Придет Дедушка Мороз

30.11.2017

Владимир МАМОНТОВ, публицист

Рисунок: Виталий ПодвицкийСегодня развелось столько детских психологов, что остается удивляться, откуда у их родителей, учителей были время и силы, чтобы заметить и выпестовать этот дивный дар: непреложное знание того, как надо воспитывать отпрысков. Доподлинно знают, что современному ребенку требуется, как ему не навредить гиперопекой, невниманием, запретами, калькированием собственных комплексов, — нужное подчеркнуть.

Свежие предновогодние новости — в духе времени. Теперь к детям подпускают тетенек, которые утверждают, что Дед Мороз для малолеток опасен: они старика испугаются. В крайнем случае, можно прислать в детсад безобидную Снегурку, но только не бородатого мужика с мешком! Детским садам Новосибирска, Кирова, Самары и Казани придется обойтись без старика с мешком. Он, говорят, еще и коррупцию разводит. Из репертуара колыбельных рекомендуют изъять «Придет серенький волчок, тебя схватит за бочок». Так и вижу: ребенок доиграл до 118-го уровня игры «Убийство монстров 5», пора баиньки, а тут бабуля со своим волчком. Укроешься с головой и дрожишь всю ночь.

Я совершенно не исключаю, что в далеком детстве саму психологиню напугал подвыпивший актер ТЮЗа Семен Буханкин, который в детсад прибыл в облике волчка и кричал «отворяйте, козлятушки» вместо «елочка, зажгись!». Но ведь вы, тетеньки, только что уверяли, что нельзя переносить свои комплексы на детей! Так это свои, родительские, нельзя. А наши, научно разработанные, нужно.

Читая некоторые рекомендации, я, признаюсь, стал лучше понимать, как надо расти и учиться, чтобы стать детским психологом. «Не желать делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу — это нормально. Не надо стараться ребенка замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например... дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю».

«Пилюлю?» «Глотать лягушку?» «Не хотеть ходить в скучную школу?» Да вы чего, психологи, с нареза съехали? Нет, я это внукам проповедовать отказываюсь. Они от меня слышат песни «кто весел — тот смеется, кто хочет — тот добьется». Рассказы о пионерской закалке. Я не понимаю, искренне, по-советски: учиться, ходить в любимую школу, решить-таки трудную задачку, хулиганить на переменках, мазать дверную ручку перцем халапеньо, а потом вдруг получить сертификат лауреата конкурса по литературе — это все, по-вашему, «глотать лягушку»? Добиваться своего, преодолевать лень, зазнайство, апатию — «пилюля»?

Тоскливые эти тетеньки считают, что мы, родители и гранд-родители, не должны таскать детей по местам, почему-то близким и милым нам самим. Отчасти это верно. Мы тут недавно с благоговением посещали храм Покрова на Нерли, а внук извелся. Всю дорогу стенал. «Жемчужина архитектуры... Кубик с луковкой... У вас кругом жемчужины. В Риме вообще все камни облазили. Тащиться на эту Нерль пешком, за тридевять земель... Вайфая нет...» Но, исполнив обязательный ритуал, чтоб родители не расслаблялись, он, оказывается, кое-что важное для себя сообразил. Вынес из путешествия. И я услышал потом, как он докладывает по телефону другой своей бабушке, приходящей в себя после болезни, человеку глубоко верующему: «А знаешь, где мы были? Мы были в храме Покрова на Нерли! Ну, да в том самом, ну да, жемчужина русской архитектуры...» Ведь понимает, кому это надо рассказать, прежде всего — интеллигентной бабуле, для которой храм — выдающийся и вечный символ безукоризненной красоты и верности жизненным принципам. Она к нему в сапогах, наперекор советской действительности, по весеннему болотистому полю из Боголюбова ходила восторгаться. Не по накатанной туристической дорожке.

Следующий, на мой взгляд, совершенно вопиющий совет — «не пытайтесь расшевелить ребенка, если он ничего не хочет». Я уперся в эти чеканные строки и задумался: а если бы так воспитывали меня, под тем благовидным предлогом, что нарушат хрупкую гармонию моей окуклившейся личности? Чего бы я добился? Разве не стал бы я нытиком-неудачником, от которого все бегают, как от чумы, поскольку апатия заразна? Под какой бетон бы закатали меня большие и малые неприятности, трудности, выпавшие на долю? Ей-Богу, мне бы ничего не оставалось делать в этой жизни, кроме как стать детским психологом-«ботаником», который подсознательно культивировал бы вокруг себя хилые растения, привыкшие к искусственному свету. Психологом, занятым искусственным разведением мальков офисного планктона.  

К счастью, в моем детстве не было таких психологов, а был строгий завуч, требовательный завотделом, принципиальный редактор, Дед Мороз, волчок и капитан Грант. И это выковало мой стальной характер.

Шучу, шучу.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть