Нас разрушающий союз

30.08.2017

Сергей ГРОМОВ

Российский плакат 1914 года

1 сентября 1907 года Россия проснулась в новой геополитической реальности: накануне министр иностранных дел Александр Извольский и британский посол Артур Николсон подписали в Санкт-Петербурге международный договор о создании военно-политического альянса, известного впоследствии как Антанта. 

Российская империя, Великобритания и Франция брали на себя обязательства исполнять — в случае участия кого-то из членов коалиции в войне — «священный союзнический долг». О причинах и трагических результатах этого события 110-летней давности «Культура» беседует с историком и публицистом Андрей Фурсовым.

культура: Почему мы позволили завлечь себя в Антанту? Был ли в этом какой-либо иной прок, кроме таскания для «союзников» каштанов из огня мировой бойни?
Фурсов: России Антанта была совершенно не нужна. Она создавалась для решения британских проблем: провоцировалась европейская война с тем, чтобы Россия и Германия уничтожили друг друга. И то, что Николай II согласился на вхождение в новый военный союз, стало его грубейшей ошибкой, связанной помимо всего прочего с кабальной зависимостью от английского и французского капитала.

культура: В 1907 году, казалось бы, обрел немалый политический вес Петр Столыпин, категорически не желавший рассориться с Германией. И тем не менее премьер не сумел предотвратить губительный для обоих государств конфликт, ставший прямым следствием возникновения Антанты.
Фурсов: Английская агентура влияния оказалась эффективнее. Первую мировую войну британцы организовали виртуозно. Еще в 1870-е к ним пришло понимание: стремясь в течение предшествующих десятилетий не допустить усиления русского государства, они проморгали мощный экономический и геополитический рывок Германии. Британский политический класс тогда поставил перед собой задачу покончить с Рейхом. Решить ее можно было лишь с помощью нашей страны, и для этого англичане на первых порах инспирировали русско-французский союз. Примечательно, что необходимости в таковом французы для себя в ту пору не видели. Но за дело взялся папа римский. Усилия главы католиков увенчались успехом в начале 1890-х.

Дальнейший стратегический ход британцев был еще более изящным. Теперь они решили склонить французов к теснейшему сотрудничеству с короной, и уже требовалось доказать, что Россия не такая сильная, как о ней принято думать в мире. Сначала англичане помогли Японии экономически подняться, победить Китай, а затем ее руками нанесли болезненный удар по Российской империи. В результате произошла переориентация Парижа с Москвы на Лондон и сформировался прочный англо-французский союз.

Следующая стадия этой многоходовки выразилась в подписании стратегических англо-русских соглашений. Над этим британцы интенсивно работали как по официальной внешнеполитической линии, так и посредством тайных каналов. К примеру, в конце XIX века в Великобритании возникла наднациональная структура мирового согласования и управления — общество Родса. Потом оно стало обществом Милнера «Мы», позже получившим название «Группа». Эмиссары именно этой организации, включая самого Альфреда Милнера, приезжали накануне февраля 1917-го в нашу страну. Без них антимонархический переворот в России был бы вряд ли возможен. Таким образом, создание Антанты — это блестяще организованная операция британцев, которая наглядно демонстрирует: их правящий класс умел планировать на десятилетия вперед, а поставленная им задача — убрать с геополитической сцены Российскую и Германскую империи, причем путем взаимоуничтожения, оказалась в принципе решена.

культура: Немало поспособствовали этому и сами немцы. Чуть ли не повальная русофобия в Германии бытовала еще при рейхсканцлере Бисмарке.
Фурсов: Типичное германское высокомерие — свойство, которое сформировалось задолго до начала XX столетия. Черты национального характера немцев, во всяком случае, в исторической ретроспективе, можно условно поделить на две части. С одной стороны, налицо этакая романтическая сосредоточенность, лиризм Гёте и Шиллера. С другой, когда германцы оказываются на коне, а лирика куда-то улетучивается, — прекраснодушный романтик внезапно превращается в Адольфа Гитлера.

Как бы там ни было, британцы чрезвычайно ловко переиграли и немцев, и русских. И тут уместно вспомнить высказывание на сей счет нашего замечательного разведчика и геополитика Алексея Едрихина-Вандама: «Хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним». Надо всегда учитывать это справедливое соображение.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть