«Анна на шее»

13.05.2014

Борис ГРИШИН

Шестьдесят лет назад на экраны Советского Союза вышла  «Анна на шее» — вольная экранизация одноименного рассказа Антона Павловича Чехова. 

Восемнадцатилетняя провинциалка Анна (Алла Ларионова) хоронит мать и остается с запившим от горя отцом (Александр Сашин-Никольский) и двумя братьями-гимназистами. За квартиру платить нечем, вот-вот безденежье обернется нищетой. Неожиданно бесприданнице подворачивается блестящая партия — богатый чиновник Модест Алексеевич (Владимир Владиславский). Девушка принимает предложение 52-летнего жениха. В строгом соответствии с чеховской прозой, «после венчания не было даже легкой закуски»... Покинув недоумевающих гостей, супруги отправляются в свадебное путешествие — на богомолье. Чрезвычайно довольный собой муж рассказывает спутнице жизни назидательную историю: «Когда Косоротов получил орден святыя Анны второй степени и пришел благодарить, то его сиятельство выразился так: «Значит, у вас теперь три Анны: одна в петлице, две на шее». В то время к Косоротову только что вернулась его жена, особа сварливая и легкомысленная, которую звали Анной. Надеюсь, что когда я получу Анну второй степени, то его сиятельство не будет иметь повода сказать мне то же самое».

Разумеется, Модест Алексеевич оказывается не только занудой, но и скрягой — денег Анне не дает, а одолжив ее отцу полсотни для оплаты жилья, строго предупреждает — в последний раз. Бесконечно тянутся серые будни... Как вдруг супруги получают приглашение на бал к тому самому «его сиятельству», от которого зависит карьера чиновника. Анна пользуется необыкновенным успехом, у нее появляется множество поклонников и среди них — всесильный князь (Александр Вертинский). Осознав силу своего природного обаяния, женщина открывает головокружительный мир светских развлечений, используя мужа только в качестве кошелька — теперь он не смеет ей отказать. 

«Передо мной встала задача создать художественный фильм на материале маленького рассказа, — вспоминал режиссер Исидор Анненский, — читал его, перечитывал и вновь читал. И каждый раз в сухом чеховском повествовании открывал все новые драматические возможности, эмбрионы острых сцен, зерна выпуклых живых характеров, богатство точных и разнообразных деталей быта и обстановки. И лишь после этого взялся за сценарий. 

Чрезвычайно сложным оказался выбор героини. Двадцать две актрисы пробовались на роль Анны. Выбор пал на студентку ВГИКа Аллу Ларионову. Было много возражений, но мне удалось эту кандидатуру отстоять. Началась упорная работа с юной исполнительницей над уточнением актерского решения ряда сцен, детально разрабатывалась психологическая партитура образа. Постепенно Ларионову — Анну приняли все члены съемочной группы. Даже самый упорный оппонент — знаменитый Вертинский — и тот в конце концов сказал: «Сдаюсь».

Сомнения Вертинского были не беспочвенны. Чеховская Анна — скромная, наивная мещанка, изнывавшая от скуки и страха перед мужем, вытягивает счастливый билет. Вырывается на волю. Покоряется блеску светской жизни и власти денег. У чеховской провинциалки нет выбора, да она и не способна осознать свое падение. Ларионова же создает совсем другой образ — умной, глубокой и сильной женщины, которая внутренне остается выше обстоятельств. Эффектная внешность, жизнелюбие и энергия двадцатитрехлетней актрисы позволяли ей доминировать в кадре. Словно озорная цирковая наездница, ларионовская Анна галопирует по жизни, а за ней наперегонки несутся неуклюжие и жеманные клоуны. Утрируя образы чиновников, Анненский извлекает их из «чеховских сумерек» и помещает в балаганчик Салтыкова-Щедрина. Тут же нашлось место и для богача Артынова (Михаил Жаров), явно позаимствованного из «Бесприданницы» Островского, и паре незадачливых ухажеров, смахивающих на Добчинского и Бобчинского. 

Прилежно следуя тексту, словно иллюстрируя школьную хрестоматию, Анненский создал оригинальное кинополотно, подменив мизантропическую драму едкой советской сатирой на мещанский быт «седой старины». Не без потерь — режиссер нарушил логику классического рассказа и многим было непонятно, как мощная ларионовская Анна смогла превратиться в черствую хохотунью — содержанку великосветского старца, а затем и кутилы Артынова. Не простив вольности постановщика, критики проморгали упоительный гротеск картины, обозвав ее «мещанской мелодрамой». Самая парадоксальная претензия: исполнительница... слишком хороша для роли Анны! 

Публика оказалась великодушнее — в 54-м лента Анненского стала лидером проката, ее посмотрели почти 32 миллиона зрителей. Три года спустя «Анна на шее» удостоилась «Золотой оливковой ветви» на Международном кинофестивале в Италии, покорила экраны Парижа и стала визитной карточкой блистательной Аллы Ларионовой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть