Англичанин устроил теракт в метро

27.02.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: Наталья РазинаВ Мариинке-2 прошла премьера балета «Infra» одного из самых востребованных хореографов мира Уэйна Макгрегора. 

43-летний британец ставит балеты-экстримы. Мало того, что его пластика заоблачно сложна, так он еще и скрещивает ее с компьютерными технологиями, увлекает зрителя тайнами нумерологии, антропологии и психологии.

Есть у него и еще одна страсть: доказать безграничность возможностей тела, в чем он следует за Каннингемом (тот использовал в работе с танцовщиками результаты компьютерных программ) и Форсайтом (экспериментировал с «живым материалом»). Макгрегор, однако, идет дальше, связывая движения с работой мозга и добавляя к полученному хореографическому продукту достижения мультимедиа.

В спектакле Chroma, появившемся в репертуаре Большого два с половиной года назад, танцевали персонажи с «оголенной» нервной системой: по телам актеров словно проходили заряды электрического тока, отчего танцующие превращались в гуттаперчевых «трансформеров». 

Накануне мариинской премьеры Москва увидела еще одно творение британского хореографа: на открытие своей новой программы «Контекст. Актуальные зарубежные спектакли» фестиваль «Золотая маска» пригласил труппу Макгрегора Random Dance с тридэшным спектаклем Atomos. Врученные публике 3D-очки, впрочем, оказались ни к чему: из пяти плазменных экранов робко светился один. Многомерность действия, складывающаяся из диалога 3D-эффектов и танца, лишилась одного из двух первостатейных элементов. Идея, впрочем, была хороша — показать, насколько мир, состоящий из атомов, хрупок и нежен. На сцене из танцующего десятиголового многочлена хореограф изымал тела-атомы и пускал их в свободное плавание. Только при отменном воображении можно было представить себе параллельный процесс разъятия материи на экране — будь то космос, насекомое, компьютерные заставки или фрагменты фильмов, рассыпающихся на кадры.

Фото: Наталья РазинаInfra оказалась балетом человечным и трепетным. Пространство разделено на две горизонтальные части: в верхнем коридоре — видеопроекции (художник Джулиан Опи), где «компьютерные» мужчины и женщины, с портфелями и без, проходят мимо и сквозь друг друга. Их ритм не зафиксирован, а потому нелепые создания с головами в виде кружочков то тормозят, то ускоряют свой ход. Внизу, на сцене, пронзительный и прекрасный танец: соло, дуэты, ансамбли. Актерам на репетиции Макгрегор объяснил, что придумал спектакль в шоковом состоянии от терактов в лондонском метро: вверху — люди, идущие по земле, внизу — обреченные в подземке. Однако смысл балета вышел значительно глубже: он не только о жизнях, оборванных слепым взрывом, но и о несостоявшихся судьбах, утраченных иллюзиях, напрасных расставаниях и упущенном счастье. Танцовщики обнажают свою боль. В одной из сцен на черных подмостках высвечивается шесть прямоугольников: в каждом — пара, и каждая рассказывает танцем о своей грусти-печали. Дуэты распадаются, появляются новые, отражаясь на планшете сцены, как на озерной глади, позвоночники испытываются на прочность, стрелы ног «взрываются» шпагатами, зашкаливающими за двести градусов. Смятение чувств плетется из уймы мелочей, складываясь под щемящий плач струнных (музыка Макса Рихтера) в толстовское: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

Фото: Наталья РазинаВ финале оживают компьютерные человечки, и реальная толпа проходит по сцене мимо одиноко скорчившейся рыжеволосой девушки, обреченной на разлуку. Она (блестящая работа Екатерины Кондауровой, впрочем, хороши все 12 исполнителей безымянных героев) больше не может притворяться и прикрывать одиночество улыбкой. Но каждого «благополучного» из толпы ждут ночные слезы отчаяния. 

И все-таки Макгрегор верит в счастье и волшебство, как Гарри Поттер. О том, что пластика в фильме «Гарри Поттер и кубок огня» — его работа, хореограф предпочитает не вспоминать. Принесшая популярность, на время она затмила его театральные постановки. 

Послесловием в Infra возникает удивительное любовное адажио: мужчина и женщина не могут оторваться друг от друга — танец уходит в бесконечность: упавший занавес ни движений, ни эмоций не обрывает. 

За спектакль Infra, поставленный в «Ковент-Гарден» в 2008-м, хореограф получил «балетный Оскар» — приз Benois de la Danse. После петербургской премьеры его торжественно вручили Макгрегору.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть