До счастья надо дорасти

06.07.2017

Екатерина САЖНЕВА

Накануне Дня семьи, любви и верности «Культура» поговорила с доктором психологических и кандидатом медицинских наук, тренером Института групповой и семейной психологии и психотерапии Марком САНДОМИРСКИМ о  социальном измерении одного из самых заметных кризисов последних десятилетий. 

культура: Марк Евгеньевич, многочисленные опросы — и у нас, и за рубежом — показывают, что традиционная семья, кажется, больше не нужна.
Сандомирский: Да, и, к сожалению, эта тенденция глобальна. Дело в том, что при современном укладе в обществе потребления людям удобнее как можно дольше оставаться «взрослыми детьми».

культура: Но разве же дети не хотят создать семью?
Сандомирский: Взрослые, которые ведут себя, как дети, избегают ответственности — для них это игра в семью. Конечно, в обычном детском возрасте подобное поведение естественно: не задумываться о том, что будет завтра, развлекаться, получать удовольствие, не отвечая за кого-то еще. Истинное же взросление происходит тогда, когда маленький человек начинает сам заботиться о ком-то — о домашнем животном, младших братьях или сестрах. Но поскольку сейчас семьи преимущественно малодетные, такого опыта многие не получают. И это еще одна причина синдрома «Питера Пэна» — подростка, который не желает взрослеть. Подобные иллюзии развеиваются, но лишь на склоне лет.

культура: Может быть, это и неплохо? Не переживать за близких — за детей, родителей, мужа или жену. Разве это не своеобразный вариант счастья?
Сандомирский: Счастье — сложная категория. Гораздо проще обнаружить его отсутствие, чем наличие. Но да, мы живем в эпоху кидалтов. Для существующей системы общества потребления это выгодно и экономически. Ведь человек с подобным мировоззрением, в отличие от людей зрелых и ответственных, не стремится к сбережениям, тратя все доступные средства «здесь и сейчас» на свои дорогие «взрослые игрушки»: гаджеты, машинки, самолетики. И в современном мире таких одиночек по убеждению становится все больше, в Америке даже функционирует Университет одиночества, выпускники которого учат других, как правильно жить без семьи.

культура: Но возможна ли в таком случае настоящая любовь между мужчиной и женщиной?
Сандомирский: Половые отношения, конечно, остаются. Однако не ради продолжения рода. Тут к кидалтам примыкают и небезызвестные чайлдфри, не желающие заводить детей. Да, они могут иметь связи, и довольно устойчивые, пары образуются, заключаются гостевые и досуговые браки, отношения «выходного дня» или отпуска, «серийные» союзы, когда молодые люди заранее договариваются, сколько лет вместе планируют прожить — год, два или три, а затем отправиться на поиски нового партнера, но все это никак нельзя назвать взрослой сексуальностью. В конечном счете, как ни банально это звучит, биологическая жизнь человека конечна. 

«Взрослый ребенок» не хочет и боится страдать. Ему проще найти себя в альтернативных формах сексуальности, не требующих взрослой ответственности, что мы сейчас и видим повсеместно в той же Европе. Конечно, инфантилизация не входит в список известных психических заболеваний, однако по смыслу — это новый социальный недуг человечества. Следующий его этап — деградация семьи. И хотя ныне семья не нужна нам для физического выживания, она по-прежнему необходима для выживания психологического. Общеизвестно, что благополучные семьянины и чувствуют себя более счастливыми, и в среднем живут дольше. Все мы, современники, независимо от образования и интеллекта, на уровне тела остались такими же, как и наши далекие предки из каменного века. И подсознательно, инстинктивно хотим того же, что и они.

культура: Чтобы мужчина зарабатывал, а женщина поддерживала огонь в очаге?
Сандомирский: Я не об этом. Это социальный стереотип. Природа заложила в каждого человека определенный набор программ. Одна из главных: для того, чтобы мы чувствовали себя хорошо и спокойно, нас должны окружать родные лица. Родители, дети, а еще лучше сразу несколько поколений, это такая естественная группа нашей с вами психологической поддержки и защиты. Мы можем ссориться с ними и мириться, переживать разлады, но все-таки мы вместе. Цель любой семьи — помогать друг другу даже самим фактом нахождения рядом. Только семья способна наполнить жизнь человека эмоциями, которые невозможно получить иным способом, никаким видом развлечений. Когда общество было устроено, как нам сейчас кажется, более примитивно, то есть люди жили исключительно своей семьей, общиной, родом, существовать им было нелегко, но со многими трудностями они справлялись благодаря постоянной психологической поддержке близких. 

культура: Поможет ли семье возрождение традиционных ценностей, пропаганда которых сейчас активно ведется?
Сандомирский: Традиционные ценности должны восприниматься людьми как собственные, персональные. А для этого — быть созвучны природному психологическому устройству человека. Именно тогда они включаются в его образ жизни. Надеяться на то, что одной формальной пропаганды будет достаточно, полагаю, не стоит.

культура: 8 июля — День не только семьи, но и верности. Возможна ли она в мире, где каждый сам за себя?
Сандомирский: Верность — образ мыслей и поведения психологически зрелой личности. Для кидалта она не является ценностью. Во взрослых же отношениях верность предопределена биологически, женщина интуитивно выбирает хорошего и надежного отца своим будущим детям, способного на настоящие крепкие чувства, потому что именно верность, а не ветреность в итоге и обеспечивает благополучие потомства, продолжение рода.

культура: Где теперь искать семейное счастье? Возможно, оно сохранилось в провинции: там ведь по старинке выживают все вместе?
Сандомирский: Я не думаю, что путь к счастью лежит исключительно через преодоление. Прежде всего человеку нужно обрести равновесие в самом себе. Запустить в поисковой системе мозга строку «как найти счастье» и следовать дальнейшим рекомендациям... Шучу, конечно.

культура: А если серьезно?
Сандомирский: Прежде чем стать счастливым, мы должны повзрослеть. Все приедается в результате — развлечения, впечатления, путешествия... И мы опять остаемся наедине с самими собой. Оказывается, что проблема большинства заключается как раз в недостаточном умении любить себя, потому что детский эгоизм, эгоцентризм — лишь подобие настоящей любви к себе, но не истинная любовь, для которой нам обязательно нужен кто-то еще, чтобы почувствовать себя не ущербным, а целым. Найди себя, начни себя по-настоящему ценить, стань самодостаточным человеком, а не одиночкой, бросающимся из крайности в крайность ради наслаждения. Все эти метания на самом деле от чувства собственной неполноценности. А полнота жизни возможна только в семье: лишь благодаря ей наше бытие получает смысл и завершенность.



Фото на анонсе: Руслан Шамуков/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть