УдАчерение по-сердюковски

22.03.2013

Людмила БУТУЗОВА, Анапа

В Анапе возбуждено очередное уголовное дело по факту мошенничества со стороны должностных лиц Минобороны. И снова в центре внимания экс-министр Сердюков. На этот раз вместе со своим зятем — предпринимателем Валерием Пузиковым, получившим в полное распоряжение 92 сотки в уникальном Утришском заповеднике. Сейчас Пузиков прячется где-то за пределами России. Его осиротевшую дачу навестила специальный корреспондент «Культуры».

Издалека, с дороги, метрах в пятистах, дача Пузикова выглядит довольно весело — стены цыплячьего цвета, крыша террасами, как для паркура. Вблизи же это угрюмый бункер с бетонным забором в два человеческих роста и колючей проволокой по верху. Охрана — злая собака да сторож с дубиной.

— Раньше было посерьезней, — с усмешкой рассказывает сотрудник соседней турбазы Павел. — А как же — секретный оборонный объект, так нам говорили. Мы в эту басню верили, пока не приперли сюда оборудование для бассейна и чугунные камины. Тут все стало ясно...

Тяжеленную печку для дачи нанимали тащить Павла с напарником. По тыще дали за работу, а может и за молчание, чтобы не болтали лишнего. Деньги давно потрачены, а благодетели в опале, поэтому Павел сдает их корреспонденту «Культуры» совершенно бескорыстно. Рассказывает, например, что дачу «подняли» под крышу всего за сезон, сдать в эксплуатацию должны были в марте 2013 года. Работали тихо, техника приходила в основном по ночам. Серьезную охрану «смыло» в начале марта — как раз когда было возбуждено уголовное дело. На территорию все равно не пройти, а вот тайный лаз есть, и Паша великодушно его показывает.

Пробираюсь к дому. Он не маленький — 800 квадратных метров, три этажа с цоколем и лоджиями. Вместо дверей — пустые проемы, окна затянуты пленкой, всюду полусмонтированное вентиляционное оборудование, электрические и телефонные кабели, и даже — ничего себе! — кабель правительственной связи. Странная все-таки это дача: комнаты вдоль коридора, в каждой комнате — санузел... Судя по планировке, скорее, VIP-отель. Кого здесь собирались селить и сколько бы стоил номер? Об этом, пожалуй, даже Паша не знает.

При ближайшем рассмотрении наружные стены оказались вовсе не крашенными, а обложенными утеплителем желтого цвета. Укладывали их в декабре-январе — когда вовсю шла доследственная проверка в отношении махинаций с этим участком. На первом этаже — десятки мешков с цементом еще более позднего, мартовского завоза. Штабелями лежат асбест-плиты, навалены баллоны с какими-то смесями. Похоже, хозяева были уверены, что проверка закончится пшиком, если как ни в чем не бывало готовились к отделке особняка. Да и сейчас впечатление такое, будто рабочие на минуточку вышли и вот-вот вернутся. Никуда не делась и знаменитая яхта Сердюкова — с осени стоит на приколе в 50 метрах от дачи.

КАК КРЕПИЛИ ОБОРОНУ

В августе 2009 года Анатолий Сердюков обратился к главе администрации города-курорта Анапы Татьяне Евсиковой с просьбой «рассмотреть возможность передачи в собственность Российской Федерации для нужд Министерства обороны» территорию базы отдыха «Большой Утриш». Евсикова переадресовала просьбу депутатам местного законодательного собрания.

— Все это выглядело подозрительно, — вспоминает бывший местный парламентарий Виталий Остапенко. — Существует механизм изъятия земель для государственных нужд, для этого принимается постановление правительства РФ. А тут какое-то приватное письмо: «Уважаемая Татьяна Ивановна…» Подумать только: министр просит у мэра участок на побережье плюс сторожку и гараж площадью 36 кв. метров для обороны страны! Причем даром, без всякой компенсации городу. Могли бы хотя бы построить в Анапе какой-нибудь социальный объект, купить оборудование в больницу... Короче, депутаты просьбу отклонили. На вторую сессию приехал генерал, порученец Сердюкова. Убеждал, что Россия в опасности, поэтому на Утрише просто необходима радиолокационная станция. Какая РЛС в низине, на берегу моря? Их ставят на высокой точке. Но он громыхал, что государственные интересы превыше всего. В итоге депутатов «продавили», большинство проголосовали «за», я был против и больше баллотироваться в депутаты не стал.

В августе 2010 года военное ведомство оформило участок — 92 сотки — в собственность. Еще через три месяца он отошел унитарному предприятию «Окружной материальный склад Московского округа ВВС и ПВО», затем был внесен в уставной фонд одноименного ОАО. Впоследствии земля на Утрише была признана непрофильным активом Минобороны и продана некоей частной компании за 110 миллионов рублей — в полтора раза дешевле рыночной цены. Кому принадлежит эта компания, нетрудно догадаться.

Когда афера вскрылась, Татьяна Евсикова срочно подала в отставку. Где она сейчас, выяснить не удалось.

БОГАТЫЕ И ЗНАМЕНИТЫЕ

Надо сказать, что такая схема увода курортной собственности не столь уж оригинальна. На Черноморском побережье она опробована сотни раз и показала себя настолько эффективной, что практически невозможно проследить, через сколько ловких рук и теневых компаний прошел, допустим, скромный пансионат «Ласточка» для инвалидов детства (это в той же Анапе), чтобы под конец стать апартаментами какого-нибудь туза с пивоварни. Схема на Утрише отличается лишь тем, что все участники операции загодя знали, кто там поселится, и старательно этому подыгрывали.

Валерий Пузиков — личность в здешних краях известная. У него квартира в Анапе (согласно декларации о доходах за 2011 год, их у него ровно десять: помимо Анапы, еще в Москве и в Санкт- Петербурге). Уроженец Краснодарского края, как и Сердюков, в советское время он работал трактористом в станице Холмская (в личном автопарке из 18 единиц техники, согласно все той же декларации, имеются два трактора — не иначе как в память о трудовой молодости). Женился на младшей сестре Сердюкова Галине, и вскоре его бизнес под крылом шурина пошел в гору. Было бы странно, как говорит наш провожатый Павел, что такой знатный земляк да не оторвал бы себе кусок родной курортной земли.

Удивительно, что этот скандал прошел мимо Анапы. В местных СМИ — лишь сокращенные перепечатки из центральной прессы о деле «Миноборонсервиса», а то и вовсе ни звука. Разгар предвыборной кампании, кандидаты в мэры встречаются с избирателями — и хоть бы один вопрос на эту тему.

Возможно потому, что знаменитый когда-то курорт давно растаскивают «блатные» и высокопоставленные. Застраивают все, до чего могут дотянуться. Люди к этому привыкли или просто боятся связываться — неизвестно, кто стоит за «приватизаторами».

ЗАПОВЕДНЫЕ СТРАСТИ

Опасения небеспочвенны. Месяц назад неизвестные обстреляли машину казачьего полковника Николая Нестеренко, активного борца с незаконным строительством в курортной зоне. Водитель погиб на месте, Нестеренко получил два ранения. Возбуждено уголовное дело, но, говорят, перспектив у него немного — Нестеренко стольким наступил на ногу, что даже пересчитать их трудно.

Не исключается и версия, что казаков, объединившихся под лозунгом «Утриш — не место для резиденций», просто запугивают. С 2008 года они помогают общественному экологическому посту в заповеднике: как только на территорию заходит строительная техника, летят на помощь экологам и останавливают бульдозеры грудью. Ну и подкармливают, конечно, приезжающих на эковахту добровольцев.

— Они без нас бы уже с голоду померли, — по-отечески говорит атаман городского казачьего общества Сергей Базель. — На самом деле, если бы не казаки, экопост бы давно смяли, а заповедник застроили.

До недавнего времени природный заказник «Большой Утриш» оставался нетронутым. На всем Черноморском побережье это единственное место, где растет реликтовый можжевеловый лес и еще 60 видов растений, занесенных в Красную книгу. В связи с особой ценностью территории в мае 2001 года правительство РФ приняло решение о создании здесь природного заповедника, Всемирным фондом дикой природы был подготовлен проект и согласованы границы со всеми заинтересованными ведомствами. Но дело почему-то не двигалось. А потом, после неких корректировок, вдруг пошло семимильными шагами.

Что за корректировки, стало понятно в ноябре 2007 года, когда рядом с озером Змеиное был вырублен участок можжевелово-фисташкового леса и началось строительство новой противопожарной дороги. Экологи забили тревогу. Выяснилось, что 120 гектаров — самая сердцевина заповедника с можжевеловым лесом и прибрежной полосой (ее длина 12,5 км, ширина 6-7 км) «исчезла» из проекта, а департамент лесного хозяйства Краснодарского края уже заключил на 49 лет договор аренды этого участка с фондом региональных некоммерческих проектов «Дар». Подозрения, что в заповеднике затевается очередная элитная стройка, усилились.

— Новая дорога, которую они стали пробивать, что называется, по-живому, через можжевеловый лес, на противопожарную не похожа, — рассказывает казачий сотник Виктор Резников. — Четыре колеи с дублером — это стандарт ФСО для безопасности випов, говорю вам как человек военный. Да и пожаров в этой части сроду не бывало. Не бывало — и вдруг начались. Стали проверять — в дуплах деревьев упрятаны баклажки с горючкой. Значит, специально поджигали, чтобы расчистить площадь под строительство. Круглосуточными рейдами мы это дело прекратили. Экопост взяли под опеку.

Экопост «Спасем Утриш!», кстати говоря, организовала блогер Мария Рузина из Петербурга. Рассказывает, что, кинув клич через интернет, она даже не предполагала, что стольких людей на всем пространстве бывшего СССР волнует судьба Утриша. Не надо было объяснять, все понимали: хозяйственное освоение разрушит экосистему уникальной природной территории. Нести добровольную вахту приезжали из Казахстана и Украины, про россиян и говорить нечего: здесь перебывала вся география — от Калининграда до Владивостока. Брали отпуска, ехали на свои деньги, чтобы не пустить бульдозеры.

«Если людям делать нечего, пусть стоят сколько угодно, они нам не мешают», — снисходительно отзывался об активистах тогдашний первый заммэра Андрей Кофтун. Впоследствии он лишился должности как раз из-за того, что мэрия слишком часто под видом «государственных интересов» потакала шкурным аппетитам различных VIP-персон.

До осени 2009 года представители фонда «Дар» утверждали, что осваивают Утриш для Управления делами президента (тогда, напомним, был другой глава государства). Но там официально и публично открестились от этой связи. Потеряла интерес к спецобъекту и краевая администрация, однако расторгнуть договор аренды не хватает духу. Поэтому экопост на въезде в заповедник по-прежнему стоит.

— Мы не уйдем, — говорит атаман Сергей Базель. — Стройка может в любой момент продолжиться. Пусть Москва вводит у нас внешнее управление.

ЗОНА ЗАХВАТА

От Москвы ждут, что она вернет Утришскому заповеднику прежние границы и незаконно построенную «дачу Пузикова». Путину написали письмо с сумасшедшим количеством подписей и конкретными предложениями, как все это использовать в дальнейшем. По мнению экологов, дачу надо отдать под визит-центр для ученых, приезжающих на Утриш изучать реликтовые растения. Кандидаты в мэры, оживляя вялую избирательную кампанию, подбрасывают идею о создании в элитных пенатах школы детского парусного спорта.

Любимый лозунг кандидатов: «Вернуть народу землю и воду!». Актуально: в Анапе сейчас, в самом деле, ни земли, ни воды — застроено все, включая скверы и газоны.

— Это катастрофа, — сокрушается кандидат биологических наук, советник губернатора Светлана Панькова. — В советские времена существовали строгие нормативы для курортных городов: 70% — зеленая зона, остальное — строения. Сейчас этот баланс нарушен, всюду бетон и асфальт, летом они раскаляются, горячий воздух устремляется вверх, вытесняет тучи и создает удушающий микроклимат. От детского курорта осталось одно название.

Власти Анапы все экологические доводы отметали железным аргументом — «город должен развиваться». Особенно в этом направлении преуспела последняя администрация, верхушка которой прежде трудилась в департаменте инвестиций края и была «делегирована» осваивать город-курорт Анапу именно с целью «привлечения инвесторов». Долго их искать не пришлось. Авторитетный застройщик Сергей Антипин огородил единственный в северной части Анапы Детский парк для будущей многоэтажки. С забором бились местные казаки и жители, тридцать лет своими руками обустраивавшие зеленую зону. Они проиграли. Среди пострадавших и Черноморский флот — новостройка грозит перекрыть подход к створному навигационному знаку.

— Это международный скандал, — возмущается начальник Анапского маяка Анатолий Нароевский. — При таких проблемах с навигацией ни одно иностранное судно к нам в порт не войдет.

Флотские два года всюду жаловались. Дело закончилось тем, что многоэтажку Антипин построил в другом месте, забор в Детском парке как стоял, так и стоит, перегораживая путь к створному знаку, а начальник маяка, чтобы не допустить международного скандала, взваливает на себя лестницу, 50 кг навигационного оборудования и полкилометра идет к знаку в обход. Раз в две недели его надо обслуживать.

Внутренних скандалов анапские инвесторы не боятся. Тот же Антипин построил высотный дом, что называется, «по нахалке» — без единого разрешительного документа, без подвода воды, газа и электричества — в Анапе перегружены инженерные сети и на все «нахаловки» их просто хватает. Суд принял решение о сносе, пришли приставы, но новостройку, по решению властей, уже подключили к сетям. Почему? Покупатели квартир «оказались в трудной жизненной ситуации».

По словам и.о. начальника управления муниципального контроля Кирилла Чиненкова, сегодня на территории города-курорта практически каждый второй объект возводится самовольно. За прошлый год выявлено 488 самостроев, из них 38 многоквартирных жилых домов и 166 коммерческих объектов. Снести ничего не удалось.

Возможно, жителям дома № 11 по улице Стаханова повезет больше. У них на единственном зеленом пятачке перед подъездом ООО «Эльбрус» строит коммерческий киоск. Раз пять его ломали, а он опять, как птица Феникс. Измученные жильцы, 400 человек, написали письмо президенту Путину. Просят ввести на их газоне внешнее управление.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть