2017-й — год терпения

27.12.2016

Виктор МАРАХОВСКИЙ, публицист

Мы не стали мировым исключением в 2016-м. Уходящий год как мог ударил по всем — досталось и нам.

По нашим набережным, правда, не разъезжали грузовики, давя мирных граждан. У нас не пытались устроить военный переворот под лозунги проповедника-эмигранта. У нас шахид не расстреливал полный клуб меньшинств, а семейная пара игиловцев — полную больницу инвалидов. Разница между нами и остальным миром, пожалуй, в том, что отпущенные России громкие беды столпились в конце года.

Еще одно отличие, тоже крайне показательное: миру не велено нам сопереживать.

Наоборот, мы обнаружили, что наши беды вызывают у тысяч землян приятное мистическое щекотание в груди: вот она, небесная кара русским.

За что? Да за все. Это ведь русские взломали выборы в США, помешав победить кандидату от мировой демократии. Это ведь русские вскрыли допинговые пробирки. Это русские, наконец, остановили привычное течение войн в «третьем мире», выведя из-под занесенного тесака Сирию. Крым и Донбасс, опять же.

Что тут следует подчеркнуть. Мистическая радость от повторного захвата Пальмиры террористами, от массового отравления в Иркутске, от убийства посла и гибели артистов Ансамбля Александрова в авиакатастрофе (как знать, возможно, даже теракте) — это, по сути, защитная реакция. Те, вполне прилично одетые и прямоходящие особи, что ликуют, — ликуют потому, что русские беды магическим образом подтверждают правильность их картины мира. В которой Россия и ее беды занимают совершенно исключительное место.

В честь бед, обрушивающихся на нации первосортные, то есть исповедующие мировую демократию, положено красить аватарки в соцсетях и давать прочувствованные интервью. Это понятно, потому что беды правильных наций есть нарушение мирового порядка.

Беды, обрушивающиеся на нации второсортные, то есть бедные и слабые, вообще не принято замечать: кто-нибудь считал жертв терактов в Ираке и Сирии? Или погибших под первосортными бомбами йеменцев и афганцев? Утонувших в Средиземном море африканцев? Это тоже понятно, потому что беды, собственно, — естественное состояние для неправильных наций. Тут нечему удивляться, но и радоваться нечему: подумаешь, дикари дикарей поубивали.

А у России сорт особенный — отрицательный. К нашим бедам нельзя относиться равнодушно, потому что Россия не есть страна далеких дикарей. Она есть признанный агрессор и хакер. Просто наши беды, что логично, — это события светлые, хорошие. Потому что они, дескать, тормозят расползание нашего зла по планете.

Так вот, уважаемые читатели: нам с этим жить и дальше. Что тут важно понять: «стать хорошими» для трещащего по швам первосортного мира мы, конечно, не сможем. Не было в истории таких прецедентов. Если кто забыл — то в глубокие 90-е, когда страна лежала в позе покорности у первосортного мира на пороге, тот увидел в ней только русскую мафию и русских проституток. Единственный «имиджевый выбор», который у нас был, — из отрицательной, злой величины превратиться в величину нулевую, второсортную. Не вызывающую в принципе у граждан передовых стран никаких эмоций, кроме разве что здорового хищнического инстинкта.

Мы это уже проходили. Нам не понравилось. Так что в год 2017-й мы войдем под радостные вопли энтузиастов со всего «золотого миллиарда», призывающие на наши головы еще больше кар, ярких и символичных.

И мы будем жить дальше под вопли — радостные, когда у нас случится несчастье, и негодующие, когда мы станем побеждать. Задача в том, чтобы терпеливо переживать беды и радость по их поводу, но так же терпеливо создавать победы.

Работать над этим придется в динамично кувыркающемся, меняющемся мире.

В предстоящем году тектонические перемены, уже трясущие планету, продолжатся — и, может быть, примут еще более масштабный характер. Потому что та часть цивилизации, что в течение четверти века считала себя не просто первосортной, но победившей окончательно и навсегда, пока даже не вполне признала эти перемены. И уж тем более она не нашла ответа ни на один из накапливавшихся десятилетиями вызовов, начавших прорываться в последний год.

Треснувший по Ла-Маншу и атакованный бессистемным терроризмом Евросоюз не придумал, что ему делать с самим фактом постоянного роста на его территории «карманов хаоса». То есть широко распахнутую в 2015-м дверь для 1,2 млн мигрантов он, как ему показалось, захлопнул. Но за 11 месяцев этого года мигрантское поголовье в Европе все равно увеличилось еще на 400 тысяч человек. И у них тоже есть все шансы остаться «чужими», наполнив собой гетто, где вызревают террористы, — потому что у европейских стран нет другого рецепта для них, кроме гетто.

Передача власти за океаном происходит на фоне беспрецедентного ожесточения между сторонниками победившего республиканца и сдающими дела демократами. Трамп не скрывает, что готов отменить две трети указов Обамы. Америка в буквальном смысле расколота надвое, и перспектив примирения враждебных половинок пока не просматривается.

У нас, кстати, также имеются свои вызовы. Пусть экономический спад в 2016-м практически завершился, а промышленное производство выросло почти на 1 процент — это не остановило процесс обеднения россиян. И соответственно пропасть между крошечным сверхбогатым меньшинством и остальными гражданами продолжает шириться. Хорошо, что в федеральном послании Путин поручил правительству к маю «разработать предметный план действий до 2025 года, реализация которого позволит уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых». Но сумеет ли правительство, при своей нынешней экономической идеологии, с этой задачей справиться — загадка.

Мы не придумали, как решить ряд приграничных проблем и помочь отколовшимся от соседей непризнанным республикам отстроить нормальную жизнь. А ведь этот вызов никуда не денется — и снова напомнит о себе.

Поэтому — нравится нам или нет — 2017-й станет годом терпения.

Если он сложится удачно для наших военных и дипломатов, то будет добито государство террористов, а Сирия начнет отстраиваться.

Если новое руководство США окажется договороспособным и, скажем, сменится власть во Франции — треснет западный антироссийский пиар-фронт, а подпитка самостийных режимов сократится.

Если не выплывут откуда-нибудь новые непредсказуемые «черные лебеди» — экономика страны перейдет к подъему. Продолжат расти сельское хозяйство, оборонка, IT-отрасль, продолжат строиться газопроводы и российские АЭС за рубежом, продолжится возвращение в Арктику.

Тут, как легко заметить, сплошные «если» — и это естественно для эпохи великих перемен. Полностью же уверенными можно быть лишь в одном: рассчитывать России в будущем году предстоит исключительно на себя.

В лучшем случае нам станут меньше мешать.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Алексей 28.12.2016 02:58:36

    с 6 февраля начинаем терпеть!
  • alt

    Васёк 28.12.2016 11:14:42

    Трамп приде порядок наведе
  • alt

    Москит 11.01.2017 17:20:42

    А до этого мы что делали?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть