«Трудное, но необходимое решение»

30.08.2018

Елена ЯМПОЛЬСКАЯЕлена ФЕДОРЕНКО, Михаил БУДАРАГИН, Денис СУТЫКА

Президент подвел итог длившейся несколько месяцев дискуссии об изменении пенсионного законодательства. Владимир Путин в специальном телеобращении рассказал, как именно будет реализована эта идея.

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Глава государства объявил о том, что первоначальный вариант концепции предстоит смягчить. Многочисленные предложения, высказанные в ходе полемики, были услышаны. Решено повысить пенсионный возраст для женщин не на восемь, а пять лет, разрешить многодетным матерям выходить на пенсию досрочно, на три года уменьшить стаж, дающий право на досрочный выход на пенсию, а также поднять более чем в два раза максимальный размер пособия по безработице для людей предпенсионного возраста.

Владимир Путин не часто обращается к гражданам с посланием, касающимся социальной сферы, и потому выступление президента приковало к себе всеобщее внимание. Тема возраста выхода на пенсию остается крайне болезненной, и глава государства отметил, что понимает запрос общества: «Важно чувствовать и учитывать, что за предлагаемыми изменениями стоят жизненные интересы, планы сотен тысяч, миллионов людей». «Предложенные изменения в пенсионной системе позволят не просто сохранить уровень доходов пенсионеров, но главное — обеспечить их устойчивый, опережающий рост», — заявил глава государства.

«Я предельно объективно, подробно и абсолютно искренне доложил вам о сегодняшнем состоянии и о предложениях по устойчивому развитию пенсионной системы в нашей стране. Еще раз подчеркну, нам предстоит принять трудное, непростое, но необходимое решение. Прошу вас отнестись к этому с пониманием», — подвел итог Владимир Путин. Трудный и честный разговор главы государства с гражданами о том, что волнует каждого, готовность к диалогу и компромиссу — эта интонация открывает новый политический сезон.


Елена Ямпольская: «Главная задача пенсии — сохранить у пожилого человека чувство собственного достоинства»

Мы обратились за комментарием к председателю комитета Государственной думы по культуре.

культура: Какие эмоции Вы испытывали, когда слушали телеобращение президента?
Ямпольская: Радость. Не только от того, что благодаря президентским поправкам законопроект об изменениях параметров пенсионной системы будет разумно скорректирован. Восторжествует справедливость — прежде всего, в отношении женщин. Очень здорово, что появятся пенсионные льготы у многодетных матерей. Многие из нас с самого начала говорили: есть отличная возможность увязать пенсии с демографией. Если пятеро детей — все-таки редкость, на такое решаются немногие, то о троих семья вполне может задуматься — с учетом не только сегодняшних, но и будущих льгот.

Но моя личная радость — она еще и гуманитарного толка. Способность доносить мысль ясно, внятно, спокойно и уважительно — та планка политической культуры, которую президент держит и которую можно принять за образец в спорах с недобросовестными оппонентами. До отвращения утомили те, кто рассматривает пенсионные изменения как последний шанс для самопиара. Не брезгуют передергиваниями, откровенными подтасовками, личными оскорблениями. Как человек, выступавший с думской трибуны по теме пенсий, я испытала на себе весь арсенал этих топорных приемов, многому узнала цену, многое про многих поняла. Истерика со штампованными аргументами («Вас бы в горячий цех!» — строчат под копирку люди, не бывавшие в горячем цехе даже с экскурсией) призвана вовсе не защитить пенсионеров. Потому что реальная защита пенсионеров — это увеличение размера пенсий. Я продолжаю работать, чтобы у моей старушки-соседки пенсия росла, — вот что такое защита и солидарность. А у крикунов одна цель — набрать политические очки в противостоянии с властью. Противостоянии по любому поводу. Баба Яга всегда против. Представляю, как бы они возмущались, если бы в Госдуму был внесен законопроект о понижении пенсионного возраста: «Теперь у работодателя есть законный повод выпихнуть нас на пенсию в 45 лет!»

культура: Для Вас лично какое обоснование нынешних непростых перемен является ключевым?
Ямпольская: Для меня существует один решающий довод. Главная задача пенсии — не просто обеспечить пожилому человеку набор продуктов и лекарств, но в первую очередь — сохранить у него чувство собственного достоинства. Мы все прекрасно знаем, насколько щепетильны в финансовых вопросах наши пожилые родители, с какой неохотой они принимают от нас ту помощь, которую считают «лишней». Для нетрудоспособного человека жизненно важно ощущать, что у него есть независимый источник дохода. Как бы мы ни любили своих стариков, они болезненно боятся оказаться в семье «обузой». Их так воспитывали — совестливыми работящими людьми. А если речь идет не о самых благодарных детях? Не зря в обществах, которые стремительно теряют патриархальность, появилось пенсионное обеспечение по старости. Оно несет гигантскую моральную миссию. Вообще, патриархальные устои — вещь зыбкая. Вспомните русскую классику: сколько там описано обиженных и оскорбленных стариков, доживающих свой век среди попреков — даже в крестьянской среде. Да что там — вспомните короля Лира…

культура: Думаете, будь у него пенсия?..
Ямпольская: Возможно, трагедия превратилась бы в драму... Президент с цифрами в руках показал: предлагаемые перемены — единственный способ добиться стабильного роста пенсий. Нет оснований сомневаться в его резонах. Другое дело, все мы надеемся, что изменения в пенсионной системе станут частью целого комплекса преобразований — в здравоохранении, контроле за экологической обстановкой. В психологии граждан, наконец. Надо, чтобы каждый россиянин планировал для себя долгую здоровую жизнь. Обучать принципам и навыкам такой жизни следует с младшей группы детсада, пропагандировать ее и создавать условия — беспрерывно, в режиме нон-стоп. Ну а самое главное, на мой взгляд, — сделать так, чтобы молодым хотелось полноценно работать, а не отбывать повинность, чтобы у них горели глаза. Для этого надо не только зарплаты повышать, но и цели перед людьми ставить масштабные, осмысленные, вдохновляющие. Снова — быть может, с упорством, достойным лучшего применения, — скажу, что в моем сознании никак не стыкуются задачи, стоящие сегодня перед страной, и развлекательная политика большинства наших телеканалов. Абсолютно невозможно каждый вечер на всю страну перетряхивать чье-то белье, потакать самым низменным, вульгарным вкусам, а потом ожидать от людей стремления совершенствоваться. Или вы создаете грошовых звезд, или убеждаете человека, что в современном мире надо постоянно учиться новому, чтобы достичь успеха. Вместе это не работает.

культура: Собираетесь ли Вы как председатель думского комитета по культуре принимать конкретное участие в работе над законопроектом?
Ямпольская: Разумеется. Нас тревожит полное исключение работников творческих профессий из числа тех, кто имеет право на пенсию за выслугу лет. Этот вопрос поднимался на заключительном — перед завершением весенней сессии ГД — заседании нашего комитета. Все присутствовавшие — вне зависимости от политических взглядов — высказали озабоченность по данному поводу. Надеюсь, решение примем так же дружно.

культура: Будете вносить поправки ко второму чтению?
Ямпольская: Сейчас мною и аппаратом комитета ведутся консультации. Скоро у депутатов завершится отпуск, мы с коллегами встретимся и определимся — станет ли это поправкой к законопроекту, либо те, кого мы защищаем, смогут попасть в список льготников, составляемый правительством. Я убеждена, что надо крайне осторожно обращаться с пенсионным возрастом и необходимым стажем у артистов балета, некоторых категорий артистов цирка, музыкантов, играющих на духовых инструментах. Да, нынешний список льготных творческих профессий и должностей, утвержденный еще в 1993 году, чрезмерно широк. Там есть пункты, сегодня вызывающие недоумение. Мы должны понимать: есть проблемы, которые ответственный человек в состоянии решить сам. А есть объективный износ организма, по причине которого невозможно, просто опасно выходить на сцену, на арену. Да и удовольствия зрителям это точно не доставит. Кроме того, уже сейчас существуют проблемы с набором студентов на отдельные творческие специальности. Отмена льгот усугубит этот дефицит. Ведь мы же не хотим оставить, например, оркестры России без духовиков, правда?


Мнения

Николай Цискаридзе, ректор Академии русского балета имени Агриппины Вагановой, народный артист России:

Фото: Светлана Холявчук/ТАСС— Все прекрасно понимают, что балет — искусство молодых. Но часто, и не только в последнее время, артисты танцуют слишком долго. Видимо, это и дало основание авторам законопроекта считать возможным продлить артистам срок сценической службы. Сейчас они имеют право оформить пенсию после 20 лет стажа, а солисты, те, кто работал в категории «А», — после 15. Два десятилетия на сцене мне кажется сроком абсолютно верным и справедливым. Сейчас действует контрактная система — срочный трудовой договор. При увеличении возраста выхода на пенсию ситуация может стать катастрофической. По одной простой причине: артиста можно уволить по окончании срочного трудового договора, а так как многие из них еще не достигнут пенсионного возраста, то стаж прервется, оформить пенсию они не смогут и многие будут обречены на голодное существование, окажутся без содержания. С каждым годом их число будет множиться и приведет к серьезному коллапсу. К тому же тяжело осознавать, что завершение контракта приближается. Артист танцует и надеется, что будет работать дальше, а ему за три дня говорят «до свидания».

Устроиться на иную работу, кардинально поменять свою жизнь могут далеко не все. Педагогами могут стать единицы, и в наших театрах основная часть наставников работает до полного окончания своих сил.

Я оформил пенсию через 15 лет службы, как и положено премьерам, да и ушел со сцены спустя ровно 21 год. Много раз говорил, что я против того, чтобы артист выходил на сцену в том возрасте, когда ему не полагается этого делать. Поддерживает меня кто или нет — не знаю, но своим примером я показал, что не собираюсь переступать «возрастную границу», и ни разу не пожалел, что так случилось. Поверьте, в последний год танцевал в костюмах того же размера, что и в начале службы. Ушел на пике формы, не потеряв ничего. Это не просто слова: можно посмотреть две видеозаписи «Щелкунчика», дебютного и прощального, сверить количество движений и качество исполнения. И все-таки я понимал, что силы не те, имитировать молодость и легкость — уже невозможно, организм не в состоянии, а зритель заплатил колоссальные деньги, чтобы посмотреть на народного артиста.

Увеличение возраста для артистов балета пагубно для отрасли в целом. Такие примеры перед глазами. В Италии танцовщики вынуждены встречать свое 60-летие на сцене. Они ходят на работу, участвуют в спектаклях, выглядят достаточно комично, смотреть это невозможно. И не потому ли во многих театрах Италии балет закрылся навсегда. Остался миф.

Не надо ничего придумывать, стоит присмотреться к французской модели. В Парижской опере артист балета обязан покинуть труппу в 40 лет. Исключений нет ни для кого — ни для мегазвезд, ни для обладателей высоких регалий, ни для тех, у кого крепкие связи в правительстве. Никто права артистов не ущемляет, обиженных нет, все знают правила игры. Вам сделают заключительный вечер, предложат выбрать спектакль, которым хотите попрощаться с профессией, зрителями, и скажут «спасибо». Если ваши услуги нужны театру, то последуют разовые контракты на отдельные спектакли.

Такая гуманная система должна быть и у нас. В ней необходимо четко прописать, сколько лет может работать артист и педагог. Достигаете определенного возраста, покидаете службу, получаете пенсию.


Сергей Лысенко, солист оркестра Большого театра, концертмейстер группы гобоев, заслуженный артист России:

Фото: Андрей Мустафаев— Позволю вспомнить реальный случай. Оркестрант почтенных лет обращается к дирижеру: «Маэстро, я ведь могу и соло сыграть». Получает ответ: «Конечно, можете, только слушать будет тяжеловато». Профессионалы прекрасно понимают, что лучше уйти на год раньше, чем на один спектакль позже, но социально незащищенный музыкант не сможет себе этого позволить. Профессия наша — из самых рискованных. Авторитет, заработанный годами и десятилетиями, можно потерять за несколько секунд. Уровень музыкального театра во многом определяется тем, как звучит оркестр. Объясню на примере тех, кто рядом со мной — коллег-духовиков. Наша группа организована по сольному принципу, то есть каждый — солист. Каждый отвечает за свою линию, за свою строчку в партитуре, и мы все зависим друг от друга: малейший сбой может иметь катастрофические последствия — не только в звучании музыки, но и в том, что происходит на сцене. В молодости я пережил такой печальный случай на «Иване Сусанине» — вступил не вовремя, за мной потянулись другие, дошло до того, что лошади свернули с нужного направления, сбился хор.

По времени принятия решения, молниеносной скорости реакции нас, оркестрантов, часто сравнивают с нейрохирургами и авиадиспетчерами. По физической составляющей и энергозатратам наша работа сопоставима с трудом шахтеров и лесорубов. Сколько сил при статической нагрузке тратит духовик, понять несложно: возьмите матрас, наполняемый воздухом, посадите на него человека и надувайте его часов восемь-девять. Пользу здоровью это не принесет. Наши профессиональные заболевания — эмфизема, перенапряжение легочной и сердечной систем, повышенный риск инсульта, особенно у трубачей. Научно доказано, что игра на духовых инструментах существенно увеличивает риск развития пародонтоза и других заболеваний полости рта. Да и лечение зубов приходится переносить на период отпуска, совмещать его с работой нереально.

В Императорских театрах через 15 лет работы солист получал полную пенсию, то есть сто процентов от оклада. Во второй половине XIX века содержание составляло тысячу шестьсот рублей золотом, что согласно табели о рангах соответствовало жалованью чиновника 4-го класса, действительного статского советника или генерал-майора. Добавлялись проездные, квартирные выплаты, то есть социальное положение отличалось стабильностью. В советское время духовики получали творческую пенсию после 20 лет стажа.

Конечно, каждая судьба индивидуальна. Имея правильную школу и крепкое здоровье, музыкант может хорошо играть достаточно долго. Тимофей Докшицер, Юлий Реентович, Вера Дулова многие годы радовали своим искусством, но они имели возможность уйти в тот момент, когда сочли это нужным. Сейчас не так. Пенсия в разы меньше зарплаты, поэтому оркестранты не спешат на заслуженный отдых, если позволяет состояние организма. К сожалению, такое случается нечасто. Музыкальное искусство — одна из тех областей, в которых Россия сохраняет лидерство и способна конкурировать с лучшими мировыми образцами. Отношение к творческим людям — своего рода маркер, позволяющий судить о зрелости общества и его культурном статусе. Увеличивая пенсионный возраст музыкантов, стоит подумать и о том, сколько талантливых, энергичных, амбициозных людей уедет из страны. Окажутся обманутыми ожидания тех, кто шел в профессию, зная о преференциях, которые она предоставляет. Музыканты, чей путь в искусство начинается в раннем детстве, их заслуживают.


Ajnj% Артем Геодакян/ТАССЭдгард Запашный, народный артист России, директор Большого Московского цирка:

— Цирковые артисты в плане выхода на пенсию делятся на две группы. Первая работает по общим правилам пенсионного возраста, вторая имеет льготный стаж. Сейчас вы разговариваете с действующим пенсионером, потому что моя профессия попадает в категорию особо травмоопасных. Таких профессий в цирке не много, но они есть. Это гимнасты, акробаты, дрессировщики хищных животных. Сейчас Госдума рассматривает вариант не только повышения пенсионного возраста, но и изменения льготного стажа, которые напрямую касаются артистов цирка и балета. Я уже смотрел эти поправки, и если они будут приняты, то мы получим следующую картину. Давайте возьмем воздушную гимнастку, начинающую работать в 20–25 лет. Через 15 лет у нее есть возможность выйти на пенсию, а у меня, как у руководителя цирка, есть возможность с ней дальше не работать. Сказать: «Прости меня, ты великолепная женщина и артистка, но тебе уже сорок. Ты не только получила большое количество травм, но и выглядишь не так, как в молодости». Да, я специально говорю цинично, чтобы лучше понимали. Из-за повышения льготного пенсионного стажа мы будем вынуждать людей рисковать жизнью в достаточно почтенном возрасте.

Неправильно это и с эстетической точки зрения. Искусство цирка и балета — это прежде всего молодость, эстетика красоты и грации. Если мы будем вынуждены показывать зрителям старых гимнастов и акробатов, то индустрии это на пользу не пойдет. Не знаю как вы, а я не хочу смотреть на старых балерин и воздушных гимнастов.

Напомню, я — работающий пенсионер. Так вот у меня 12 порванных связок. Представляете, сколько раз я оперировался и сколько мне нужно времени для того, чтобы разогреться. Такие, как я, работают в цирке повсеместно, но это их желание, их выбор и любовь к своему делу. С повышением льготного пенсионного возраста такого выбора не будет.


Фото на анонсе: Александр Кряжев/РИА Новости


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть