Раба любви

09.07.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко пополнил коллекцию своих раритетов — в его афише появилась «Манон», поставленная четыре десятилетия назад английским классиком Кеннетом Макмилланом.

«Манон» — самый успешный и востребованный балет из библиотеки британского стиля. Его генетическая связь с романтикой страстей (по масштабу — шекспировских) и русским драмбалетом (с обилием исторических подробностей) — очевидна. На этой заново переработанной смеси Макмиллан и возводил величественные здания своих спектаклей. Роман аббата Прево в сентиментальном балетном прочтении полюбили повсеместно — спектакль стараются заполучить в репертуар многие театры мира. За аутентичностью исполнения следит фонд Макмиллана, там же решается, кому отдать историю о куртизанке, не доехавшей до монастыря и попавшей в гущу мирских интриг. В Музтеатре «Манон» поставили англичане Карл Барнетт и Патрисия Руанн. В бесконечно долгом (три акта) и многолюдном спектакле от их внимания ничто не ускользнуло.

Согласно первоисточнику, десятки героев (среди них немало безымянных) одеты с учетом всех бытовых деталей — от кринолинов и париков до мехов и лохмотьев. Так что скрупулезно воссозданные декорации с экипажами и будуарами Николаса Георгиадиса достойны высшей похвалы.

Театр подготовил три состава исполнителей главной пары любовников. Зрители, конечно, ждали своего любимца — премьера Сергея Полунина. Не без оснований. Полунину — воспитаннику Королевской школы Великобритании и экс-звезде «Ковент-Гарден» — известны все тонкости английского стиля. К тому же в Лондоне он уже проживал роль бедного студента де Грие, а в Москве сразил публику ролью кронпринца Рудольфа в кровавой мелодраме того же Макмиллана «Майерлинг». Билеты «на Полунина» разошлись заранее. Однако он не только не станцевал в премьерных показах «Манон» (говорят, и партию подзабыл, и репетиции игнорировал, так что постановщики были вынуждены снять его с роли), но еще и подал заявление об увольнении из театра, обещая «навещать» свои спектакли в статусе приглашенной звезды.

Полунина заменили в спешном порядке, пригласив датчанина Албана Лендорфа. Сложнейшая партия де Грие ему хорошо знакома, и он доказал, что фактура далеко не все определяет на балетной сцене. Невысокий, полноватый, с накачанными мышцами, Лендорф предъявил точный образ и уверенный танец: с легкостью вел адажио, безусильно справлялся с невероятно сложными поддержками и преданно обожал свою избранницу. Думаю, для новой солистки труппы Татьяны Мельник, внезапно оказавшейся без партнера, датчанин стал крепкой опорой.

Балеринам, рискнувшим создать образ Манон, приходится решать две задачи, обе нелегкие. Передать виртуозную хореографию Макмиллана и убедительно провести свою героиню по пути страшной судьбы. От миловидной барышни, одержимой первой страстью к юному де Грие, через соблазн продажного полусвета (богатый покровитель молниеносно вскружил Манон голову подарками и шелестом купюр) к высотам трагедии, когда обострившееся чувство вины приводит к гибели на каторжных болотах Луизианы.

Татьяна Мельник, хрупкая и гибкая балерина с внешностью травести и мягкими красивыми ногами, уверенно справляется с труднейшим текстом. В танце почти не заметна ее сосредоточенность на сложнейших поддержках — таких, как, например, в адажио второго акта, когда воздыхатели передают ее «из рук в руки», или как невероятные полеты в объятиях возлюбленного в предсмертной агонии. Видна напряженность в лепке образа, хотя танцовщица пока до конца не разобралась с мятежным духом своей героини. Что заставляет ее беспечно и без всяких мук отказаться от первой (и настоящей) любви или пойти на шулерскую авантюру в игорном доме? Не порочная же кровь, пускай единородный брат и торгует собственной сестрой. Красавец Дмитрий Соболевский в роли прохвоста Леско далек от внятных актерских ответов, а в моменты сольных вариаций смысл и вовсе улетучивается.

По той же схеме: сначала станцуем, потом сыграем — существует и ряд других исполнителей афишных партий. Роли же дают привилегию выстроить их под свою индивидуальность — в этом одна из причин, по какой едва ли не каждый артист мечтает об участии в «Манон». 

Именно из ажурной вязи актерских «петелек-крючочков», проясняющих мотивы тех или иных поступков, складывается труднообъяснимое островное понятие — английский стиль. Чем более мудреной и запутанной кажется интрига — тем интереснее для артиста. Однако прояснить фабулу удается далеко не всем исполнителям. Не справляются порой даже танцовщики «Ковент-Гарден», которые две недели назад показали свою «Манон» в Большом театре.

Эстетика полнокровной театральной игры и правдоподобие чувств в предлагаемых обстоятельствах близка как Музтеатру, так и его поклонникам. Цепкий взгляд преданной публики театра на Большой Дмитровке выхватывал среди массовки яркие «реплики» бродяг и каторжан, нищих и проституток, аристократов и дам легкого поведения. Не затерялись среди шумной сценической толпы обаятельный Главарь попрошаек (Алексей Бабаев) и находчивая куртизанка (Анастасия Лименько). Зрительским восторгам не было предела. Нет сомнений в том, что спектакль ждет долгий, шумный и заслуженный успех.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть