет (бюджетные места не в счет). В «Ожерелье», Народном драмтеатре и ансамбле народного танца «Юный зиловец» нынче все платят по 2000 рублей в месяц. В 2011-м месяц в ансамбле эстрадно-спортивного танца «Карнавал» стоил 1500 рублей, сегодня — 2000. Одно занятие в проекте «Булки не растут на деревьях» или кружке робототехники — 1000 рублей. Разовое посещение Детского центра автомобильного дизайна — 1875 рублей. Цена урока в химической студии — 2000...

О необходимости разработки Государственной стратегии в области образования, воспитания и культуры в начале нынешнего года говорили на Патриаршем совете по культуре, Пленуме Союза кинематографистов, в Общественной палате. Вопросы сохранения, использования и популяризации историко-культурного наследия, перспективы гуманитарного развития и творческого воспитания подрастающего поколения обсуждались на заседании Президентского Совета по культуре и искусству в сентябре. Решать проблему дворцов и домов культуры тоже хорошо бы на таком уровне. ДК — не торговый центр, не сфера услуг, это фактор воспитания юных и нормальной социализации зрелых, одна из гарантий нормального развития общества. Вдохнуть в устаревшие формы новую духовность — вот единственная пригодная здесь модернизация. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть