Три периода Валерия Харламова

10.01.2013

Денис БОЧАРОВ

14 января выдающемуся советскому хоккеисту Валерию Харламову исполнилось бы 65 лет. Он прожил век короткий, но достаточный, чтобы стать, по выражению Вячеслава Фетисова, «олицетворением русского хоккея».

Такая оценка, полученная из уст не менее именитого коллеги, стоит дорого. Ведь Харламов играл в то славное время, когда отечественный спорт в целом и хоккей в частности находились на высочайшем уровне. На протяжении 70-х годов хоккейная сборная СССР семь раз становилась чемпионом мира и дважды выигрывала олимпийское золото. Какой-либо результат, кроме абсолютного, не принимался ни игроками, ни тренерами, ни высокими партийными функционерами — за случайные серебро или бронзу, добытые на различных международных турнирах, устраивался «разбор полетов» чуть ли не на уровне Кремля. Оно и не удивительно — любовь Леонида Ильича Брежнева к хоккею всем известна. Наша фантастическая сборная стала единственной в мире, ни разу не возвращавшейся с чемпионатов мира и Олимпийских игр без комплекта наград.

То был период, когда имена Фирсова, Михайлова, Мальцева, Якушева, Васильева, Третьяка были известны в каждом доме. Тем удивительнее и ценнее представляется феномен Харламова, заметно выделявшегося даже на фоне блистательного созвездия мастеров. Индивидуальность проявлялась буквально во всем: владении шайбой, филигранном дриблинге, бросках и безупречном спортивном поведении — как на ледовой арене, так и за ее пределами. Будучи номинальным форвардом, он на любом участке площадки чувствовал себя как рыба в воде, ему удавалось все: и скоростной маневр, и математически выверенный пас, и меткий, хлесткий удар. И, что самое главное, Харламов играл легко, изящно и неизменно зрелищно. Сам он часто повторял: «Люблю сыграть красиво».

После первой же игры знаменитой суперсерии СССР – Канада в 1972 году искушенные ценители хоккея, канадцы, сразу выделили Харламова среди всех наших игроков. Для многих болельщиков страны – родоначальницы хоккея он стал не меньшим кумиром, чем их прославленные соотечественники Горди Хоу, Бобби Халл или Фил Эспозито.

Валерий Харламов встал на коньки довольно поздно — в семь лет, и еще некоторое время оставался «темной лошадкой» для сверстников, родственников, да и, возможно, для самого себя. Его блестящее хоккейное будущее окончательно определилось лишь в 1962 году, когда 14-летний Валерий с компанией мальчишек впервые пришел во Дворец спорта ЦСКА. Из всей этой ватаги в спортшколу приняли только его одного. В 60-е годы, под руководством Бориса Кулагина и Анатолия Тарасова, Харламов превратился в виртуозного мастера, а на протяжении 70-х он уверенно исполнял партию первой скрипки в национальной хоккейной сборной.

Бешеная, безудержная скорость, благодаря которой Валерий буквально разрывал оборонные редуты соперника и оставлял вратарей с носом, печальным образом перекочевала в жизнь хоккеиста, сыграв с ним злую шутку. В 1976 году, возвращаясь ночью домой на автомобиле, он не смог справиться с управлением, машина разбилась, и Харламов в тяжелейшем состоянии был доставлен в госпиталь. В результате аварии он получил переломы лодыжек, ребер, сотрясение мозга. Однако сумел восстановиться, выйти на лед и еще несколько лет радовать поклонников хоккея своей изумительной игрой.

Однако 27 августа 1981 года на 74 километре Ленинградского шоссе вновь произошла автомобильная катастрофа. Валерий и его жена Ирина погибли...

Хоккейные таланты в России никогда не переводились, богата наша страна ими и сейчас. Но почему-то сердце замирает от восторга и восхищения все реже. Причем дело тут отнюдь не в мастерстве — есть у нас и такие спортсмены, которые по совокупности технических и скоростных качеств, возможно, Харламову не уступают. Но в их игре нет залихватской самозабвенности и парящей легкости, которые всегда отличали харламовский почерк. За прошедшие с момента гибели «артиста хоккея» три с лишним десятка лет этот вид спорта сильно изменился, на смену красоте давно уже пришли прагматический расчет и материалистичность. В этом смысле Харламов был и остается последним хоккейным романтиком.

В целом, оглядываясь на жизненный путь Валерия Харламова, невольно ловишь себя на мысли, что путь этот, как хоккейный матч, можно поделить на три периода. В первом периоде, как и положено, разведка: юный Валера взрослел, крепчал, набирался мастерства. Во втором, когда уже есть четкое представление о собственных способностях и о силах противника, Валерий Харламов уверенно царствует на льду. Но игра не закончена до тех пор, пока не прозвучит финальная сирена, и в этом смысле третий период всегда самый напряженный и непредсказуемый. Харламову эта игра стоила жизни, но все-таки он вышел из нее победителем. Ибо к тому моменту, когда тревожная сирена прозвучала, он уже был истинным народным любимцем, кумиром миллионов и примером для сотен тысяч мальчишек, решивших, благодаря великому мастеру, связать свою судьбу с хоккеем.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть