Back in БССР

08.06.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ, Белоруссия

Синеокая Белоруссия. Синявокая Беларусь. Вот уже без малого двадцать лет эта постсоветская республика вызывает чувство легкой зависти у миллионов россиян и раздражение политических элит Запада. Что, впрочем, не мешает европейскому бизнесу довольно активно инвестировать немалые суммы в белорусские проекты.

Однако в России о своих ближайших соседях, практически соотечественниках по несколько эфемерному, но греющему душу одним своим именем «Союзному государству», сегодня знают немного. Что уж говорить о представлениях о Белоруссии жителей других осколков советской империи. И именно для того, чтобы граждане некогда единой державы чуть больше узнали о том ее уголке, где наследие «единого могучего» сохранилось наилучшим образом, в конце мая в очередной, уже восьмой, раз был проведен Белорусский международный медиафорум. Форум, собравший журналистов и политологов практически со всех уголков бывшего СССР...

Вам когда-нибудь перебегал дорогу заяц? Нет, не выскочивший из электрички великовозрастный детина, драпом спасающийся от контролеров. А охристо-рыжий длинноухий русак, резво скачущий через несколько полос оживленной автотрассы. Не думаю, что подобное зрелище можно встретить только в Белоруссии, но лично для меня этот образ стал самым незабываемым символом недавней поездки в эту страну.

В начале 90-х, когда Советская Белоруссия в результате печально знаменитых «Беловежских соглашений» наряду с Россией и Украиной возглавила парад суверенитетов, одним из символов этой республики стал как раз таки заяц. На купюре номиналом «адзiн рубель» был изображен тот самый русак. Инфляция тогда очень быстро проглотила милую зверушку, но местную валюту до сих пор нередко именуют «зайчиками». В республике дважды проводилась деноминация — у зайца отрезали лишние нули. Но и это не помогло — сегодня обладатель российской пятитысячной купюры в Белоруссии в одночасье становится миллионером.

Впрочем, здесь практически каждый житель — миллионер. Средняя пенсия — около 2 000 000 «зайчиков». В переводе на российские рубли это чуть больше 7 тысяч. Однако низкие пенсии и невысокие зарплаты во многом компенсируются социальной сферой. Так, в Белоруссии в полной мере сохранилось бесплатное медицинское обслуживание для граждан республики, да и россияне нередко совершают сюда не только широко известные «трикотажные», но и «зубные туры». Затраты на билеты и даже проживание вполне оправдывают себя дешевизной и высоким качеством медицинского обслуживания.

Вообще удивительно низкие по российским меркам цены — еще один символ «Синявокой». Недорогие, но очень вкусные белорусские молочные (и не только) продукты постепенно вытесняют с прилавков Москвы подмосковную продукцию. И ведь никакой «черный PR» в духе: «А вы знаете, что этот кефир из зоны чернобыльского заражения?» — у россиян доверия не вызывает. Белорусские товары в России становятся все популярнее. Что говорить, сельское хозяйство и легкая промышленность в республике не только практически полностью сохранились, но и успешно пережили все экономические кризисы последних лет.

Вот уже лет двадцать ведутся разговоры о валютной интеграции России и Белоруссии, но наши сябры пока не готовы отказаться от этого видимого символа своего суверенитета.

— И правильно делают, — с улыбкой отмечает один из российских участников медиафорума. — Вообще-то я каждый год 3 июля поднимаю рюмку за независимость Белоруссии. Вы только представьте, что будет, если сюда приедут наводить свои порядки наши буржуи и чиновники. Не говоря уже о «южных братьях». Этак некуда будет поехать душой отдохнуть. Ну а здесь я подлинно отдыхаю — порядок, тишина, покой! А вы были на Белорусском море?

Нет-нет, это не шутка сродни «подводной лодке в степях Украины». Озеро Нарочь — место многих белорусских курортов, действительно, своими масштабами напоминает море. Увы, побывать на его берегах мне пока не удалось. А вот о 3 июля — белорусском Дне независимости, иначе — Дне Республики — хорошо знаю. Несколько лет назад довелось посетить древний Полоцк именно в этот праздник. Вплоть до 1996-го он отмечался тремя неделями позже — в день принятия Декларации о суверенитете Белоруссии — 27 июля. Но вскоре после избрания Александра Лукашенко президентом «бацька» организовал всенародный референдум, в результате которого перенес праздник на день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков (историческая память о Великой Отечественной войне здесь — национальная идея). Это пришлось по душе 88% граждан республики, но маргинальная либерально-националистическая оппозиция и сегодня не прочь помахать в конце июля своими бело-красно-белыми знаменами.

К слову, Александр Лукашенко очень быстро избавился не только от бело-красно-белого флага, но и от другого символического наследия Великого княжества Литовского, в 1991-1993 годах повсеместно вводившегося местными самостийниками. Бессменному белорусскому президенту оказалась куда ближе Советская Белоруссия, а потому и республиканский флаг, и герб, и гимн сегодня являют собой легкий «римейк» символов БССР. Хотя историко-культурное наследие Великого княжества здесь не отрицается.

— Меня часто спрашивают, кто я — поляк, белорус или, может, литовец? На что всегда с гордостью отвечаю: гражданин Великого княжества Литовского! — Мацей Радзивилл приехал на медиафорум из Польши, где работает исполнительным директором крупной компании, занимающейся модернизацией польских железных дорог. Мацей — потомок старинного княжеского рода, владевшего белорусскими землями на протяжении нескольких столетий. Сегодня он почетный гость республики, его постоянно приглашают в великолепно отреставрированные вотчинные замки — Мирский и Несвижский, фотографируются с ним на фоне охотничьих трофеев его предков, дарят ценные подарки в виде увесистых фолиантов издательства «Белорусская энциклопедия имени Петруся Бровки».

— Интересно, а претендовать на реституцию какого-либо имущества нынешние Радзивиллы могут? — спрашиваю я одного из белорусских организаторов медиафорума.

— Претендовать — могут, — смеется мой собеседник, давая понять, что прав на республиканское имущество у князя примерно столько же, сколько и у меня. Замки, в стенах которых прошла значительная часть работы медиафорума, воистину великолепны. Иные сетуют, что в их возрождение вложены баснословные по белорусским меркам суммы. Но глава местного райисполкома (да-да, многие белорусские должности навевают ностальгию) Иван Крупко уверен, что инвестиции окупятся уже очень скоро.

Здесь вообще не очень-то любят пускать пыль в глаза. Бацька не позволит. Вот уже 19 лет Александр Лукашенко правит республикой, и что бы ни говорили местные «болотные», в народе президента любят и ценят. Причем не только в белорусском. История о том, что в 1994-1995-м Лукашенко активно настаивал на воссоединении России и Белоруссии, но Ельцин испугался возможности триумфального избрания бацьки президентом единой страны, давно стала притчей во языцех. И даже если это не совсем так, легенда показательна. 

— Александр Григорьевич, доколе Вы будете президентом?

— До Коли!

В этом анекдоте весь Лукашенко. Человек, которому все равно, что о нем подумают на Западе, где его неоднократно признавали персоной нон грата. Собственно, а что он там не видел? Главное, что евро поступают исправно — инвестиционная привлекательность республики в значительной степени связана с непотопляемостью ее лидера. Даже легендарный первый секретарь компартии Белоруссии — трагически погибший в 1980-м Петр Машеров — правил 15 лет. Александр Лукашенко его уже обогнал.

Кстати, о Коле — восьмилетнем внебрачном сыне белорусского президента. Сыне любимом — отец не расстается с ним ни на официальных приемах, ни на военных парадах. Даже к папе римскому возил наследника. Сам бацька уже неоднократно подтрунивал над СМИ, намекая на то, что Коля когда-нибудь станет его преемником. А пока, лет до 80-ти, президентскую лямку придется тянуть самому. Шутки шутками, но отчасти и в этом залог популярности президента Белоруссии, одного из немногих подлинно харизматичных лидеров на планете...

Слова о том, что, очутившись в Белоруссии, попадаешь в «благословенный брежневский застой» — отнюдь не издевка. Каждый минский закоулок напоминает советское детство: чистые дворики, пасторальные старушки у подъездов и полная уверенность в безопасности. Барышень-курсисток, бесстрашно возвращающихся домой поздним вечером, здесь можно встретить повсеместно. И не сказать, чтобы повсюду было много милиции (вот вам еще одно ностальгическое наименование, утраченное в России). Просто люди здесь привыкли жить именно так: спокойно.

Рядом с советским наследием — современные здания из стекла и бетона (одно из которых — 23-этажная Национальная библиотека Белоруссии), а также не попавшие под запрет казино, особо привлекательные для соскучившихся по азарту российских нуворишей. То есть Европа, чем-то даже напоминающая западную. С ночными клубами, но без гей-парадов.

Молодая страна, небогатая сырьевыми ресурсами, имеет право зарабатывать на жизнь всеми законными способами. Разумеется, не забывая о собственной идентичности (к слову, в резолюции медиафорума особо высказано опасение, что глобализация, «созидание «всемирного человечества», может привести к ликвидации национальной самобытности»). Но здесь эта проблема не ощущается столь остро, как где бы то ни было. Хотя принявший активное участие в медиафоруме Владимир Гостюхин с горечью заметил, что и сюда постепенно приходит идеология «раскультуривания»: вместо подлинной культуры — шоу-бизнес, вместо зрителя и читателя — потребители. На мой вопрос, кто и как может изменить сложившуюся ситуацию, актер твердо заявил: только государство, ибо это его долг и обязанность.

Надо признать, что белорусское государство и здесь функционирует довольно эффективно. Это касается не только культуры и идеологии (последняя здесь не только существует, но и имеются официальные структуры, курирующие данную сферу), но и куда более приземленных вещей. За время работы медиафорума мы исколесили не одну сотню километров. И везде — не только на основных автотрассах, но и в глубинке — вдоль бескрайних насыщенно-желтых рапсовых полей и богатырских лесов тянутся просто идеальные по российским меркам дороги. Чувствуется, что в этом белорусы — не совсем русские. Или русские, но удивительным образом сумевшие изжить нашу многовековую беду.

В завершение основной части медиафорума в Мирском замке участников мероприятия «посвятили в белорусов». Таджики и казахи, русские и украинцы, армяне и прибалты были наряжены в белорусские «вышиванки» и препоясаны расписными кушаками:

— Делегаты РСФСР и Армянской ССР сардэчна вітаюць сваіх сяброў! — дружно шутили мы с директором Института Кавказа политологом Александром Искандаряном. Потеплевшие взгляды коллег стали лучшим ответом на все поставленные прежде вопросы: альтернативы постсоветской интеграции нет и быть не может. А потому логическим итогом встречи стали вопросы, в которых была лишь доля шутки:

— А далеко ли отсюда до Беловежской пущи? Может, успеем доехать и подписать меморандум о воссоединении? Ведь лучше поздно, чем никогда, организовать «Беловежье наоборот»!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть