Ну и кто здесь хам?

27.06.2019

Михаил НЕФЕДОВ, публицист

Членов организаций «Стопхам» и «Лев против» в Общественной палате РФ предложили записать в дружинники. Тех самых ребят, которые якобы борются с неправильной парковкой, бьются с распитием алкоголя и курением в неположенных местах, но делают это очень специфически. Только за последние недели активисты устроили несколько громких разборок прямо на столичных улицах. Как же нам относиться к подобным инициативам «сверху»?

Первое, что нужно уяснить: под благими намерениями всевозможных «стопхамов» скрываются цели вполне себе меркантильные. Эти господа провоцируют граждан на конфликт, чтобы фиксировать происходящее на камеру, а затем размещать и монетизировать скандальный видеоконтент в соцсетях. Если это не так, то почему бы им не перестать выкладывать свои ролики в интернет?

У дружинников же совершенно иные задачи, а именно — ​профилактика правонарушений, помощь сотрудникам органов и, конечно же, охрана общественного порядка. Если говорить простым языком, дружинник — ​это «картонный гаишник»: он заставит водителя снизить скорость перед опасным участком, жилым массивом, пешеходным переходом и т. д. Но дружинник вместе с тем сам обязан знать законы и их соблюдать, он никоим образом не может допускать действия, оскорбляющие честь и достоинство сограждан.

Если же взглянуть на деятельность «стопхамов», там совсем другие расклады. Зачастую эти ребята не только вынуждают автовладельца на конфликт, но и, к примеру, заклеивают лобовое стекло его машины позорной наклейкой. Тут вам и оскорбление, и создание опасной ситуации, и порча чужого имущества. Активисты «Льва…» нарушают нормы не меньше — ​помимо словесных унижений, они отбирают пиво и сигареты, просто вырывая их из рук прохожих. Заметьте, поступать так не имеют права даже полицейские, если, конечно, человек уже не хватил лишку и не ведет себя угрожающе раскованно. Любое изъятие должно проходить строго в законном процессуальном поле, но активисты на сей счет даже не заморачиваются. К тому же в своих рейдах они порой сами незаконно используют специальные средства — ​вплоть до слезоточивого газа. Эффект для окружающих может быть весьма плачевным.

Безусловно, не стоит забывать, что лишь у власти и ее представителей, как это ни странно прозвучит с точки зрения обывателя, имеется монополия на насилие. Она не выдается кому попало — ​для того чтобы быть «человеком с ружьем», надо прежде всего стать «человеком в форме». Не в любой, а в подтверждающей принадлежность к одной из государственных силовых структур. Применение физической силы дружинниками строго регламентировано соответствующим федеральным законом и имеет ряд ограничений.

Другой важный аспект: дружинник не вправе представлять и обслуживать интересы какой-либо общественной или коммерческой структуры. «Стопхам» и «Лев против», как уже говорилось, так или иначе нацелены на получение прибыли. А что, простите, мешает их членам в частном порядке записаться в дружинники и помогать городским властям? Или вступить в ряды полиции. Цель-то вроде как одна — ​безопасность граждан. Однако я ни разу не слышал о том, чтобы самопровозглашенные блюстители морали стремились получить официальный правоохранительный статус.

Логично предположить, что дело не только в легких заработках, но и в наращивании влияния. Организаторы, по сути, формируют из своих активистов отряды, перманентно заточенные на обострение ситуации, — ​будем реалистами, в определенный момент они могут стать опасными и для государства, и для социума. Нельзя сказать, что власти этого не понимают. Несколько лет назад Минюст даже запретил «Стопхам». Но позднее Верховный суд отменил это решение…

Самое важное — ​и «Стопхам», и «Лев против», если оперировать голыми фактами, никак не устраняют проблем, но всячески подталкивают своих «клиентов» к тому, чтобы те начали возмущаться и защищаться. Посмотрите ролики: драка — ​привычное явление, есть и трагические исходы. Получается, в местах, где орудуют «борцы с правонарушениями», последних, наоборот, становится больше. А должно быть, повторимся, совсем иначе.

У меня за спиной десять лет стажа в правоохранительной системе: я заметил, что нарушений по службе случается меньше у тех сотрудников, которые учились в специализированном вузе, а не просто отходили экспресс-курсы, прошли подготовку после армии или колледжа. Полагаю, любой из нас хотел бы пользоваться услугами терапевта, шесть лет учившегося в профильном университете, нежели попасть на прием к медику, обладающему, допустим, только навыками оказания первой помощи.

Если же говорить о «народных» организациях, где членство не оговаривается наличием каких-то особых компетенций, вполне может выйти так, что после придания им статуса в патрули могут затесаться обычные гопники (а то и бывшие уголовники!), еще вчера отжимавшие у подростков кроссовки и телефоны. И вот они-то станут со всем известным рвением приставать к людям в парках и на дорогах… И не поспоришь ведь с обладателем красной повязки. Так, спрашивается, нужны ли нам такие дружинники?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть