Двадцать лет вместе

26.12.2018

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

В 2019 году исполнится двадцать лет нахождения у власти Владимира Путина. За это время он успел побыть премьером, президентом, снова премьером и опять президентом, но каждый осознавал, что именно его воля, его видение России лежат в основе государственной политики. И данным единством исторического субъекта определяется и единство восприятия соответствующего периода нашей истории.

На днях я услышал реплику: «Оказывается, 2001 год — ​это так давно, а вроде как вчера было». Но на деле родившиеся в путинскую эру дети стали совершеннолетними. Само по себе это «как вчера» — ​весомый комплимент тому, что называют путинской стабильностью.

В 2001 году нельзя было сказать «как вчера» о том, что было 17 лет назад. С 1984 года сменилось четыре эпохи: застой, перестройка, «ельцинские реформы» и начало путинской эры. Мы жили в другой стране, в другом быту, вокруг нас все состояло из бесчисленных потерь и крошечных приобретений. И слишком многим на ухабах истории переломали кости, а то и хребет.

Но если бы мы из 2018-го на машине времени заглянули в любой предыдущий год наступившего века, то без всяких проблем нам удалось бы сойти за своего. Боюсь, мы не в полной мере осознаем значение этого дара стабильности, особенно в стремительно портящемся мире «за кормой». Хотя все завывания оппозиции и мастеров фиги в кармане, то и дело пытающихся напевать «Мы ждем перемен», остаются втуне.

Как раз «перемен», то есть начала неконтролируемых процессов, никто не хочет. Именно это и заставляет общество с относительным спокойствием реагировать даже на те изменения в социально-экономическом положении, которыми мало кто доволен. Если такова стратегическая цена за возможность «жатвы ждать, посеяв», за ощущение, что можно многое запланировать на 5–10, а то и более лет вперед, то, право же, оно того стоит.

Путин оказался величайшим консервативным политиком нашей эпохи. Он смог наглядно показать, как живет Россия, если ей дать «двадцать лет покоя», запрошенных, но не полученных Столыпиным. Великий русский премьер ошибся, оказывается, только в одном — ​«дайте двадцать лет покоя, и вы не узнаете России». Напротив, через двадцать лет наша страна только и начинает становиться похожей на себя: сильной и стильной, национальной и хлебосольной.

Да, на каждом из направлений мы еще далеки от совершенства. Сколь угодно можно жаловаться на бедность, коррупцию, чиновничье хамство, на непонимание национальных задач. Но есть ощущение, что курс установлен верно, и наконец начинают всходить плоды, посеянные много лет назад, как с той же разработкой предъявленного миру нового оружия. Создание и развертывание «Авангардов» ломает всю стратегическую игру США на окружение России базами ПРО и обесценивание нашего ядерного потенциала.

В иных же случаях страна оказывается способна на быстрое сверхусилие, как со строительством Крымского моста (что для многих стало главным событием года). Но сами наши технические компетенции, проявленные при этом строительстве, лишь пролог на пути создания новой национальной инфраструктуры. Ничто так не завораживает на Русском Севере сегодня, как новенькие с иголочки дороги там, где еще недавно был, в лучшем случае, грейдер. И это лишь первые блики грядущего.

У нас — ​огромная, тяжелая на подъем страна, в которой главный исторический ресурс — ​время. «В России надо жить долго», — ​писал Чуковский. Преждевременная гибель, обрыв циклов накопления, череда социальных дефолтов — ​именно эти столь частые в ХХ веке беды помешали нам окрепнуть. Путинская эра стала периодом так необходимого долгого времени, когда можно было накапливать, учиться, планировать, выстраивать основы, а не вертеться как белка в колесе, пытаясь приспособиться к идущим одна за другой катастрофам.

За эти 20 лет страна менялась в основном к лучшему. Путин менялся — ​он становился все дальше от принятых в 90-е правил игры и внутри страны, и на международной арене. Он создавал собственную Россию: динамичную и открытую миру, но самобытную и стоящую на здоровом духовном фундаменте цивилизацию. Путин не поддался популярным мозговым поветриям этого двадцатилетия, захватившим многих политиков и интеллектуалов. Совершенных, конечно, на земле нет, но значительная часть тех, кто злобствует в адрес президента с позиции «я знаю как надо», на самом деле оказываются в итоге ничего не знающими.

Впереди перед страной много новых и важных задач: укрепление единства России, интеграция с Белоруссией, решение украинского вопроса, необходимость научного, экономического и инфраструктурного рывка, преодоление демографической ямы, оставленной нам в наследство девяностыми. И все это возможно, только если в основе не одной лишь государственной политики, но и общественной психологии будет лежать отказ от истерики, манеры решать все вопросы в духе «раззудись, плечо», тотальной подозрительности. Мы слишком часто отмораживали уши «назло папке», и отмораживать уже нечего.

Двадцать лет назад мы все были командой тонущего корабля, значительная часть которой сигала за борт, порой без шлюпок, плотов и жилетов. Лишь бы поскорее отсюда. Сегодня, к счастью, все не так. И вклад в это Владимира Путина, ставшего двадцать лет назад нашим капитаном, переоценить невозможно.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть