Николай Кабанов: «Страны Балтии подставляют друг друга, как в 1939-м»

11.10.2016

Нильс ИОГАНСЕН

Переориентация российского потока транзитных грузов на отечественные порты поставит экономику стран Балтии на грань выживания: приморские государства, во многом существующие за счет торговли с РФ, потеряют значительную часть финансовых поступлений. Однако исправлять ситуацию, грозящую коллапсом и социальным взрывом, местные власти почему-то не торопятся. О причинах аномалии «Культура» побеседовала с латвийским политиком, одним из лидеров профсоюза LABA Николаем Кабановым.

культура: Ваш прогноз — как уход транзита РФ из Прибалтики отразится на Латвии и ее соседях?
Кабанов: В портах и на железных дорогах у нас трудятся десятки тысяч человек. Преимущественно русскоязычное население, хотя не только. И все они вскоре останутся без работы. Пусть не сразу, но в обозримой перспективе. Если позицию по нефти реально закрыть уже в 2017 году, то минеральные удобрения, лес и уголь еще некоторое время будут переваливаться через наши порты. Впрочем, по сравнению с черным золотом они стоят недорого, к тому же лет за пять Россия переориентирует все грузы. Этот срок было бы разумно использовать на поиск альтернативных товаров, которыми можно было бы заполнить высвободившиеся мощности. Хотя каких и откуда?..

культура: О том, что таковые найдутся, прибалтийские политики заявляли не раз. Но почему-то без конкретики.
Кабанов: Да потому, что их слова о неких спасительных инвестициях — не более чем сотрясение воздуха. Деньги приходят только туда, куда их выгодно вкладывать. Но какие именно грузы переваливать в наших портах вместо российских — непонятно.

Есть некий пилотный проект так называемой трансбалтийской железнодорожной магистрали Rail Baltica, которая протянется от Варшавы до Финляндии через Литву, Латвию и Эстонию. Но что по ней возить? Эстонских туристов к нам в гости? Даже не смешно. Вдобавок по этому проекту, несмотря на то, что он находится на самом начальном этапе рассмотрения, уже возникли серьезные трения. Так, литовцы против строительства ответвления на Вентспилс — к нашему порту. Зато они пролоббировали, чтобы гипотетическая трасса прошла через Каунас. То есть для экономики Латвии дорога — в том невероятном случае, если ее всю построят — станет на порядок бесполезнее.

культура: А как же пресловутое единство народов Балтии, о котором так любят говорить с высоких трибун?
Кабанов: Единства в наших странах сегодня нет, совсем как в 1939-м, когда все друг друга подставляли, спеша с максимальной выгодой упасть в объятия СССР. Тогда Литве пообещали Виленский край — все, дружба с соседями была моментально забыта. Эстонии тоже сделали вкусное предложение — и она сама прибежала в Москву. Вот и сейчас каждое государство тянет одеяло на себя, совершенно не интересуясь положением дел у других. У нас простаивают газохранилища, которые могли бы обеспечить все три страны голубым топливом, люди сидят без работы. Но в Литве построили терминал Independence, туда из Норвегии танкерами возят СПГ. Зачем? И где оно, балтийское единство?.. Все это пустые слова.

культура: О каких деньгах идет речь, когда рассматривается проблема ухода российского транзита из Латвии?
Кабанов: Порядка 15 процентов поступлений госбюджета потеряем быстро, весь транзит дает около 20 процентов доходной части латвийской казны. Как вы понимаете, дырка солидная, и чем ее закрыть — вопрос.

культура: Вроде бы российский транзит планировали заместить грузопотоком из Казахстана, Китая и еще откуда-то...
Кабанов: Что везти из Казахстана, опять же, не очень ясно, к тому же все равно получится через Россию. Аналогично с Китаем, у которого, кстати, хватает своих портовых мощностей для работы на все мировые рынки. В общем, есть большие сомнения, что в нашу транспортную инфраструктуру кто-то вложит хоть цент. Это просто никому не нужно — никогда не окупится.

культура: Какова картина в экономике Латвии с инвестициями в целом?
Кабанов: Печальная — они полностью прекратились. Никто ничего не строит, новые компании и производства не организуются, желающих вкладывать капиталы в страну нет. И в перспективы возобновления притока средств я не верю.

культура: Может, их удастся привлечь за счет желающих приобрести недвижимость на Рижском взморье?
Кабанов: Рынок лежит намертво, ничего не продается. Хотя и информации о том, что начался массовый сброс квартир и домов пока тоже не поступает. Сделок совсем нет — цены упали, как говорится, ниже плинтуса. В той же Юрмале пустуют многочисленные готовые объекты, которые строились именно для реализации иностранным (в том числе российским) покупателям, инвесторы плачут и кусают локти. Причем в ближайшие пару лет ситуация лишь усугубится.

культура: Экономическая?
Кабанов: И политическая тоже, нарастающее недовольство населения выльется в перемены у кормила власти. Понимание того, что война с Россией — пусть и «холодная» — ни к чему хорошему не приведет, во всех слоях общества крепнет.

культура: Но ведь не секрет, что руководители Латвии и ее соседей некоторым образом не совсем самостоятельны в своих решениях... Неужели народ на что-то может повлиять?
Кабанов: Во всесилие вашингтонского обкома я не верю, а Латвия не прошла точку невозврата. Нормальные конструктивные отношения с Россией мы можем наладить, граждане еще имеют рычаги воздействия на власть.

культура: Что такое в данном случае «точка невозврата» и кто ее уже прошел?
Кабанов: Ее прошел режим Саакашвили в момент начала военных действий против РФ и Украина на этапе старта оголтелой антироссийской политической кампании. А простые люди Латвии, в отличие от некоторых наших политиков, совершенно нормально относятся к России.

культура: К каким конкретно переменам на вашем политическом Олимпе может привести рост безработицы и падение доходов населения? И вообще, насколько это реально для страны — члена НАТО?
Кабанов: Вполне, особенно когда наша элита увидит, что экономическое состояние близко к критическому. Сейчас в коалиционном  правительстве представлены три основные партии. Одна — Tēvzemei un Brīvībai/LNNK («Отечеству и свободе/ДННЛ») — абсолютно антироссийская, крайне националистическая. Вторая — Vienotība («Единство») — проамериканская, она точно следует указаниям Дяди Сэма. Третья — Zaļo un Zemnieku savienība («Союз зеленых и крестьян») — ориентирована на сельских тружеников и активно продвигает их интересы. Но это — лебедь, рак и щука. Так, глава МИД у нас от «Единства». В Латвию недавно приезжал ваш вице-премьер Аркадий Дворкович, он встречался с министрами и промышленниками из пищевой индустрии, речь шла о поставках в РФ. А Эдгар Ринкевич стал возмущаться по поводу того, как они могли проводить переговоры без его ведома и вообще зачем оно надо...

культура: Глава МИД не в курсе, что продукция сельского хозяйства Латвии нигде, кроме как в России, не нужна? В ЕС точно — там немецкое да французское продовольствие девать некуда.
Кабанов: Наши бизнесмены-пищевики давно говорят, что Ринкевич разрушает отрасль. Но он играет по своим правилам, ему по большому счету все равно, что завтра станет с крестьянами. Правда, в 2018-м у нас парламентские выборы, и «Единство» с максимальной долей вероятности будет выброшено из политической жизни страны. Люди живут все хуже и хуже, остается их все меньше.

культура: В статистике по демографии Латвии время от времени мелькают страшные цифры. Якобы половина уже эмигрировала в Америку и ЕС. Так ли это?
Кабанов: Половина — перебор. Но с момента выхода Латвии из СССР около 25 процентов населения, прежде всего трудоспособного, действительно подалось за рубеж. В целом положение более чем печальное.

В Латвии ныне проживает меньше двух миллионов человек, рождаемость падает. Динамика эмиграции в последние пару лет немного снизилась, но только потому, что в других европейских странах тоже не все хорошо. Тем не менее провинция, где работы нет давным-давно, становится совсем безлюдной. Бывшие колхозники едут батрачить в Норвегию, Германию и Великобританию — у себя дома они не нужны. Мощная система сельского хозяйства с крупными агрогородками и большими хозяйствами полностью разрушена, да и ориентирована она была на спрос продукции в рамках всего СССР.

Синие воротнички — квалифицированные рабочие — после принудительного закрытия всех наших заводов перебрались в Скандинавию, на родине нашли новые места немногие.

культура: Как раз Ваша профсоюзная тема...
Кабанов: LABA, который входит во всемирную конфедерацию профсоюзов, пытается воздействовать на социальную политику властей. В том числе для того, чтобы удержать еще оставшееся в стране трудоспособное население. Ведем переговоры с работодателями, дабы те цивилизованно относились к своим сотрудникам как в части зарплат, так и всего прочего — режима труда, производственной безопасности, соцпакетов.

культура: Ну хоть здесь у Вас с правительством консенсус... 
Кабанов: Отнюдь, как раз наоборот. Нас постоянно третируют на различных уровнях, а госпожа Солвита Аболтиня — сейчас она является главой комиссии сейма по национальной безопасности — публично хулит профсоюз. Он-де плохой, левый, радикальный, прокремлевский и т.д. Ведь мы регулярно приходим к парламенту, стучим в барабаны и требуем соблюдения прав рабочих людей. Им такое, понятно, не нравится. Мы проводим много акций, на них собирается масса народа, то есть LABA — сила, которую латвийский истеблишмент опасается все больше. Особенно учитывая негативную динамику политэкономической ситуации в государстве.


Мнение

Дмитрий НОВИКОВ, первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам:

— Для многих политических деятелей стран Балтии русофобские выверты стали главной идеей существования и способом сохранения своих кресел. Отношения с Литвой, Латвией и Эстонией у нас сегодня находятся на сложном этапе, определяются тем, что данные государства самым активным образом впряжены в колесницу НАТО. Мы постоянно получаем информацию о все большем количестве военных учений, проходящих там под эгидой альянса. 

Ситуация вынуждает Москву работать по нескольким направлениям. Антирусские выпады нельзя оставлять незамеченными, реагируем и по дипломатическим каналам, и в плане улучшения обороноспособности наших границ. Разумеется, здесь мы прежде всего говорим о российском анклаве — Калининградской области.

С другой стороны, задача — сделать все для того, чтобы культурное общение с населением балтийских стран не прекращалось, причем как с нашими соотечественниками, так и со всеми, кто настроен поддерживать мирные взаимовыгодные контакты с РФ. 

Гуманитарные связи действительно стараемся развивать —  возможно, именно они станут однажды основой для потепления политического климата. Важную роль в этом процессе играют структуры Россотрудничества. Их деятельность на территории столь непростого региона состоит в том, чтобы обеспечивать законную защиту граждан, для которых родным языком является русский. Наши культурные центры — это специальные очаги взаимодействия, очень результативный и эффективный механизм, та самая «мягкая сила». Разумеется, мы и дальше будем ее наращивать. 

Что же касается российского продовольственного контрэмбарго и перенаправления транзитных потоков из портов Литвы, Латвии и Эстонии, серьезно ударившего по экономике этих государств, то решение было совершенно правильным. Жизнь убедительно это доказала. Отмечу, кстати, что сами по себе санкции — инструмент, не только ограничивающий в чем-то, но и открывающий новые варианты в построении взаимоотношений; санкции, как ни странно — путь, который может привести в итоге к договоренностям, полезным для всех вовлеченных сторон.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть