Ради хайпа на земле

23.11.2017

Михаил БУДАРАГИН, шеф-редактор газеты «Культура»

В истории «мальчика из Нового Уренгоя», как в плохой семейной драме, приняло участие слишком много взрослых.

Десятиклассник Николай Десятниченко, приехавший в Германию по программе обмена, выступил перед депутатами бундестага, и в СМИ поначалу попала одна цитата: «Я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка — участник войны, который был там тяжело ранен... Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл, и мир больше никогда не увидит войн».

Эти слова прозвучали громко. Вырванные из контекста (он гораздо сложнее: и само выступление было больше, и некоторые факты просто выпали из поля зрения), они послужили поводом для обвинений самого подростка, родителей, школы, региона. Одни горячие головы сразу же бросились требовать крови, звонить по всем телефонам, что нашлись под рукой, призывать прокуратуру. Другие — оседлали свою любимую тему о «преступлениях советского режима» (либеральные СМИ выкатили всю тяжелую артиллерию), взяв школьника себе в нежданные союзники. В блогах сутки напролет звучали взаимные проклятия. Количество просмотров выступления росло. Подробности, которые стали появляться в прессе, никого уже не интересовали.

Дошло до того, что комментировать ситуацию пришлось Дмитрию Пескову. «Очевидно, что школьник не имел в виду ничего плохого, очевидно, что школьник чрезвычайно волновался, когда выступал в бундестаге. Любой школьник, выступая в бундестаге, в таком представительном месте, естественно, будет испытывать крайнюю степень волнения. <...> действительно, надо сосредоточиться на вопросах образования, а не заниматься упражнениями в человеконенавистничестве», — заявил пресс-секретарь президента. Согласимся с этим и оставим тему «Кого бы тут немедленно распять?», чтобы оглядеться и увидеть то, что в пылу сражений за «мальчика из Уренгоя» осталось незамеченным.

Я потратил не так много времени и сил, чтобы узнать у сверстников Коли из разных городов России ответ на вопрос: «И как вам этот скандал?» Слова, впрочем, были другими: «движуха» и «хайп». Взрослые оценивают громкий сюжет, исходя из приписки к тому или иному лагерю, политической конъюнктуры, личного опыта, а дети думают совсем о другом.

Я слышал с разных сторон — от мальчиков и девочек, грамотных и не слишком, умных и чудовищно необразованных, — одно и то же: «Круто же парень хайпанул». Проще говоря, неважно, о чем вообще сюжет, но раз о нем говорят, это действительно здорово.

Наверное, могло показаться, будто бы взрослый спор подтолкнет подростков к размышлениям об истории, уточнению позиции etc. Но никакой внутренней драмы, которую можно было бы разрешить, в этой среде не существует. Нет враждующих субкультур (ушли в прошлое даже фрик-тусовки), подрастающее поколение гомогенно и делится на тех, кто может собрать сотни тысяч просмотров на YouTube, и тех, кто лишь мечтает об этом. Дело не в школьных оценках, уровне дохода семьи и внутренних качествах — просто мироздание для них устроено слишком просто: есть «минута славы», остальное — детали.

Именно поэтому представители так называемой «золотой молодежи», откровенно подставляя родителей, выкладывают в инстаграм фотографии, сделанные на Лазурном берегу, а также снимают на видео гонки на дорогих автомобилях. Ровно по той же причине те, у кого денег на заграничную виллу нет, все время что-то фиксируют: кто-то издевательства над одноклассниками, кто-то — пьянки на «вписках». Вдруг ролик попадет в топы: стоит постоянно пробовать привлечь к себе внимание.

Речь идет не о дефиците любви. Дети перелюблены со всех сторон. Взрослых на каждого ребенка слишком много, вокруг чада обычно наворачивают круги мама, папа, бабушки, дедушки, учителя. Но слава-то нужна среди своих, сверстников.

И скандалом наша уважаемая общественность, до всего имеющая дело, доступно объяснила детям, которые и так не имеют никакой общепоколенческой морали, что нужно сделать для гарантированного хайпа. Стоит напрячься немного и посмотреть на Николая глазами подростка. Парень отправился в Германию (!), сказал о «невинно убиенных», и его обсуждают почти круглосуточно. Теперь многое понятно — на уровне схемы. Во-первых, Запад имеет значение (выступи Десятниченко в своем Новом Уренгое, никому бы он даром был не нужен). Во-вторых, Великая Отечественная — больная мозоль, наступать стоит на нее. И, наконец, в-третьих, взрослые готовы делать стойку мгновенно, ни в чем толком не разобравшись, не потрудившись понять, что происходит.

Инструкцию детям выдали. Боюсь, они начнут ею пользоваться. Так, может быть, в следующий раз, прежде чем сотрясать воздух, стоит подумать и помолчать? Мы ведь уже знаем, как слово наше отзовется.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть