Елена Водорезова: «Харламов был великим и простым»

21.05.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

21 мая у знаменитой фигуристки Елены Водорезовой юбилей. Когда ей было двенадцать, весь мир знал ее как «девочку с хвостиками». Ученица Станислава Жука — тоненькая, длинноногая, как олененок, она легко исполняла каскады, которые не давались даже мужчинам.

В сложных тройных прыжках она стала рекордсменкой, а заодно вывела отечественное женское катание на мировой уровень после долгой паузы. Потом выпала спортивная пауза и ей — поклонники из всех стран переживали по поводу болезни своей любимицы. К счастью, Лена вернулась в спорт, завоевала медали и ушла на пике славы. Сегодня жизнь пятикратной чемпионки СССР, призера чемпионатов Европы и мира связана с родным ЦСКА, где она возглавляет спортивную школу фигурного катания. Точнее — после провала 90-х с оттоком тренерских сил из страны возрождает добрые традиции российского спорта. Подобрала сильную команду тренеров, переживает, что не хватает льда, рада, что президент обещал второй каток и что времена, когда в спорт начинают вкладывать деньги, похоже, наступают.

культура: Вы из спортивной семьи. Наверное, родители привели Вас на лед рано?

Водорезова: Действительно рано, в четыре года. Привела меня в оздоровительную группу на открытый каток «Динамо», что на Петровке, бабушка. Там занимался внук ее подружки, вот бабушки и решили, что смогут приятно проводить время за разговорами, пока чада катаются. Чуть позже тренер заметила мои робкие успехи и посоветовала определить меня в спортивную школу.

культура: И Вы попали в школу ЦСКА?

Водорезова: Меня сначала не приняли. Пару недель назад, на празднике 90-летия ЦСКА, директор школы извинялся, что не взял. Буду честной: зачислили меня в приказном порядке, по блату, свою роль сыграл случай. Мой папа обратился к начальнику команды фигурного катания ЦСКА, с которым учился в институте.

культура: Конечно, я не специалист, но как можно не заметить Ваш феноменальный прыжок? Он — главное, остальному можно научиться при желании.

Водорезова: В шесть лет мы особо не прыгали. Важен был результат — насколько комфортно почувствовала я себя в спортивной школе, какая веселая жизнь началась.

культура: То есть Вы считаете, что спорт не лишает детства?

Водорезова: Нет, конечно. Я и сына отдала в спорт. Хотя у него не сложилась карьера футболиста, но занятия сформировали и характер, и личность. Сын стал дисциплинированным, организованным, самостоятельным. Что до моей спортивной юности, то у нас быстро возникла компания, мы успевали и тренироваться, и в кино ходить, и дни рождения отмечать, и гулять. Сейчас такая же насыщенная жизнь у наших воспитанников. Разве лучше, когда дети слоняются по дворам и подъездам?

культура: Способности позволяли тренироваться меньше? 

Водорезова: Знаете, в спорте существует такой парадокс: ленивый, даже если его Бог поцеловал, ничего не добьется. Лень губит талант на корню. А тот, кто упрямо движется к цели — именно потому, что ему многое тяжело дается, — выигрывает. Путь к победам лежит через труд и пот. Легко не бывает.

культура: Давайте вернемся в Ваше детство. Как перенести славу, накрывшую Вас в 12 лет?

Водорезова: В этом возрасте к славе очень спокойно относишься. Еще не сознаешь, что такое Олимпийские игры, ответственность, честь страны — просто отправляешься на соревнования и с одного уровня переходишь на другой, более серьезный. Вот и все. К тому же Жук серьезно подготовил меня и психологически, и физически, никакого дискомфорта выступления мне не доставляли. Все воспринимала с восторгом, мне нравилось кататься. Тяжелее стало лет с 18-ти: во мне по-прежнему видели девочку с косичками и не хотели замечать, что я выросла. Так и не смогли понять, почему я в 21 год закончила выступления.

культура: Разве не полиартрит оказался причиной? ФОТО: НИКИТА БОРЩЕВСКИЙ

Водорезова: Болезнь была, но ушла я не из-за нее. В наше время спортсмены начинали себя проявлять на высоких соревнованиях лет в 17-18, завершали карьеру в 25-26. Я оказалась на гребне значительно раньше. Ушла, потому что накопилась страшная усталость.

культура: Вашу болезнь обсуждала вся страна, говорили, что она — следствие перегрузок.

Водорезова: Причины полиартрита неизвестны. Думали, что наследственность, но в нашем роду никто не страдал от подобного недуга. Как, кстати, и в семье моей подруги, страдающей тем же. Никаких нагрузок, кроме умственных, она не знала.

культура: Помните первую «взрослую» медаль на международных соревнованиях?

Водорезова: Первую «бронзу» получила на чемпионате Европы в 1978-м. Выступила, переоделась, собрала вещи и пошла к автобусу, который курсировал между стадионом и отелем. Вдруг услышала крики: «Лена, ты, куда? У тебя медаль». Тут же на меня стали натягивать платье, надевать коньки — еле-еле успела на церемонию награждения. Даже не думала, что могу попасть в тройку.

культура: Были соревнования, когда чувствовалось, что Вас обидели? Вы же понимали, что стали первой фигуристкой, исполнившей в программе пять тройных прыжков?

Водорезова: Когда не занимала призовых мест, всегда могла объяснить — почему. Знала, чего не сделала. Какие обиды, я же шла первым номером в сборной, а первый номер всегда поддерживается Федерацией.

культура: Квартиру получили?

Водорезова: Да, забавная история. Приехали японцы снимать фильм обо мне и впали в шок от нашей коммуналки. Длинный коридор, сосед-алкоголик вышел в трениках, растянутых на коленках… Позже оказалось, что его выход нам очень помог. На съемках присутствовали переводчица и кто-то из спорткомитета. Они доложили руководству о жуткой реакции японцев. Вскоре Центральный спортивный клуб выделил нам хорошую двухкомнатную квартиру на Беговой, где до сих пор живут родители.

культура: Многие спортсмены «кормят» своих молодых еще родителей, это так?

Водорезова: Трудовую книжку мне открыли в 11 лет.

культура: И что там написано в графе «профессия»?

Водорезова: Как у всех — спортсмен-инструктор. Я получала рублей 300-400, когда родительские зарплаты едва доходили до двухсот рублей. Папа был тренером, мама вела физкультуру. Сейчас спортсмены тоже хорошие деньги получают.

культура: Цифры не назовете?

Водорезова: Нет. Хотя бы потому, что ставки разные — в зависимости от званий и достижений. Все в руках самих спортсменов, у них огромный стимул.

культура: Легко ушли из спорта? Лед по ночам не снился?

Водорезова: Переход к другой жизни оказался для меня безболезненным. Я вышла замуж. Мы ездили, наслаждались жизнью, которой я раньше не знала. Никогда раньше не отдыхала, а тут мы поехали в Дагомыс. Сергей показывал мне все лучшее, что есть в нашей стране. Бог дал мне возможность легко войти в новое время, тогда как мои друзья-хоккеисты болезненно расставались со спортом и не могли себя найти. Вся их жизнь была отдана спорту, и вдруг они оказались никому не нужны.

культура: Разве путь в тренеры открыт не всем выдающимся спортсменам?

Водорезова: Не все хотят тренировать, да и не каждому это дано. Сейчас многие фигуристы находят себя в шоу. Знаю, что и Ирине Родниной, и Людмиле Пахомовой предлагали выгодные контракты в зарубежных шоу, но советским спортсменам такой путь был закрыт. Хоккеистам и сегодня намного сложнее, а ведь они уходят из спорта уже людьми семейными, с детьми, которых надо кормить. Вот в чем проблема.

культура: Как бы Вы решили столь сложный вопрос?

Водорезова: Считаю, что олимпийские чемпионы, чемпионы мира и Европы должны получать достойную пожизненно пенсию. Как и те спортсмены, кто стал серебряными и бронзовыми медалистами. Каждый выкладывался по максимуму и прославлял свою страну.

культура: Раз заговорили о хоккеистах, то как не спросить о Валерии Харламове? Тем более, что фильм «Легенда № 17» бьет все рекорды кинопроката.

Водорезова: Фильм пока не видела, но обязательно посмотрю. Нас приглашали на просмотр, но я была в Японии. Татьяна Анатольевна Тарасова сказала, что посмотрела ленту с удовольствием и про отца ее многое там сказано правильно, с экрана узнается тарасовский характер. Вообще фильмы про спорт редко бывают удачными. Какую ерунду там тренеры говорят спортсменам, — просто смешно слушать. Думаю, «Легенда №17» — приятное исключение. По фрагментам, которые видела по телевизору, показалось, что верно схвачен образ Харламова: похожи упрямый взгляд и жесты такие же колкие. Мне вообще нравится артист Данила Козловский.

культура: Извините, но говорят, что Вас и Харламова связывал роман…

Водорезова: Мы общались, дружили, у нас была общая молодость и один лед — наши тренировки сменялись хоккейными. В нашу компанию входили более молодые ребята: Фетисов, Касатонов, Ларионов, Крутов. Валерий же намного старше меня, женился, когда мне исполнилось только 13. Он был звездой.

культура: И каким характером отличался хоккейный секс-символ советской эпохи?

Водорезова: Есть такие спортсмены, к которым вообще не подступиться. А Валера при всей своей славе и популярности оставался очень легким человеком. Великий и простой. Здесь давайте закроем эту тему.

культура: Простите, тогда еще один «пограничный» вопрос — о Станиславе Жуке. Вы протянули ему руку помощи.

Водорезова: Я тогда ждала сына и отошла ненадолго от фигурного катания. Мне позвонили и рассказали о ситуации, в которой оказался Станислав Алексеевич.

культура: Стоит о ней напомнить. Фигуристка и ее хореограф отправили письмо в ЦК КПСС, сообщив, что тренер неравнодушен к своим молоденьким подопечным. А Вы написали письмо в его защиту. Когда, спустя время, Жук читал Ваше послание, он плакал…

Водорезова: Узнав о жалобе, я возмутилась: как же можно? Жук был военным человеком, и если бы его исключили из армии, он бы лишился пенсии подполковника. Любые проблемы можно решить цивилизованно. Поймите, многим он сделал имя. У меня тоже не всегда гладко складывались отношения с Жуком, но как забыть, что весь мир знает Лену Водорезову только благодаря ему? Может, я бы до сих пор жила в коммуналке, если бы не Жук. Какая разница — выпивал он или нет, нравились ему юные воспитанницы или не нравились? Он — великий тренер, воспитавший плеяду выдающихся спортсменов. А в конце жизни оказался нищим.

культура: К годовщине смерти Жука телевидение показало фильм с щемящими воспоминаниями очевидцев: как просил он устроить его хоть на какую-нибудь работу, как его не пускали на каток... Его действительно лишили работы и он умирал в одиночестве?

Водорезова: Он занимался с ребятами, когда они об этом просили. Его назначили консультантом сборной, но на этой должности он удержаться не смог. Тут нужно быть дипломатом, а он никогда не умел обходить острые углы. Может быть, и не хотел. В Японию его пригласили, но там он работать не смог. Под конец жизни стал очень религиозен, ходил на службы, строго постился. Но в одиночестве он не умирал, о нем заботилась дочь.

культура: Вы совпали с Ириной Родниной на тренировках у Жука?

Водорезова: Да, но только на один год. Роднина приняла меня тяжело. Ей казалось, что Жук променял ее на меня. Когда я выросла, мы со Станиславом Алексеевичем обсуждали эту тему. В тот момент ему стало понятно, что он иссяк: что-то в катании пары его уже не устраивало, а меняться они не хотели. Жук дал Федерации гарантии, что Роднина еще 2-3 года будет лучшей и без помощи тренера. Расстались они спокойно, но Роднина все равно связывала ситуацию с моим появлением.

культура: Вы — мягкий тренер?

Водорезова: По молодости была намного жестче. Однажды муж зашел за мной и услышал, как я кричу. Потом сказал, что не подозревал во мне такого деспота. Мои ученики сейчас уже сами тренируют в нашей школе, и я иногда из кабинета слышу, как они на льду кричат. Говорю тогда: «Не повторяйте моих ошибок. Вы кричите, как я кричала на вас когда-то. Не стоит, все можно объяснить спокойно». Сначала надо точно научить, а потом уже требовать.

И сейчас кричу, но редко, когда выведут из себя, допекут. Понимаете, физически трудно заставлять себя два раза в день — и каждый день — тренироваться. Спортсмены всегда живут на преодолении. Если на тренировках они не могут преодолеть себя, то и на соревнованиях ничего не добьются. Я знаю о своих учениках больше, чем их родители. Мне трудно кого-то выделить — люблю всех. Они только выходят на лед, а я сразу вижу, что с ними сегодня можно сделать, а чего нельзя.

культура: Как Вы относитесь к ледовым шоу с непрофессионалами? К «Ледниковому периоду», например?

Водорезова: Смотрела с интересом. Участники начинали тренироваться на нашем катке и действительно еле на ногах стояли. Нас удивило, что актеры оказались людьми со стержнем. Такие шоу любопытно смотреть, и они стимулируют интерес к спорту у широкой публики, так что я — за.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть