Владимир Белоусов: «Наши ветераны хоть сейчас могут взяться за подготовку будущих чемпионов»

15.02.2018

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

Фото: РИА Новости17 февраля в Пхенчхане определится победитель в прыжках со 140-метрового трамплина. В этом виде программы у россиян мало шансов на успех: чиновники МОК лидера сборной Дмитрия Васильева на Игры не допустили. Но были времена, когда наши соотечественники диктовали свои условия зарубежным соперникам. На Олимпиаде в Гренобле 50 лет назад Владимир Белоусов выиграл золотую медаль и навсегда вписал свое имя в историю.

культура: С момента победы в Гренобле минуло полвека, но с тех пор никто из наших летающих лыжников не смог даже приблизиться к Вашему достижению. Как удалось добиться такого успеха?
Белоусов: Начну издалека. Я родился и провел раннее детство прямо в начале знаменитой Дороги жизни на берегу Ладоги. Мои бабушка и дедушка жили во Всеволожске, это недалеко от Ленинграда. Там местные энтузиасты из пожарной команды построили деревянный трамплин — на нем был установлен рекорд 33 метра. Мне посоветовал прыгать троюродный брат. Он раньше начал заниматься у моего будущего тренера Аркадия Петровича Воробьева. С этого момента и началась спортивная жизнь.

Но «золото» Гренобля — не единственный успех отечественной школы. Еще до моего прихода в сборную СССР наши спортсмены добивались немалых успехов на международной арене. Для меня эталоном служил серебряный призер чемпионата мира 62-го года Николай Каменский. Николай Шамов побеждал на знаменитых Холменколенских играх, а Коба Цакадзе отмечался высокими результатами на многих престижных соревнованиях. Наши держались в обойме, совсем немного уступая мировым лидерам, несмотря на отсутствие в стране трамплинов высокого класса и качественной экипировки. Коваленко, Емельянов, Крюков — этих людей конкуренты боялись.

культура: На Игры-68 отправлялись фаворитом?
Белоусов: Первым номером в мировом рейтинге. Выигрывал все турниры, включая неофициальный чемпионат мира — Холменколенские игры, первенства в Фалуне и Лахти. Хотя впервые выехал за рубеж лишь в начале января 1968 года. Раньше не давали соответствующие документы из-за того, что числился в штрафниках.

культура: Что же Вы натворили?
Белоусов: В любую свободную минуту я отлучался на трамплин в Кавголово, где продолжал тренироваться. Командиры на это скидку не делали. Поэтому постоянно выписывали наряды.

культура: На состязание в Чехословакию приехали в ранге олимпийского чемпиона, но смогли занять лишь шестое место. Что произошло?
Белоусов: Накануне старта в гостинице мне и Воробьеву подкинули записку следующего содержания: если выиграю, то за последствия организаторы не ручаются. Замечу, что на всех тренировочных и предварительных стартах я неизменно показывал лучшие результаты. Новичок сборной Гарий Напалков свои попытки завалил и в итоге оказался в слабейшей группе.

Мы с Воробьевым решили пропустить первую попытку, поскольку она не входила в зачет. Местный любимец Иржи Рашка показал лучший результат, а моего появления зрители уже не ожидали. Но тут я вышел на старт и обошел чеха.

К моему второму прыжку болельщики подготовились соответствующе, а на новичка Напалкова внимания не обратили. Он собрался и превзошел все ожидания, став лидером после срывов чемпионов Норвегии, Германии и Японии.

Я вышел последним. Поднялся невообразимый шум — крики, дружный свист. В те времена трамплины были другие, зрители стояли за невысоким бортиком вдоль всего пути разгона. Плотные снежки летели в меня, часть из них усыпали линию разбега. Даже телетрансляция оборвалась. Может, по камере попали, или специально отключили, чтобы не показывать эту дикость. Я оглядываюсь назад на судей. А там какие-то люди кричат и еще замахиваются. То ли добро на старт дают, то ли пинка. Поехал я вниз, по дороге перескакивал с колеи на колею, чтобы снежки объехать. В результате и оттолкнулся неудачно, и летел кое-как, барахтаясь. С трудом приземлился. Прыгни на метр дальше, стал бы призером.

культура: Во время полета бывало страшно?
Белоусов: Тренер грамотно со мной работал. Шли от простого к сложному, от малого к большому. Начали на коротких трамплинах, потом постепенно перешли на более длинные. В детском возрасте чувство страха перед высотой и скоростью легко преодолевается. Позднее больше боялся запороть прыжок, показать плохой результат и подвести команду.

культура: В последнее время много говорят о допинге. В Вашем виде спорта эта проблема есть?
Белоусов: Если рассуждать логически, зачем летающим лыжникам допинг? Возможно, современный уровень технического развития дает преимущество более легким ребятам. Ведь если мы прыгали «в глубину», то нынешние — в длину. Поэтому вполне объяснимо применение препаратов для снижения веса. Например, мочегонных. Вот на этом их, видимо, и ловят. В наше время важнее было набрать мышечную массу, чтобы обеспечить себе мощное отталкивание от трамплина. Помню, легкий Коваленко, обладая прекрасной прыгучестью, проигрывал из-за недостаточного веса.

культура: Как обстоят дела с тренерскими кадрами?
Белоусов: Для того чтобы успешно готовить мальчишек в начале карьеры, не обязательно иметь высшее физкультурное образование. Достаточно просто любить детей и иметь опыт прыжков с трамплина. А люди, отвечающие этим требованиям, еще живы и здоровы. Наглядный пример: на турнире моего имени в Кавголово несколько лет назад выступали 60 ветеранов. Самым старшим — по 65 лет.

Все горят желанием вновь вернуться к спортивной деятельности, готовы даже на понижение зарплаты. Все равно многие из них каждые выходные укладывают в машины лыжи и едут на трамплины, даже если добираться несколько часов. Наши ветераны хоть сейчас могут взяться за подготовку будущих чемпионов.

И среди малышей полно желающих. Во Всеволожске три общеобразовательные школы, от них до трамплина несколько минут пешком.

культура: За подготовкой юных летающих лыжников следите?
Белоусов: Да, постоянно. И положение вещей меня сильно удручает. Особенно расстраивает, что не могу повлиять на ситуацию. В середине 1990-х решил в родном городе возглавить школу, чтобы она вообще не пропала. Два раза в неделю старшие спортсмены ездили в Кавголово тренироваться. В лучшие времена во Всеволожске занимались 150 детей разных возрастов. Но когда школа закрылась, они оказались у разбитого корыта. Знаю несколько печальных примеров: некоторые парни того поколения пошли, как говорится, по кривой дорожке — тюрьма, прочие неприятности, и в конце концов уже на том свете, ушли совсем молодыми. 


Фото на анонсе: Юрий Сомов/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть