С Сены выдачи нет

24.07.2018

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Париж превратился в роковое для постсоветских протестных акционистов место. Не так давно Петр Павленский оказался надолго во французской тюрьме и был признан сумасшедшим. И вот еще более мрачная новость — ​Оксана Шачко, художница, одна из основательниц скандального движения «Фемен», покончила с собой. «Вы все — ​фейк», — ​написала она в предсмертном послании, обращенном к парижской богеме. Не поспоришь, конечно. В среде актуального псевдоискусства и в самом деле симулякр на симулякре сидит и симулякром погоняет. Но разве «Фемен» и сама Шачко были чем-то другим?

В 2009 году три хмельницкие девушки из неблагополучных семей — ​Анна Гуцол, Александра Шевченко и Оксана Шачко — ​решили прославиться чем-то необычным. Неожиданно быстро нашлись спонсоры — ​движение взялся финансировать американский предприниматель Джед Санден, один из крупных медиамагнатов Украины, пользующийся ощутимым покровительством госдепа. Позднее он публично дистанцировался от движения, так как оно, на его вкус, стало слишком политизированным.

«Фемен» быстро стали самым востребованным товаром постсоветской Украины. Группе удалось монетизировать установившуюся в последние десятилетия репутацию девушек из этой страны: они составляют изрядную часть общего контингента жриц любви по всей Европе. «Фемен» начали бороться с сексуальной эксплуатацией, домогательствами и мужским шовинизмом. Методы были выбраны простые: апелляция к самому низменному, что есть в человеке.

Гарные дивчины, украшенные малороссийскими венками, обнажались по пояс (а иногда и более), используя свои формы для привлечения внимания, расписывали тела всевозможными лозунгами и ругательствами. Получалась парадоксальная картина — ​борцы с сексуализацией женского тела использовали его как орудие. Выступая против восприятия Украины как страны повальной женской проституции и распущенности, они подтверждали своим поведением это амплуа.

Очень скоро в деятельности «Фемен» ощутимо начала преобладать политика — ​барышни стали хулиганить на выборах, бороться с «москальским» засильем и «путинской агрессией» и оказались востребованы на мировом русофобском рынке. Но еще в большей степени они зациклились на борьбе с патриархатом и особенно — ​с Русской православной церковью.

Покончившая с собой Оксана Шачко нападала на патриарха Кирилла во время его поездки на Украину. Другие участницы группы пытались осквернить кровью Свято-Успенскую Киево-Печерскую лавру. В августе 2012-го полуголая активистка в знак солидарности с «Пусси Райот» повалила в Киеве крест. Тут, впрочем, вышла промашка — ​его поставили украинские греко-католики в память о жертвах 1937 года: формально к нашей Церкви крест вообще отношения не имел. Но когда бесноватых останавливали такие мелочи?

Оксана Шачко играла во всем особую роль. Девушка выросла в глубоко религиозной семье, хотела уйти в монастырь, писала иконы. Впрочем, барышня оказалась вскоре не нужна, как и прочие основательницы «Фемен», — ​их всех вытеснила энергичная горластая Инна Шевченко (та самая, что пилила крест). Она превратила «феменок» в секту — ​агрессивную, дисциплинированную, не брезгующую никаким политическим заказом. Впрочем, еще больше движение теперь напоминает бордель.

Деятельность группы переместилась во Францию, где идейным основательницам движения были не очень рады. Трансформацию хулиганской банды в коммерческое предприятие описал французский журналист Оливье Гужон в книге «Femen, история предательства».

А Оксана Шачко, перебравшись в Париж, привлекла к себе внимание выставкой чудовищных антиикон — ​традиционные сюжеты она «переосмыслила» в феминистском, гомосексуальном духе. Не обошлось без откровенного кощунства. Самая «невинная» из работ представляла две иконы Богоматери «Умиление», расположенные зеркально, как на игральной карте.

Понятно, что человек, живущий в атмосфере ада, нездоров и ходит все время на грани. Шачко оказалась в особенно неприятной ситуации — ​она, по всей видимости, была искренней, идейной кощунницей, каковые иногда получаются из духовно сломавшихся религиозных людей, начинающих сжигать то, чему поклонялись. Эта девочка, которая когда-то мечтала писать иконы, оказалась слишком настоящей там, где и бесноватые-то востребованы только фейковые. И закончила так же, как многие видевшие когда-то Бога и Его предавшие.

Мало уехать в Париж, от себя все равно не спасешься. У многих комментаторов самоубийство Шачко вызвало чуть ли не радость вперемешку с возгласами «так ей и надо», но трагедия, произошедшая с этой девушкой, хороший повод подумать над тем, что рано или поздно «акционистская» показуха заканчивается, и человек остается наедине с собственными демонами. Многих ли деятелей «современного искусства» эта мысль отрезвит? Не знаю. Вдруг хотя бы одного.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть