Видишь ли, Вася.., или Как меня не показали по «Рен-ТВ»

24.06.2014

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ

Вот вы говорите — цензура. Ну, не говорите — думаете. А если не думаете и при этом принадлежите к креативному классу, значит безнадежно отстали от тренда. Он (класс), выбирая из многочисленных причин для печали и гнева, остановился на самой оригинальной. И уже третью неделю оплакивает пару спектаклей, показ которых на столичном книжном фестивале был отменен. Отменен, заметьте, добровольно, организаторами фестиваля — после рекомендательного письма Минкульта. Никого не пытали, не насиловали, иголки под ногти не загоняли. Однако и лапша хороша, если надо проораться: караул, цензура!

Сейчас я расскажу вам, что такое истинная цензура и кто ею промышляет. Итак, история, леденящая кровь.

Звонок на мобильный.

— Это телеканал «Рен-ТВ», программа «Неделя» с Марианной Максимовской. Хотим взять у Вас интервью по поводу пьес, попавших в черный список газеты «Культура» и потому запрещенных к показу.

— Не вижу связи между нашей публикацией и отменой мероприятия.

— Вот и объясните это корреспонденту.

— Хорошо. Кто приедет?

— Рома Супер...

Журналист, носящий фамилию (или псевдоним?) Супер, запомнился мне по сюжету о фильме Андрея Звягинцева «Левиафан». За кадром тогда прозвучал следующий текст: «Что ждет героев картины? Ад. Причем не тот ад, который наверху...»

Помню, изумилась: надо же, человек видит ад наверху. Любопытная точка зрения. Все перевернуто с ног на голову.

— Ну, супер, — говорю. — Присылайте.

В назначенный день и час в кабинете материализовались трое юношей. Скромно завозились, передвигая мебель, выставляя свет, зашторивая окна. Чуть что: извините, будьте любезны. Надо же, думаю. Просто супер.

Самый молодой и симпатичный из трех занял позицию тет-а-тет.

— Можно начинать?

— Пожалуйста.

— Елена Александровна, Вы согласны с утверждением, что в нашей стране возрождается цензура? Например, ваша газета составила список запрещенных пьес...

— Видите ли, Роман...

— Я не Роман, я Вася...

«Ах, Вася! — думаю. — Это многое объясняет. Лицо у мальчика хорошее — не похоже, чтобы такой искал преисподнюю на небе. А я для него розыгрыш неприятный приготовила... Жаль пацана».

— Так вот, видите ли, Вася: газета «Культура» является акционерным обществом. Мы не получаем ни копейки бюджетных средств, среди наших учредителей нет Министерства культуры, и главное — как любое СМИ, мы не уполномочены что-либо запрещать или разрешать. Наша задача — информировать читателей. В частности, о том, на какие проекты еще недавно выделялись государственные деньги. Спектакли по упомянутым Вами пьесам финансировались из кармана налогоплательщиков. Мы опубликовали фрагменты этих двух — и множества других — пьес для наглядности. Пусть читатель сам делает выводы.

— Так, может, стоило и спектакли показать, а публика сама сделала бы выводы?

— Вполне возможно. Мы сейчас с Вами проведем эксперимент. Держите листочек. Читайте. Вслух читайте. Это фрагмент из пьесы Максима Курочкина «Травоядные», которую Вы приехали защищать.

Вася уставился на печатный (точнее, непечатный) абзац. По его нежному лицу — от короткой челки к подбородку — начала разливаться густая краска.

— Не нравится этот листок? Возьмите другой. Третий возьмите. Ну, читайте же. Вы полагаете, что это должно звучать со сцены. Карельский театр привез в Москву спектакль — его не показали. Безобразие! Давайте защитим свободу художественного слова!..

За моей спиной корчился от смеха осветитель. Оператор не по-товарищески подхихикивал, наблюдая Васины муки. Сердце сжималось от сочувствия к пареньку, но шоу маст гоу он — я продолжала подначивать.

— Смелее, смелее! У вас ведь программа для взрослой аудитории.

— Я не буду это читать! — взорвался вдруг розовый, как пион, Вася. — Я цивилизованный человек!

— Вы слышите себя, Вася? Вы только что признали, что автор пьесы — не цивилизованный человек. И те, кто хотел показать это в рамках книжного фестиваля, — дикари.

...Мы беседовали еще с полчаса. Уходя, Вася признался мне, что он тоже за все хорошее, против всего плохого, а непристойные листочки забрал с собой. Видимо, с целью предъявить их своему руководству — «запрещенных» пьес явно не читавшему.

Прощались рен-тэвэшники долго, бродили по отремонтированным коридорам и комнатам «Культуры», снимали журналистов за работой, наглядную агитацию на стенах («Будь частью решения, а не частью проблемы» и тому подобные мотиваторы). По итогам визита мне стали ясны две вещи: а) редакция наша коллегам понравилась; б) показать такое интервью в эфире программы «Неделя» немыслимо. Будь ты хоть супержурналист, сюжет о творцах и цензуре — в том виде, в каком он замышлялся, — непригоден к употреблению и должен быть вынесен на помойку, пока не завоняло.

Насчет первого пункта могу ошибаться, но по второму — словно в воду глядела. Либеральная цензура обнаружила себя во всей красе. Вместо оскорбленных драматургов за культурную тематику в «Неделе» отвечала депутат-единоросс Мария Максакова, внезапно разочаровавшаяся в антигейском законе. Выступление Максаковой было суперски смонтировано с хроникой безуспешно изгоняемого Горбачевым академика Сахарова. Прошу занести в протокол: если многострадальный академик с минувшей субботы вертится в гробу (депутат Максакова и мертвого поднимет), патриоты здесь ни сном, ни духом не виноваты.

Собственно, когда за пару дней до эфира журналист Супер начал обсуждать в соцсетях платье «открытой православной сталинистки Ямпольской», я поняла, что сюжет отменяется. На такое грошовое злопыхательство не расходуют силы, если готовятся дать бой по-крупному. Но кто в либеральном лагере сегодня может по-крупному? Остались недоросли-инфантилы. Вот документалист Манский в интервью украинскому порталу оскорбил Никиту Михалкова, а теперь рассказывает, что — да, бранился, но не для печати. Благородные люди... Впрочем, Бог с ними. Не то на дворе время, чтобы обижаться. Если осознать, каким ударам — и сколь долго — противостоит глава государства, комариные укусы Манского или Супера выглядят не стоящими обсуждения.

Но вот что я хочу сказать вам, товарищи единомышленники. Нас втягивают в войну, без которой мы предпочли бы обойтись. Пытаются выставить «охранителями», «запретителями», «мракобесами». Разводят демагогию про сакральный ценз 18+. Он, мол, все спишет. Из чего следует вывод, будто, отпраздновав совершеннолетие, можно (а то и желательно) слушать со сцены тупую похабщину. Следуя этой логике, ни в 19, ни в 20, ни в 40 лет личность уже не развивается, не способна меняться ни к лучшему, ни к худшему и не подвержена влиянию ни людей, ни обстоятельств, ни произведений искусства. 

«Драматургия должна быть опасна, — вещает не полюбившийся Васе драматург Курочкин. — Пьесы и пишутся для того, чтобы человек вышел за рамки своего обыденного существования...» Так предложите зрителю то, чего он, увы, лишен в жизни: грамотный литературный язык, тонкий юмор, глубину, задушевность, высокое и вечное. А то, глянь — решили поразить карельскую публику «Травоядными». «Напугали бабу высоким каблуком», — как говорил незабвенный Виктор Степанович (предвидя, вероятно, инициативу депутата Михеева). Прятать драматургическую беспомощность, отсутствие сюжета, героев, мыслей за матерщиной — позавчерашний прием. Отстой. Такое уже не носят. И вряд ли критики, орущие «Караул, цензура!», думают иначе.

Провокации с непристойными пьесами призваны отвлечь здоровое культурное сообщество, рассеять его силы. Некогда искать по России драматургов-самородков — приходится разгребать новодрамовские завалы. Трудно пока выращивать цветы — надо содрать асфальт постмодернизма, дабы понять, что под ним уцелело. Но борьба «против» — всего лишь санитария. Ее недостаточно. Культура — как любая сфера жизни, как и сама жизнь — есть собрание не запрещенного, но воплощенного. Культура формируется не из того, что пресечено, а из того, что увидело свет.

Человеку (и стране в целом) нужны две вещи. Первая — крепкий, надежный, на века построенный дом. И вторая — постоянный приток свежего воздуха, возможность уходить и возвращаться, держать открытыми форточки, выглядывать в окна. Заприте дом наглухо — однажды его обитателю захочется снести двери с петель, высадить рамы, а то и стены обрушить. Пережили, знаем. Бросьте человека на юру, на ветру — получите манкурта, родства не помнящего, готового служить кому угодно за угол и похлебку. Это мы наблюдаем по нашему креативному классу.

Граждане «запретители», «охранители», «мракобесы», давайте поднапряжемся. И обеспечим, наконец, российским талантам свободу творчества — каковой давно уже не было. Воевать у нас получается недурно (говорю с законной гордостью), теперь надо строить мир. Мир другого искусства. Мир других отношений творца к народу.

И, кстати, Вася: если канал «Рен-ТВ» укажет Вам на дверь, Вы знаете, куда обратиться.


Без комментариев. Фрагменты «запрещенных» пьес

Максим Курочкин, «Травоядные»

Персонаж я. А я, формально, персонаж. 
Я сам. Персонаж я, заметь. 

Персонаж я. Как будто это дает тебе какие-то преимущества. 
Я сам. Кроме личной воли, никаких. 

Персонаж я. Что? После таких слов ты в ж..., в двусмысленном положении. В метадвусмысленном положении. Свободной воли у тебя с комариный х... Ты такой же персонаж пьесы, как и я, но только с вы...бом.

Олжас Жанайдаров, «Душа подушки» (пьеса для детей)

Гречик. Я не хочу менять себя. И мне не нужно менять себя... Да, может, я неправильный. И поступаю неправильно. Но я счастлив.
Роза. И ты не вернешься?

Гречик. Костя будет приходить в сад. Приносить меня с собой. Мы еще увидимся.
Знайка. Это просто возмутительно…

Роза. Значит, он — твоя пара?
Гречик. Да, он.

Роза. Я так тебе завидую…
Гречик. И в твоей жизни будет пара. Вот увидишь.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (4)

  • alt

    Поляков К. 25.06.2014 18:07:24

    Госпожа Ямпольская, которая Елена Александровна! Я уже писал Вам, что Вы умудряетесь поднимать очень тяжёлые и больные темы нашего общества. В закономерности развития общества присутствует пункт: защита интереса общества. Именно поэтому цензура обществу - необходима, но российская беда в том, что сегодняшние "цензоры" не соответствуют критериям цензора общества. Их культурный ценз или интеллектуальный потенциал и "близко не стоит" к необходимому для этой работы. В первом письме к Вам я писал, что "ноги этого растут" российского дебилизма из лженауки. Ваш личный культурный ценз превышает во много раз культурный ценз тех, кто пытается Вас укусить. Эти "кусачии собаки", претендуя на роль "защитников общества", даже не знают принципиального интереса общества. Так по каким критериям они это пытаются сделать? Правильно: по "своим понятиям" или "понятиям" тех, кто платит. И Вы это прекрасно продемонстрировали "на Васе". Привожу цитату: "Но вот что я хочу сказать вам, товарищи единомышленники. Нас втягивают в войну, без которой мы предпочли бы обойтись. Пытаются выставить «охранителями», «запретителями», «мракобесами». Разводят демагогию про сакральный ценз 18+. Он, мол, все спишет. Из чего следует вывод, будто, отпраздновав совершеннолетие, можно (а то и желательно) слушать со сцены тупую похабщину. Следуя этой логике, ни в 19, ни в 20, ни в 40 лет личность уже не развивается, не способна меняться ни к лучшему, ни к худшему и не подвержена влиянию ни людей, ни обстоятельств, ни произведений искусства".
    «Драматургия должна быть опасна, — вещает не полюбившийся Васе драматург Курочкин. — Пьесы и пишутся для того, чтобы человек вышел за рамки своего обыденного существования...». Если не "воевать" с мракобесием, то тогда - "хана". А потому - воевать придётся до конца своих дней, так как это также закономерность развития: жизнь и смерть - это "две стороны одной медали". Только жизнь побеждает на основе отбора лучшего, а пока г-да, типа г-на Курочкина, отбирает только экскременты, так как выше этого уровня им уже не подняться: интеллектуального потенциала не хватает, а работать над повышением своего интеллектуального потенциала они не хотят и не знают, как это делается. Но это всё, повторяюсь, видно на принципиальной схеме построения современного общества (кстати, на ней нет "креативного класса"). Читая Вашу газету, приходится огорчаться, что единственным "светлым пятном" газеты являетесь Вы. А в одиночку Вам будет неотбиться от "кусачих собак". Почему Вы не хотите вокруг газеты объеденить тех, кто готов "воевать"? Читая цитаты из пьес, которые Вы приводите, и результат этих пьес в лице "Васи", мне становится как-то очень "тошно": у России нет будущего, так как оно в сегодняшнем молодом поколении в лице "Васи". "Тошно" от того, что моя жизнь закончится "Васей"? Не к этому я стремился.
  • alt

    Аветис 29.06.2014 18:06:26

    Пока идет подготовка к принятию "Основ государственной культурной политики", произошло два события. Одно – знаковое. Фильм «Легенда № 17» получил Госпремию. Второе – характера маневра. В рамках IX Московского книжного фестиваля в ЦДХ COLTA.RU организовала показ двух из числа упомянутых газетой «Культура» пьес - «Душа подушки» и «Травоядные». Оба - силами труппы кукольного театра «Жареная птица». Занятная структура – эта COLTA.RU, объявившая себя единственным независимым общественным СМИ. Есть попечительский совет, в который входят программный директор «Кинотавра» С. Алиева, ресторатор Д. Борисов, инвесторы А. Сенаторов и А. Туркот. Особо же значимыми представляются фигуры г-жи И. Прохоровой и продюсера А. Роднянского. Последний объясняет свои симпатии так: «COLTA.RU рассматривает культуру не как багаж, а как процесс. И видит этот процесс сложным, многовекторным и разнообразным. И дает возможность быть услышанными многим из тех, кто не сумел бы сделать это в одиночку».
    Слышите? Не как багаж, а как процесс. Главное, чтобы процесс пошел. И по тому, как он идет, можно сделать вывод: ряды сторонников COLTA.RU крепнут и становятся стройными. Смотрите, как дружно высказываются «кольтаристы».
    Елена Ковальская: «Они формируют образ России как страны, в которой не хочется жить», — пишет «Культура». Простите, но других драматургов у нас для вас нет.
    Дмитрий Ренанский так заключает свое «Безумство храбрых»: «Отечественным культурным властям хорошо бы поскорее понять: других драматургов и режиссеров у современного русского театра для них попросту нет».
    Попечителям COLTA.RU, судя по всему, удается привлекать новые источники финансирования и обрести организационную и финансовую поддержку при разработке новых проектов. Ведь с установленным минимальным стартовым взносом попечителя в 300 000 рублей не всякий приблизится к этому «независимому СМИ».
    А. Туркот считает, что COLTA.RU – цитирую – «уникальный в русскоязычном пространстве эксперимент краудфандинга». М-да. Вот как правильно перевести? Сбор денег толпой или сбор денег для толпы?
    Кто, собственно, является адресатом COLTA.RU?
    Рискну заявить, что число манкуртов, проживающих в нашей стране, можно определить с большой точностью, отняв от числа участников соцсетей тысяч 10. Сознание наших сограждан пленяется с самого раннего возраста. Сначала это происходит незаметно. Выпускник начальной школы должен «знать наизусть 10-12 стихотворений… 5-6 книг по темам детского чтения». Таковы требования программы «Перспектива» (!) по литературному чтению. 5-6 книг. За 4 года. Это при том, что разделу программы «Великие русские писатели» в 4 классе выделяется 36 часов. Но не только же книжки читают на таких уроках! Вот, например, в 1 классе на занятии по теме «Наш театр» занимаются инсценировкой английской народной песенки «Перчатки». В 4 классе сразу после урока по теме «Семейное чтение», посвященного сравнению аксаковского «Аленького цветочка» и «Красавицы и чудовища» Ш. Перро, «Наш театр» предлагает инценировку сказки Э. Хогарт «Мафин печет пирог».
    Это к вопросу о багаже. Да никакой духовный багаж в школе не формируется. Вся классика подавляющим большинством читается в кратком изложении. А дальше основным языком общения становится сленг соцсетей, потому-то пятая часть выпускников вынуждает Рособрнадзор снизить минимум для получения аттестата. Русской речью с каждым все большее число выпускников не владеет – по выражению Дмитрия Лихачева, «плюется словами».
    Все плохо или не все так плохо?
    Один из лучших, по всеобщему признанию, учителей-словесников – Лев Соболев - Толстым занимается до Достоевского, считая, что прежде нужно дать противоядие, а потом уже знакомить детей с ядовитым веществом. Умение Достоевского, разъясняет Соболев, видеть в душе человека таящиеся зло, бунт, сладострастие вызывало отторжение у Набокова, Бунина, Горького. Не любили он Достоевского и вроде понятно за что. Но дело в том, что героями-то Толстого тоже невозможно себя почувствовать! Ну кто в наше время после разговора с девушкой уставится подобно Пьеру в звездное небо?! «Это, - уверяет Соболев, - невозможное для нас в обычной жизни состояние». Ну разве что в ком-то отдельно взятом проявится, но это – Божий дар.
    Вот так. Минус Достоевский из багажа. Главное – вовлечь в процесс. И театр под руководством Соболева ставит «Сумасбродку» Гольдони. Главное – подготовить ученика к творческому акту. Лишь бы нашел в себе смелость заявить о себе.
    Один из приверженцев процесса, запущенного COLTA.RU профессор ВШЭ и создатель Imhonet.ru А. Долгин, долгое время экспериментировавший «над небанальными, немеркантильными способами использования денег», в числе других стал попечителем COLTA.RU, придя к выводу, что «тексту достаточно набрать несколько тысяч приверженцев, готовых внести десятицентовую лепту, и наберется конкурентоспособный гонорар».
    Толпа примет любой доходчивый текст, над которым не надо ломать голову. Особенно про всякий бунт и любое сладострастие. Долгин уверен, что он и его партнеры торят путь, которому суждено стать магистральным.
    Вопрос ставится так: либо – Культура, либо COLTА. Это, может быть, еще не война, но точно – противостояние. Если в Основах культурной политики не будет провозглашено, что самая большой ценностью народа является его язык, если мы не поймем это досконально и во всей многозначности и многозначительности этого факта, мы сдадим магистраль.
    Мы уже ее сдаем. На сайте COLTA.RU появились выделенные красным теги: Никита Михалков заступился за мат. Мария Максакова свое слово тоже сказала.
    Ценности, сохраненные и преумноженные классической русской литературой и отечественной культурой, никак не соотносятся с концепцией тех особ, что раз за разом предпринимают попытки изменить вектор развития наших детей, вовлекая их в эксперименты. Президент поощряет одних, чиновники и инвесторы поддерживают других. Противостояние продолжается.
  • alt

    Serega Berlin 30.06.2014 14:42:04

    Уважаемая Елена! Просто МОЛОДЦА! Можно было еще резче, но это дело вкуса. Компетентно и профессионально! Мое глубокое уважение и симпатии!
  • alt

    Волков 04.07.2014 08:46:07

    "Молодца"ли Елена Александровна и насколько - это еще вопрос… Хлесткое слово - "эка" ныне невидаль? И "глагол" ли ныне потребен, что "жжет" сердца или может быть все же нечто иное?
    Некто однажды небезосновательно заметил - общение оправдано тогда и только тогда, если в ходе его совершается духовная работа… Так вот, коли исходить из Божией промыслительности ситуации ( а православный человек именно так и "подходит" к ситуациям), то звонок с "известного" телеканала и последующий "визит" Василия с его "особым" взглядом на местоположение Ада были вовсе не случайными -явно не столько для того, чтобы "схлестнуть" главного редактора с очередными "противниками" на "встречных" "курсах" - ибо сии действа только ожесточают, но никак не ведут к расширению-углублению миропонимания… Так зачем был прислан Василий? Может быть, Господь через него и пытался в очередной раз напомнить главному редактору, по сути, о взятом сравнительно недавно обязательстве сеять "доброе-вечное"?
    Что там, в материале" "Миссия культуры" Еленой Александровной говорилось-обещалось: - "…Единственный фундамент, на котором может стоять и укрепляться государство, - качественный человеческий материал… …Если мы с этим соглашаемся, то национальная миссия культуры очевидна.
    Почему я говорю, что это всё-таки миссия культуры? Потому что, к сожалению, на мой взгляд, православию не удалось стать идеологией современной России. Может быть, эпоха не та. Но мне кажется, что Церковь сама не доработала - в лице ее "пиарщиков", тех, кто призван вести диалог с обществом, в том числе, с людьми невоцерковлёнными… …Влияние Церкви на обычного рядового россиянина уменьшается. Поэтому ценности в общество сегодня должна нести культура, больше некому…»
    И тут "появляется" "Вася"… Не с "ценностями" - Творцу, они по большому счету - "до лампочки" в смысле "первоочередности-второстепенности" в деле реального высветления души человека! Василий, "по сути" приходит с целым перспективнейшим направлением работы для издания скажем, так - "Прикладной религии". Не пресной, а живой!
    Отчего это у Василия - Ад не там где "положено"? Может быть, человек ранее высказываясь "за кадром" имел ввиду нечто другое или вкладывал иной смысл? Однако, вероятнее всего "пребывая-вращаясь" на РЕН TV "испытал" воздействие "тарелочно-летающе-астрологически-магически-мистической" " мешанины, " чего "вдоволь" представлено ныне на телеканале… С одной стороны вызывающей "интерес", а с другой - неупорядоченной, а потому - опасной в выводах! Вот где действительное "поле сражения"! Духовно-интеллектуального! И за будущее России в коей государству "выставлен" мировоззренческий запрет!
    Кому "править" ситуацию? С учетом вышеизложенных обстоятельств получается, что кроме как "Культуре" более некому!?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть