На всех и беда одна

27.03.2018

Егор ХОЛМОГОРОВ

События в Кемерово стали национальной трагедией. Не дожидаясь федерального решения, регионы начали объявлять траур, люди стали помогать пострадавшим. Говорить о пожаре в «Зимней вишне» нечеловечески трудно. «Не плакать, а реветь хочется» — ​эти слова Владимира Путина в полной мере передают всю степень общего горя.

Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Погибли дети, в огне и дыму пропали целые семьи. Эту боль невозможно вместить. Отчасти поэтому в кемеровской трагедии так сложно кого-то обвинить: глаза буквально разбегаются от количества вольных и невольных злодеев. Пальцев не хватит, чтобы во всех ткнуть. Перед глазами картина: запертые двери, отключенная сигнализация, отсутствующая в пожарных кранах вода, охранники, не пропускающие бегущих детей.

Беда при ближайшем рассмотрении и сличении показаний свидетелей распадается на две части. Первая — ​пожар в торговом центре, напичканном горючими материалами, отключенная сигнализация, неисправная система пожаротушения, запертые запасные выходы. Около двадцати погибших. Такие жуткие истории случаются. Это нельзя простить, но можно рационально объяснить. Второе — ​судьба запертого снаружи на ключ зала, где более 40 человек смотрели мультфильм. Им не оставили ни единого шанса — ​и объяснения нет. Если первая трагедия — ​продукт социальных факторов, то вторая — ​настоящий плод метафизического зла, действующего в мире через человеческую глупость, жадность и трусость.

Почему всё загорелось? Объяснение элементарно — ​желание бизнеса нажиться на людях. Отпущенный на волю, без строжайшего государственного контроля, «рынок» знает только одного бога — ​прибыль, — ​и только одно зло — ​«неэффективность расходов» и «дополнительные издержки». Давно установлено, что предприниматели стараются переложить на общество свои грешки — ​загрязняют окружающую среду, бесплатно используют инфраструктуру, не хотят нести обязательные расходы на безопасность, такую, как «никому не нужная» пожарная охрана.

И вот очередной бизнес-начальник велит «подужаться». Ему надо строить гольф-академию на новой родине — ​в Австралии, а там не забалуешь. Услужливые менеджеры и подставные владельцы спешат экономить на чем только можно — ​повар, заведующий электропроводкой, противопожарная система побюджетнее, охрана подешевле, облицовка экономичная, зато хорошо горящая. А чтобы государство не придиралось — ​взятки и взяточки, отстаньте, «мы — ​малый бизнес».

Сама ситуация «проверочных каникул», из-за которых не удалось своевременно выявить угрозу, тоже свидетельство управленческого кризиса. Фактически мы признали: все комиссии чисто формальны и не выявляют нарушения, а исключительно собирают взятки, и потому давайте их просто отменим. А в то, что реальный контроль может существовать для дела, мало кто верит всерьез.

Но произошедшее — ​при всем желании — ​не может быть описано формулой «равнодушное чиновничество и хищный бизнес против благородных и страдающих граждан». Судьба погибших говорит о том, что зло есть не только в системе, но и в нас. Из трех залов два заперты не были и люди оттуда эвакуировались. Зато один оказался закрыт снаружи и превратился в загазованную раскаленную ловушку.

По чьей инициативе был заперт зал? Кто повернул ключ в замке? Почему этот человек не попытался освободить тех, кому не оставил ни единого шанса? Освободить, пусть и ценой собственной жизни? От социологии катастроф мы переходим к метафизике зла. Трусость, глупость, безответственность уже ни на чиновников, ни на бизнесменов не переложишь.

Низость не ограничилась самим моментом трагедии. Одни мерзавцы тут же начали собирать деньги на липовые счета помощи пострадавшим. Другие — ​распускать слухи о «сотнях погибших» — ​мол, «знакомая жены знакомого работает в морге — ​она точно видела». На высоте оказались и западные политики — ​именно в день национального ужаса устроив массовую высылку наших дипломатов, они в очередной раз объяснили, чего стоят их лицемерные «ценности».

Сегодня много пишут о том, что «торгово-развлекательные центры», где люди глушат тоску и заполняют пустоту, участвуя в культе потребления, зло само по себе. Вряд ли это морализирование относится к делу. Да, ТРЦ — ​социальная опухоль, убившая одноэтажные кинотеатры, магазины, многие городские кафе. Детям и взрослым больше некуда пойти. В торговых центрах тепло, светло и вокруг красивые вещи. Можно сидеть на бесплатных лавочках, болтать с друзьями, а то и тайком покупать на всю компанию пиво. И вот полубесхозных подростков приходится гонять с аттракционов, а самые жадные контролеры закрывают двери кинозалов, чтобы «зайцы» не пробрались на середину сеанса (сколько в этих запертых дверях подлости — ​вспомним, как еще наши родители смотрели кино с окружавших открытый экран деревьев). Появилась даже версия, что пожар начался с того, что какие-то пацаны подожгли поролон.

Надеюсь, однажды мегамоллы и ТЦ исчезнут с лица наших городов так же, как пропали некогда всесильные палатки. Но люди погибли не потому, что они пошли туда, куда нельзя, и захотели потреблять. Уверен, если бы напротив некоторых зданий появились красные билборды с информацией: «Небезопасно. Не действует пожарная сигнализация», то посещаемость резко упала бы.

Отправляясь в такие центры, граждане доверяют государству: оно защитит их безопасность. Общество базируется на том, что мы не должны сами проверять, работает ли пожарная сигнализация и не отравлена ли еда в кафе. Мы знаем, что есть компетентные инстанции, которые сделали это за нас. В данном же случае доверие людей было предано.

Трагедию в Кемерово нужно разобрать пошагово. Установить все факторы риска, которые сложились в страшный итог, и провести по всей стране учения, чтобы убедиться, что подобного в других общественных местах не возникнет. Беспощадно, по самой верхней планке уголовного закона и предельно показательно наказать всех, кто прямо или косвенно, действием или бездействием способствовал трагедии. Кары не утирают ни одной детской слезинки, не утоляют страданий человека, в один день потерявшего в кино жену и детей, но они могут и должны предотвратить новые беды.

Сегодня девизом России должно стать слово «ответственность». Призвать к ответу виновных — ​половина дела. Важнее — ​осознать, насколько преступно мы разбазариваем жизни, к каким последствиям может привести одна запертая дверь, сколько стоит экономия на материалах. Каждое непродуманное решение рано или поздно ведет к катастрофе. И пока беда на всех одна, стоит настолько громко, насколько это вообще возможно, говорить о том, что никакого развития и никакого будущего без ответственности не получится.


Фото на анонсе: Кирилл Кухмарь/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть