Упавшие с неба

26.11.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

Балет знаменитого Иржи Килиана показал Театр на Большой Дмитровке.

Фото: Олег ЧерноусПремьера «Восковых крыльев» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко завершила международный фестиваль DanceInversion. В нынешнем году организаторы пригласили неизвестные коллективы из Южного полушария — Бразилии, Новой Зеландии и Австралии (о них мы уже рассказывали читателям). Приехавшие артисты — наши антиподы, мы живем по разные стороны Земли, и она разделяет наши пятки. По иронии судьбы в «Восковых крыльях» (этот получасовой шедевр Иржи Килиан поставил для своего Нидерландского театра танца в 1997 году) тема «антиподов» продолжается: на сцене «анти-анти-антиординаты» — прямо по Высоцкому. Утонченно красивая декорация собрана из странного, почти нереального дерева, растущего вверх тормашками: корни «вгрызаются» в колосники сцены, а крона, наоборот, устремлена к подмосткам. Вокруг чудо-дерева мерно вращается большая лампа-прожектор.

Названием Килиан отсылает зрителей к древнегреческому мифу о дерзком полете и сыновнем непослушании: воск, скреплявший крылья, растаял, и юный герой упал в море. Ни Икара, ни его отца Дедала в спектакле нет, как нет и персонажей из балетов о бесстрашном безумце (Икар привлекал разных хореографов: Сержа Лифаря, Владимира Васильева, Игоря Бельского, и античная история в их трактовках обрастала побочными сюжетами). Действие в «Восковых крыльях» происходит на небесах, глядя в которые так «часто и печально» мы замолкаем. Звучит коллаж из старинных мелодий Бибера и Баха, соединенных с музыкальными фразами авангардиста Кейджа и джазовыми вздохами минималиста Гласса, приправленными космическими интонациями.

На сцене — четыре дуэта в черном: Анастасия Першенкова и Георги Смилевски, Наталья Сомова и Сергей Мануйлов, Эрика Микиртичева и Александр Селезнев, Оксана Кардаш и Семен Величко. Восьмерка танцовщиков выступает как единый медиум и составляет коллективное целое, впрочем, индивидуальности различимы. 

Фото: Олег Черноус

Репетируя балет Килиана «Симфония псалмов» в Большом театре, ассистент хореографа объяснял артистам, что каждый из них — нить, без которой не соткать ковер дивной красоты. Необыкновенно красивы и «Восковые крылья», в них возникает неземная и исполненная грусти элегия, пропеваемая рефлексирующей славянской душой чеха Иржи Килиана. Танцы рождаются на пограничной полосе жизни и смерти, и похожи они на сны мечтателей, жаждущих неведомых полетов.

Есть в балете понятие — исполнительская манера. В балетах Килиана это тайна непрерывности движения — общего, когда па одного танцовщика отвечает не за следующее движение (или положение) собственного тела, а корреспондируется другому телу. И даже не тому, что рядом, а тому, что находится в противоположном углу сцены. Поэтому бьется общая энергия, и звенит воздух, разнимаемый редкими хлопками танцовщиков — будто заводит в невесомости счет бесконечному времени Вселенной гигантский метроном. 

Фото: Олег ЧерноусСменяющим друг друга мужским соло аккомпанируют колышущиеся девичьи руки: здесь все вслушиваются в интонации движений, следуя виртуозной композиции ансамблей, дуэтов и трио. Икары-первопроходцы, кажется, уже оторвались от земли, но еще не расстались с привычной жизнью: тяжесть земного притяжения ломает высокие поддержки, а движение, замирающее в статичных позах, вдруг набирает ускорение и стремится преодолеть границы.

Временами почти готическая графика танцевальных рисунков взрывается чувством, но форма, как путы, сдерживает порыв, и чувство тает на глазах как воск. Жизнь земная — не идеал, но кто сказал, что на небе не бывает тоски, а полет освобождает от земных дум и рефлексий? Не потому ли драгоценные лирические дуэты вдруг пронизывают судороги боли. Получается, что хорошо, где нас нет, и что мечта прекрасна, пока ты не пришел к ее осуществлению. На земле ли, в небе — человек хочет быть услышанным. В финале две фигуры, прижавшись друг к другу, остаются на сцене, и возникает чеховско-килиановская тема скорби по утекающей жизни: «время наше уходит…» Время, которое для хореографа представляется главной категорией сущего.

В Музтеатре теперь появился полный вечер балетов Килиана, самое большое российское собрание сочинений «гаагского гуру». «Восковые крылья» продолжили марево подсознания «Бессонницы», любовь среди шпаг и кринолинов «Маленькой смерти» и утонченный праздник жизни «Шести танцев». Килиан становится своим в театральном доме на Дмитровке, где ему c радостью готовы предоставить постоянную прописку.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть