Свежий номер

Дело рук самих утопающих

13.04.2017

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

На улице бушует весна. Для многих из нас это не только пробуждение природы, но и предчувствие ежегодного катаклизма, грозящего бедами и материальным ущербом, — паводка. Половодье всегда было проблемой для огромных российских пространств, расположенных в низменностях. «Всю эту местность вода понимает, / Так что деревня весною всплывает, / Словно Венеция», — с детства помним романтическую историю Некрасова о спасении зайцев дедом Мазаем. В этом сезоне опасные разливы предсказывали в той же самой Костромской области, а еще — на Алтае, в Адыгее, Кузбассе, Астрахани, ряде субъектов ЦФО. 

Впрочем, паводок, как и зима, в наших широтах случается всегда неожиданно. Вначале синоптики прогнозируют бурное половодье, затем регионы дружно рапортуют о готовности к противостоянию стихии, проводятся бесчисленные совещания, формируются штабы, а в итоге улицы, мосты и жилые дома в десятках краев и областей внезапно оказываются затопленными. И тут в дело вступают неизменно героические бэтмены из МЧС, спасающие бедолаг из подмоченных городов и весей. Через некоторое время вода спадает, граждане возвращаются чинить дома, а местные администрации выплачивают им компенсации. И так из года в год.

Неужели в XXI веке нельзя выработать систему предупреждения этой напасти? Ведь у того же МЧС есть самые современные средства мониторинга. Вот только реализовывать результаты исследований должны регионы, а у них на это вечно не хватает денег. Нет, регионы готовятся, кто как может: вывозят снег, прочищают коллекторы, роют водоотводы. Но дело в том, что для избавления от угрозы нужны более серьезные мероприятия. Надо строить дамбы, забирать в бетон русла рек, отселять людей из опасных районов. Уж как потрясла страну трагедия в Крымске, где в результате наводнения в 2012-м погибло более 170 человек, но и там берегоукрепительные работы все никак не закончат... 

Получается, государство предпочитает выделять средства на ликвидацию последствий стихийного бедствия и компенсации пострадавшим, а не на предотвращение катастроф. Местные же власти норовят по максимуму переложить ответственность на вверенное их заботам население. В Тюменской области жителей призвали самостоятельно убирать и вывозить снег из дворов и продумать меры по защите своего имущества, чтобы уменьшить ущерб от паводка, «который, судя по прогнозам специалистов, неизбежен». А свердловчанам — и того пуще — муниципальные власти рекомендовали «верить» в собственные силы, застраховать и покинуть на время половодья свои дачи...

Иногда самопомощь оказывается единственно правильным способом, правда, требуется найти ей подходящую, желательно экзотическую форму, чтобы муниципалитет от изумления встрепенулся. На днях в центре Омска некий местный бизнесмен, устав от многолетней борьбы с администрацией за ликвидацию возникающей каждую весну гигантской лужи, устроил по ней заплыв на байдарке, который был заснят на телефон и выложен в YouTube. За сутки ролик набрал несколько десятков тысяч просмотров и попал в федеральные СМИ, после чего лужу немедленно осушили...

Вообще исход всенародной борьбы с «большой водой» не в последнюю очередь определяется человеческим фактором. Чтобы не было паводков, следует возводить, осушать, расширять и прочее. А у нас любое строительство воспринимается частью граждан как способ неких «распилов» и «откатов», так что демократическая общественность начинает протестовать, не утруждая себя выяснением, нужно ли строить и зачем. Самая знаменитая связанная с этим история много лет длилась в Санкт-Петербурге. 

Для Северной столицы, стоящей на болотах, наводнения были страшным бичом с момента основания. Наконец, власти дозрели до мысли, что город трех революций не должен страдать от ударов стихий, точно какая-нибудь сибирская деревушка. В 1979-м стартовало возведение Комплекса защитных сооружений от наводнений, в просторечии — дамбы. Так вот, руководителя строительства этого грандиозного объекта Юрия Севенарда после наступления перестройки разве что сжечь на костре не предлагали. Питерские демократы годами требовали возбуждения уголовных дел, представляли расчеты, доказывавшие, что питерской экологии будет нанесен непоправимый вред. «Петербургский Карфаген должен быть разрушен!» — гласил типовой заголовок местной демгазеты в 90-е. После ввода дамбы скептики были посрамлены — выяснилось, что и экология цела, и угроза катастрофических затоплений ликвидирована. 

В общем, если строить, то стихию победить можно. А как еще? Оглянемся на мировой опыт, ведь наводнения составляют приблизительно треть всех стихийных бедствий на планете и несут больше половины несчастий.

В США с 1969 года существует Национальная программа страхования от наводнений. На полученные средства и берега укрепляют, и пострадавшим ущерб компенсируют. Но в Штатах, известное дело, без страховки и суда гражданин шагу не сделает, а у нас даже не слишком дорогое ОСАГО вызывает гнев автовладельцев. Пожалуй, полис от паводка спровоцирует протестов не меньше.

Посмотрим на голландский опыт. Там, где страна вообще целиком расположена ниже уровня моря, да еще и испещрена реками и каналами, разработали единую общегосударственную систему предупреждения наводнений, включающую прогнозирование, постоянное управление водными ресурсами, расширение рек, информирование граждан, подключение волонтеров... Это уже ближе к нашим реалиям, а то у нас за укрепление берегов отвечает одно ведомство, за расширение рек — другое, прочистку коллекторов — третье, а расхлебывает... ну да, все то же МЧС. 

Кстати, о волонтерах, имеющих, помимо Голландии, законный статус и уважение в десятках стран. В столицах наших еще туда-сюда, а во многих регионах при слове «волонтер» местные администрации приходят в ужас и на всякий случай стараются этих непонятных людей от мест, где необходима помощь, держать подальше. Реально нужный федеральный закон «О добровольчестве (волонтерстве)» собираются принять уже лет десять. Правда, в этом году вроде точно обещают...

Так что, если хотим мы когда-нибудь перестать каждую весну смотреть, как спасают народ из затопленных городов и сел, следует решать вопрос комплексно. Создать единый центр с участием разных ведомств, выделить средства, разработать программу, проинформировать граждан, привлечь добровольцев... Утопия, скажете? Но надо же к чему-то стремиться...


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел