Потемкин и Екатерина: больше, чем любовь

29.06.2017

Дарья ЕФРЕМОВА

Ровно 255 лет назад — 28 июня (9 июля по новому стилю) 1762 года — в России произошел переворот, в результате которого на престол взошла Екатерина II. Большую роль в этих событиях сыграл вахмистр Конной гвардии Григорий Потемкин — впоследствии генерал-фельдмаршал, основатель Черноморского флота.

С первыми жизнеописаниями ему не слишком повезло. Так до потомков дошел беллетризованный образ: фаворит, сибарит, баловень судьбы. О том, каким на самом деле был светлейший князь Потемкин-Таврический, «Культура» поговорила с историком Ольгой ЕЛИСЕЕВОЙ, автором его первой современной отечественной научной биографии, вышедшей в серии «ЖЗЛ». 

культура: «Потемкин — это одна из тех титанических натур, которых душа вечно пожирается ничем не удовлетворяемою жаждою деятельности, для которых перестать действовать значит перестать жить», — писал о нем Белинский. С одной стороны, лестная оценка, с другой — двоякая: развивать активность можно с разными целями.
Елисеева: Князь был очень значительной фигурой. Блестящий государственный ум, глубоко верующий православный русский человек. Уже перед смертью, будучи в больших чинах, обладая огромным состоянием, он пишет акафист и себе в заслугу ставит лишь, что никогда не поднимал руки пред богом чужим. Мне очень жаль, что в Крыму до сих пор нет достойного памятника Потемкину. По-настоящему красивый монумент существует лишь в макете. Как-то раз меня спросили: какую фразу посоветуете выбить на постаменте? Ну, как знаменитое изречение Петра: «Российскому флоту быть!» В девяностые, помнится, в Крыму это на стенах мелом писали... Я предложила: «Граница России есть Черное море!» Чиновники ответили: «Это не пойдет: заденем еще кого-нибудь, у моря же много «хозяев»... Вот тут я вспомнила слова Екатерины, сказанные сразу после ухода Григория Александровича. Своему корреспонденту барону Гримму она написала: «У него была смелость в сердце, смелость в уме, смелость в душе. Благодаря этому мы всегда понимали друг друга и не обращали внимания на тех, кто меньше нас смыслил».

культура: Откуда взялось такое количество мифов о Потемкине, все придумывали послы иностранных дворов? 
Елисеева: Не совсем придумывали. Он создавал определенный имидж, иногда даже эпатировал публику. Их главная ошибка, и британца Гарриса, и француза Сегюра, в том, что они все принимали за чистую монету. Сибарит, лежащий в шлафроке и рассуждающий: «А что нам делать? Как нам быть?..» Да кто же будет всерьез обсуждать внешнеполитические интересы своей страны с иностранцами? Часто представления разыгрывались для того, чтобы понять, что те намерены делать. Показателен случай, описанный адъютантом князя Львом Энгельгардтом. Принимают посланников, накрывают стол, приносят напитки, музыка звучит, идет непринужденный светский треп. Потом гости наконец расходятся, Потемкин подзывает русских офицеров к карте, и кто-то продолжает точно так же, как десять минут назад, балагурить. И тут светлейший очень резко обрывает: «Все! Работаем». 

культура: Заслуги Григория Александровича трудно переоценить: это и создание Черноморского флота, и присоединение Крыма, и основание новых городов: Севастополь, Херсон, Николаев. Но все же его много критиковали еще при жизни.
Елисеева: На Потемкина обрушилось сразу два рода критики: правоконсервативная и либеральная... Разумный политический деятель всегда проходит между этими крайностями, не поддерживая всерьез ни одну из сторон. Ретрограды, а среди ярых противников был князь Михаил Михайлович Щербатов, считавший, что Крым — «гробница россиянам», не принимавший все екатерининское царствование, ведь немка унизила русских дворян, востребовав не родовитых, а талантливых. Либеральные критики об этом не слишком беспокоились, но были недовольны, что императрица утягивает наши интересы на юг, а нужно как раз наоборот — к Балтийскому морю продвигаться, чтобы быть ближе к Европе. Почему Екатерина так «работала»? У любой страны существует интерес имперский и сугубо национальный, там, где они совпадают, это и хорошо. Нормальные политические и торговые отношения с Европой были установлены, а вот южные границы приходилось защищать — как раз с точки зрения национальной безопасности. Наша страна, как известно, находится не в лучших климатических условиях, а в тот период, когда люди жили сельским хозяйством, пахарь постепенно сдвигался на юг — в Северное Причерноморье, Новороссию, а там все время нападали татары, финансируемые Османской империей. То есть в одной руке приходилось держать оружие, в другой плуг. Елизавета Петровна этих людей почти не защищала, там постоянно полыхал огонь, который в любой момент мог поджечь подбрюшье Российской империи. К тому же это было страшно невыгодно экономически: в бюджете была специальная строка «на выкуп пленных». За первое десятилетие царствования Екатерины — 12 миллионов рублей золотом. Как только Крым присоединился, он довольно быстро начал отдавать деньги обратно в казну...

культура: Какова в этом роль Потемкина, насколько талантливым он был полководцем, руководителем?
Елисеева: Он стал первым военачальником, командовавшим разными фронтами. Это серьезный шаг. Во время Русско-турецкой войны 1787–1791 было несколько фронтов, армию приходилось растягивать... Если ко всему этому присовокупить войну с Швецией, становится понятно, что положение было критическим, людей приходилось беречь. Еще один момент, для Потемкина крайне характерный, — он формировал стратегию, но не прописывал каждого шага для руководителей корпусов. Командовал директивами, что захватить, а вопросы тактики позволял решать на местах. Что тоже большой прогресс — люди гибли, боясь ослушаться начальство. Вообще, он был не менее талантливым руководителем, чем сама Екатерина. Замечал ярких людей, не боялся: вот дам дорогу, а он затмит меня. Вообще, екатерининское царствование — потрясающее время для нашей страны, и это не только расширение территории и увеличение численности населения, а еще два каскада законодательных реформ, продвижение в культурном отношении, блестящая внешняя политика. Ей были нужны успехи еще и потому, что она понимала некоторую непрочность своего положения, осознавала — есть люди, имеющие больше прав на престол. Конечно, она искала поддержки, полагалась на фаворитов. И вот в середине жизни ей удалось встретить не только любовника и друга, но и человека, равного ей интеллектуально. Она говорила, что ни одна голова так не подходит под ее, как голова Потемкина. Он умел додумывать, ловить ее мысли, воплощать их. 

Василий Нестеренко. «Триумф Екатерины». 2007

культура: Потемкин и Екатерина — это еще и история любви... 
Елисеева: Конечно, очень красивой любви, уникальной. Далеко не все проносят через жизнь свое первое чувство. А с Потемкиным было именно так: он увидел и проникся чувством, будучи юным вахмистром. Это произошло еще накануне переворота, приведшего ее к власти. Фактически Потемкин и его товарищ, секунд-ротмистр Хитрово, вдвоем вывели конногвардейский полк — без офицеров, те не согласились! — и присоединились к восставшим. Она постепенно поняла, что Потемкин ей предан и умен, в дальнейшем следила за его карьерой, продвигала. Ничего общего с фильмами, которые мы сейчас смотрим: вдруг неожиданно возникает какой-то Потемкин, императрица с удивлением на него смотрит, теряет голову... А ведь до того, как завязался их роман, они долгое время переписывались, для них это было важно. 

культура: Что стало решающим аргументом? 
Елисеева: Потемкин помог разорвать круг сторонников Павла Петровича, которые были уже близки к тому, чтобы свергнуть Екатерину и возвести на трон ее сына. Только после этого она ответила на его любовь. Потом уже были ордена, богатство, чины, но это не главное. Высшим знаком доверия стало тайное венчание, то, чего Григорий Орлов так и не смог добиться от императрицы.

культура: Потемкин был моложе на десять лет, держал при себе «племянниц», известно, что она ревновала, слала гневные письма. 
Елисеева: Страсть, бывшая поначалу, постепенно утихала. Споры и ссоры из кабинета стали перетекать в спальню, вот она и пишет, что «...дал мне способы царствовать, отнимаешь сил души моей». Наступает день, когда Екатерина отмечает, что «верности первейший знак есть покорность», — и отдаляется от Потемкина. Они все равно семья, просто без спальни. Она беспокоится о том, чем будут обиты покои Потемкина в Зимнем дворце, и он продолжает заботиться о ней. Он умер в полном доверии и славе. Ушел, практически заключив Ясский мир, Безбородко потом только его подпишет. Екатерина была поражена его смертью. Она будет еще жить после него. Начнет опираться на иных, но такого уже не найдет, не тот уровень. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть