Свежий номер

Одним Мазепой мазаны

20.09.2018

Андрей РУДАЛЕВ, публицист

Украина продолжает терять человеческий облик и отказываться от здравого смысла. Разрыв с Россией оформляется окончательно — не только политически, но и через язык, веру, культуру.

Еще в 2014 году, сразу после «победоносного» майдана, размежевание стало проводиться с помощью языковой борьбы. Тогда националист Тягнибок отличился тем, что высказался за запрет русского языка. Ситуацию «откатили», поняли, что рано. Но время пришло. Из последних новостей: в Львовской области вводится запрет на произведения на языке Пушкина и Гоголя. Это называют там «русскоязычным культурным продуктом», почин собираются распространить на всю страну. Смешно, что соответствующий документ был одобрен, «принимая во внимание многочисленные обращения патриотических и ветеранских общественных организаций», то есть — те, кто воевал за УПА, и те, кто нападал на Донбасс, — это и есть современное украинское гражданское общество, «ветераны» и «патриоты». Других нет: кого-то выгнали, кого-то просто убили, как Олеся Бузину, кого-то заставили замолчать.

Второй плацдарм коренного разделения — вера. Украинские власти давно питают надежды на автокефалию, на то, чтобы занять Киево-Печерскую лавру, обретя фиктивную независимость от Московского патриархата. Главным помощником — услужливым и сговорчивым — в этом деле стал Константинопольский патриархат. Теперь мы стоим перед угрозой глобального раскола в Церкви. Такого не было со времен унии с Римом, которая, кстати, и воспринималась в качестве промыслительной причины падения Константинополя. Тогда последовала гневная отповедь со стороны Русской церкви, озвучена она и сейчас. Проект поддержки украинской автокефалии председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион назвал «подлым и вероломным».

Не исключено, что катализатором разворачивающегося церковного раздора стало празднование 1030-летия Крещения Руси, когда патриарх Кирилл призвал к единству наших народов.

Тем временем между киевской администрацией и Константинопольским патриархатом крепится «тесное и плодотворное» сотрудничество. Клинья раздора с Россией забиваются все глубже. Логичным в этом смысле стало заявление архиепископа Телмисского Иова — о неканоничности отлучения от Церкви гетмана Мазепы: мол, анафематствовали его по политическим соображениям.

Подобный жест «исторической правды» очень характерен для сложившейся ситуации: бравый гетман потомкам запомнился одним — тем, что он предатель. Дело не только в том, что таким «херой» представлен на страницах поэмы Пушкина, он и до «Полтавы» воспринимался как пародия на Брута (впрочем, Александр Сергеевич не стесняется сравнивать гетмана с Иудой: «Что он не ведает святыни, / Что он не помнит благостыни, / Что он не любит ничего, / Что кровь готов он лить, как воду, / Что презирает он свободу, / Что нет Отчизны для него»). Мазепа — украинский олигарх того времени, социально и идеологически близкий нынешним киевским «хозяевам жизни». Сейчас на Украине он возведен в ранг национального героя, не то что Богдан Хмельницкий. Мазепа — это ведь еще и пример западного влияния, в первую очередь польского. Да и поступок его — переход на сторону шведов — уж очень резонирует с современными трендами.

По всей видимости, после автокефалии на Украине появится еще и пантеон своих святых и мучеников. Мазепа и Бандера займут в нем особые места, ведь их многое объединяет (впрочем, последний «герой» куда как хуже — сотрудничать со шведами и с Гитлером — разница существенна). Киевский патриархат тоже в накладе не останется: будет законодателем «моды», сказав свое «веское слово», пусть и ценой настоящего погрома в православии.

У России нет готовых ответов на эти вызовы. Да, мы осуждаем. Конечно, мы выражаем возмущение. Безусловно, мы считаем русских и украинцев братскими народами. Но трудно себе представить, чтобы сейчас нашлись средства и методы для простого преодоления раскола. Образумить людей, которые десятилетиями «накручивались» самой черной пропагандой? Рассказать им правду о Мазепе? В век интернета, когда каждый может найти любую информацию, сопоставить источники? Кто захотел остаться в своем уме, тот остался. Кто однажды ошибся, тот теперь будет идти в своем заблуждении до конца (как предатель-гетман).

Мы не хотим войны, но как строить мир, когда на тебя бросаются с площадной бранью, — пожалуй, задачи такого уровня сложности Россия еще не знала. Мы могли покорить, завоевать, взять города, обучить, построить школы, позволить стать частью нашей великой культуры. Но в XXI веке придется придумывать что-то другое.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел