Колея к храму

17.05.2013

Анна ЧУЖКОВА

Проблемы подмосковных усадеб широко известны и в основном однотипны. Но вот в имении Константина Сергеевича Станиславского, Любимовке, сложности особые. Земля здесь — в государственной собственности, реставрация ведется полным ходом. Однако избирательно. Местные жители пригласили корреспондента «Культуры», чтобы рассказать, как они борются за восстановление усадебной церкви.

На передовую!

— Как к вам добраться? — спрашиваю у музеолога Ольги Мироновой, обратившейся к нам в газету с просьбой о помощи.

— Садитесь на автобус до Подлипок и езжайте на передовую...

Куда-куда?! Видимо, борьба в Любимовке, и правда, разгорелась нешуточная... Но, оказывается, это название нужной мне остановки — фабрика «Передовая текстильщица». Кстати, тоже след русского купечества. Шелковое производство здесь было налажено Сапожниковыми — ближайшими родственниками Алексеевых, к чьему роду принадлежал Константин Сергеевич Станиславский.

«От одного из центральных вокзалов минут сорок великолепными лесами вековых, пышных, гигантских елей и сосен, а потом версты три в пролетке», — так описывал дорогу в Любимовку Немирович-Данченко. Чтобы проделать этот путь сегодня на общественном транспорте, потребуется приблизительно полтора часа. Правда, леса махать еловыми лапами вслед не будут. Только гастарбайтеры провожают грустным взглядом: вдоль Ярославского шоссе стихийно организовался крупнейший в Москве рынок самой дешевой рабочей силы. Промзоны, Мытищи, Королев... И вот я на месте, в 15 километрах от Московской кольцевой. Спрашиваю у бабушки на остановке, в какой стороне заветная Любимовка, та разводит руками: «Я здесь недавно живу, всего лет пятнадцать... Так что об усадьбе ничего не слышала. Знаю, есть в Болшеве музей Цветаевой. А вообще дачи всех знаменитых артистов — в Валентиновке, может, там ваш Станиславский?»

Хорошенькое начало...

Для купцов и народных комиссаров

20 марта 1869 года отец Станиславского, Сергей Алексеев, с сестрой Верой Сапожниковой приобрели имение в тридцати верстах от Москвы, около полустанка Тарасовка Ярославской железной дороги — приблизительно 55 гектаров по цене 28 500 рублей. Площадь усадьбы сегодня сократилась раз в семь, но земля дешевле не стала. Наглядный показатель — высота и основательность заборов соседних «имений». К тому же место обладает теперь еще и дополнительной ценностью — как памятник культуры.

Знаменитому купеческому роду усадьба принадлежала почти полвека. Здесь состоялись первые постановки еще маленького Кости Алексеева, репетировали «Царя Федора Иоанновича».

Лето 1902-го здесь провел Чехов с супругой. «Антон Павлович в отличном настроении, пошучивает и с утра сегодня сидит на реке с удочкой», — пишет Станиславскому Ольга Книппер. «От такой хорошей жизни сделаюсь, пожалуй, оптимистическим автором и напишу жизнерадостную пьесу», — вторил Чехов. А вышел — «Вишневый сад». Запомнился писателю колокольный перезвон усадебной церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Каждую субботу Чехов приходил к ней слушать благовест. «Летняя, славненькая, и слышно пение, когда сидишь в саду или на террасе», — так описывала Книппер домовую церковь. Полюбилась она и Федору Шаляпину, который, гостя у Алексеевых, иногда пел в храме. 5 июля 1889 года здесь состоялось венчание Станиславского с актрисой Марией Лилиной.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы построена предыдущей владелицей Любимовки — помещицей Крекшиной — и приписана к болшевскому храму Святых Космы и Дамиана. Не только Алексеевы, но Сапожниковы, Якунчиковы, Мамонтовы — все местные купцы здесь молились и причащались.

В 1917-м светлая полоса для усадьбы заканчивается. В 20-30-е здесь разместился дом отдыха для работников Совнаркома. «Павильон в настоящее время разрушается и превращен администрацией дома отдыха в склад матрацев, старых кроватей, ломаной мебели, хотя местные жители упорно продолжают его именовать клубом Станиславского», — описывал в 1938 году сын дирижера Морица Гольденблюма дом отдыха. Он же стал приютом для детей воюющей Испании.

В 1960-х здесь расположилось общежитие Московского пединститута имени Ленина. Постройки, по свидетельству побывавшей в имении сестры Станиславского, выкрасили в «неприлично зеленый цвет». Затем Любимовка перешла в ведение Бабаевской фабрики, исторические здания заселили 114 семей. А храм? Конечно, был закрыт после революции. Но вскоре заработал — как магазин.

В 1975-м усадьбе, наконец, присвоили статус памятника истории местного значения и поставили на госохрану.

«Секта» на огородах

За свою долгую историю Любимовка пережила и нашествие наполеоновских войск (в 1812-м их через Клязьму не пустили казаки), и революцию, и Великую Отечественную. Но поздние советские и первые постсоветские годы оказались едва ли не трагичнее. Усадьба часто переходила из рук в руки: сначала ее отдали Союзу театральных деятелей СССР, затем — Мемориально-культурному центру им. К.С. Станиславского при наследнице СТД — Международной конфедерации театральных союзов; дальше — производственно-коммерческой фирме «Театрон». Пока решались вопросы собственности и проходили круглые столы на тему реконструкции, памятник разрушался.

В 1993-м пришлось разобрать главное здание (так называемый «дом с ушами»). Вердикт реставраторов: восстановлению не подлежит. Наибольший вред памятнику нанес последний постоялец — жук-древоточец. В это же время сгорает «белая дача» Сапожниковых. Всюду — грядки, крошечные огородики за заборчиками, бурьян да молодой лопух. Между деревьями протянуты, не гамаки, нет! — веревки для сушки белья, на них простыни, детские чулочки, рубашечки», — так выглядела Любимовка в описании театроведа Ланы Гарон.

В 1996 году усадьба отдана в бессрочное безвозмездное пользование Международному благотворительному фонду К.С. Станиславского под председательством Олега Ефремова.

Наконец началась реконструкция. Как рассказала «Культуре» вице-президент Зейнаб Сеид-Заде, фонду пришлось столкнуться со множеством проблем, отвоевывать землю, которую нещадно распродавали. Кругом — выгребные ямы! От великой театральной истории не осталось и следа, а на территории Любимовки разместилась некая «секта».

— Они через дорогу коттеджи строили, быстро стали богатеть. Устроились во флигеле, там отпевали за деньги, привозили трупы. Причем церкви как таковой не было. Если люди хотят чем-то таким заниматься, они должны восстанавливать храм, а не устраивать личные дела во флигеле. Мы остановили весь безумный процесс. Олег Николаевич Ефремов с этим покончил. Он очень возмущался, — рассказывает вице-президент фонда.

Уже в 2004-м подготовлен план реконструкции усадьбы, выполнены противоаварийные работы с сохранением оригинальных планировок в доме Владимира Алексеева (брата Станиславского), отремонтированы театральный флигель и выставочный павильон. Домам вернули исконный кремовый цвет. Рассказывают, что Петр Фоменко плакал от счастья, когда побывал в восстановленной Любимовке. Казалось бы, наступила развязка. Но пресловутое религиозное братство заявило о своих правах.

«Крестовые походы»

— «Сектой» Зейнаб Мухамедовна называет общину Покровского храма усадьбы Любимовка Московского патриархата Русской православной церкви. И создана эта община по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Что же касается «богатства»… У нас батюшка в неделю получал 500 рублей. Местные бабушки приносили соленья, варенья. Подкармливали его семью, — рассказывает иерей Никита Потапов.

Богослужения действительно совершались во флигеле — доме церковного причта, где во времена Алексеевых жил священник. Ведь храм был фактически в руинах. В 1996-м община начала реконструкцию церкви: восстановлены алтарная часть, кладка. Делу помог староста, известный меценат. Строительный бизнес у современного «купца» действительно имеется. На его счету — реставрация храмов в Переяславле-Залесском, Ростове, Рыбинске, реконструкция Успенского собора в Ярославле. Вот только в Любимовке довести работы до конца не удалось. Фонд как полноправный хозяин усадьбы дальнейшее строительство запретил, а общину с территории выселил.

— Одним из предлогов было то, что мы вели реконструкцию не по технологии — строили не из дерева, а из кирпича, — руководствуясь исключительно тем, что так церковь дольше простоит. На внешнем виде это никак не отразилось бы, все равно планировали обшивать стены досками. В любом случае, мы готовы были перестроить — средства имелись. Нас даже слушать не стали, — сетует отец Никита.

С 1999 года приход церкви Покрова неоднократно обращался и к соответствующим государственным органам, и к фонду Станиславского с просьбами о передаче храма патриархату. В ответ получали только отказы. Мотив — нецелесообразность.

— На этом месте была часовня, делать из нее церковь странно. Зачем? Неподалеку есть другой храм, — рассуждает Зейнаб Сеид-Заде.

Вот только, когда община взялась за реконструкцию святыни, соседнего храма не было и в помине. Церковь в честь Святой Блаженной Матроны Московской благодаря стараниям прихожан была заложена в 2000-м, а освещена в 2003 году. 

Когда год назад на пост президента фонда К.С. Станиславского был избран Константин Райкин, прихожане предложили батюшке встретиться с новым руководством. Составили обращение. За несколько дней под текстом подписались около пятисот человек. Константин Аркадьевич коллективную просьбу получил и дело направил к юристам. На вопрос, нужно ли восстановить храм, Райкин отвечает утвердительно — не ясно лишь, кому должно принадлежать здание.

— Не успели Райкина выбрать президентом, как ему написали какую-то гадость, — комментирует письмо Зейнаб Мухамедовна. — Моя позиция абсолютно твердая. Мне было завещано Олегом Николаевичем Ефремовым дело довести до конца, и я по мере возможности это выполняю. Церковь и культура — два разных направления в истории развития человечества, и не надо их смешивать. Мы занимаемся сугубо театральным делом.

Вот только сам Олег Николаевич, видимо, придерживался другого мнения. На YouTube есть запись 1998 года, где на фоне еще «неприлично зеленой» дачи Владимира Алексеева, Ефремов говорит: «Сейчас пойдем в церковь, кстати, там венчались Константин Сергеевич и Лилина. Ее восстанавливают. Может быть, это даст какой-то толчок всему остальному».

Тем временем бессменный вице-президент фонда продолжает отбиваться от «крестовых походов»: «Не о церкви сейчас надо думать, а о том, чтобы восстановить историческую справедливость».

Фото: ИТАР-ТАССФото: PHOTOXPRESS— А венчался Станиславский где, в «исторической справедливости»? — недоумевает отец Никита. — Без храма мы не остались. Но у дороги стоит поруганная святыня. Ее возрождение — вопрос нескольких месяцев, а уже столько копий сломали. Ведь есть и проект реконструкции, и фотоснимки оригинального интерьера. А за деньгами вопрос не станет, народ церковь построит.

Рассуждая здраво, материальные заботы на плечи жителей лечь не должны. В 2012-м было запланировано ежегодное (до 2014 года) субсидирование фонда К.С. Станиславского из федерального бюджета в размере 30 миллионов рублей — на содержание усадьбы. Охранное обязательство, подписанное Зейнаб Сеид-Заде в 2000-м, предполагает реставрацию памятника. На бумаге вопрос о храме решен однозначно: «Церковь может использоваться только по первоначальному назначению». На стороне верующих и федеральный закон 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

— Вот именно, по первоначальному назначению. Не обязательно создавать в Покровской церкви отдельный приход, пусть, как при Станиславском, службы идут по праздникам и выходным, — не оставляет надежд отец Никита.

С прошлого года усадьба снова находится на реконструкции. На этот раз «подлечат» оранжерею и дом Владимира Алексеева, а в выставочном павильоне во время ремонта обнаружили элементы живописи. Всего будет выполнено реставрационных работ на сумму 11,5 млн рублей. Заказчик — Министерство культуры РФ. Кстати, как мне удалось выяснить у подрядчика, на реконструкцию церкви деньги тоже заложили. Но коллективным решением пользователя и заказчика, средства, предназначавшиеся на ремонт храма, были направлены на устройство коммуникаций в Любимовке…

— Мне остается только возмущаться! Если бы нам не противостоял фонд, храм бы уже лет пятнадцать как действовал. В 90-е сожгли дом деда, Бог с ним! Я могу месту поклониться, но церковь — другое дело. К ней сейчас даже не подойти, — жалуется потомок знаменитого фабриканта Иван Сапожников. Вместе с главой православной общины он собирал документы и изучал историю Любимовки.

— Моя бабушка 50 лет проработала на фабрике Сапожниковых, здесь похоронен дед, тут родился отец, а детьми мы гуляли по усадьбе. Почему же сейчас все стало чужим? — недоумевает отец Никита.

Посторонним в...

Итак, «Передовая». Подбросить меня до Любимовки таксист соглашается неохотно — дорога уж очень разбитая.

— Там ведь закрыто все. Пацанятами на реке играли, а года три назад с женой хотел прогуляться — в усадьбу не пробраться, — рассказывает водитель.

После предыдущей реконструкции Любимовка превратилась в закрытый объект. Вход нетеатральной публике заказан, но несколько раз в год здесь проходят мастер-классы и репетиции.

О том, что стройка за забором и есть легендарная колыбель Художественного театра, можно догадаться только по автобусной остановке, других указателей нет. На воротах амбарный замок, вдалеке копошатся строители, на призывы никто не реагирует. Сквозь забор разглядываю скромные деревянные домики. Грудой навалены доски, работа кипит: стук молотков, визг электропил. Вот только к Покровскому храму даже тропинка не протоптана. Стоит на краю усадьбы заброшенная церк­вушка.

Вновь сажусь в такси. Если пешком — в грязи увязнешь, в лужах утонешь. За дорогу вдоль усадьбы, впрочем, как и за само имение, вели спор города Пушкино и Королев. Судя по состоянию покрытия, победивших нет. Из окна вижу, как к воротам Любимовки подъезжает грузовик. Выскакиваю из машины и еле успеваю забежать следом. Оборону добросовестно держат строители: вход воспрещен, разговаривать ни с кем не велено. Однако все же удается выяснить, какие работы ведутся на объекте.

— Доски меняем, полы снимаем по кругу. Мы здесь вообще все восстанавливаем. Кроме одного здания...

Строитель не стал уточнять, какому именно зданию так не повезло. Но, судя по тому, что увидела корреспондент «Культуры», речь идет о храме.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть