«Лучше на Айвазовского, чем в Турцию»

28.09.2016

Евгения КОРОБКОВА

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Проходящая в Третьяковской галерее выставка «Иван Айвазовский. К 200-летию со дня рождения» продолжает бить рекорды. На сегодня экспозицию посетили более 250 000 человек. Корреспондент «Культуры» постояла в очереди к автору «Всемирного потопа».

Столбик термометра едва дотягивает до плюс восьми. Температура в Москве — как на Шпицбергене. На две недели опережает климатическую норму. Зато небо ясное, и вода под Крымским мостом спокойная и ровная, словно с картины Айвазовского «Штиль». 

— Эх, дождя вам не хватает, — сердится перекупщик билетов. 

У него на голове капюшон, а штаны выглядят как паруса брига «Меркурий», атакованного двумя турецкими кораблями. Из дырки на бедре торчит лоскут полосатой материи, из прорехи на колене — клок вставшей дыбом шерсти. 

— Девушка, я с шести утра стою, там по билету дают в одни руки. Это тяжелый труд. Пожалейте себя и меня. Вы же три часа будете маяться, — уговаривает спекулянт. 

Он конвоирует меня к хвосту очереди и сдает «Часовому» работы Шервуда. Впрочем, народу гораздо меньше, чем на Серова.

— Успеете породниться с очередью. Может, мужа найдете, — вангует перекупщик.

Матримониальное счастье здесь устроить сложно. В музеи по-прежнему ходят преимущественно женщины. Мужчины если и встречаются, то под ручку со своими дамами. Например, Пашу Просвирина из Самары приобнимает Вика Сторожук из Санкт-Петербурга. Вместе они вспоминают, как встретились три года назад на вернисаже мариниста в Саратове.

По сравнению с очередью на Серова публика на Айвазовского идет более интеллигентная: не ломится, двери не высаживает, а неспешно течет, как река  (людей запускают каждые полчаса по двадцать человек). Правда, сейчас и стоять более комфортно, чем на двадцатиградусном морозе. Среди зрителей полно иностранцев. 

Вот, например, кореянка Сея из Сеула. Девушка не знает, кто такой Айвазовский и почему в Москве так холодно. Вчера Сея приехала из Армении, где было плюс 26. Там ей посоветовали обязательно сходить на выставку в Третьяковку. 

— Ис рашен грейт райтер, — уверена корейская гостья. 

— Рили? — удивляется Светлана из Подольска.

Ожидающие сопоставляют ретроспективы, делают противоположные выводы, резюмируя нехитрым тезисом: 

— Мединский сказал, что здесь побывало больше народу, чем на Серове. 

— Ясное дело, этот же маринист, а тот — портретист. 

— На Айвазовского-то меньше стоять, чем на Серова.

— Ясное дело, этот же маринист, а тот — портретист.

На полдороге появляется вежливый указатель: «Осталось примерно 60 минут». Интеллигентного вида человек с гарнитурой в ухе и женой в руке решительно шагает в сторону перекупщика. 

— Нет, сначала деньги, а потом я вас проведу. Вы не из Москвы, что ли? Меня все знают, — говорит ушлый торговец. 

Впрочем, билеты втридорога куплены зря. Ждать приходится всего полтора часа. 

В Галерею ведут три двери. Одна — для тех, кто пришел без записи и готов постоять в очереди, вторая — для тех, кто хочет оплатить визит на другой день (ближайшая дата посещения — через неделю). Третья — для продвинутых с электронным билетом. С ним, кстати, не все так просто. Даже глава департамента экономической политики и развития Москвы Максим Решетников не разглядел подвоха и, приехав с детьми, выяснил, что его сеанс — неделей позже. 

Вокруг идет бойкая торговля: горячим кофе, китайской лапшой в коробочках. Вдоль людского потока ходят бабушки с красными волосами и предлагают билеты в Большой театр. Художник Макаров обещает портрет, сделанный из скомканных тряпок. Преподаватель из Подольска Светлана уговаривает записаться на уроки английского. Мужик в берете и с цветочной фамилией зазывает на курсы маринистики на Фаросе.  

Внутри здания на Крымском Валу очередь делится натрое: в гардероб, в женский туалет и в кафе. На вопрос, что идет под Айвазовского, буфетчицы отвечают философски: «Вода и ромовые бабы. Завозить не успеваем». Публика в основном кучкуется возле «Бурного моря» и «Утра на морском берегу». Редкие пары целуются на фоне «Облака над морем». Толкуют о том, что из всех картин самая удачная — «Девятый вал», а самая неудачная — «Вид на Москву с Воробьевых гор». Сокрушаются, что Судак на полотнах живописца «совсем не такой, как сейчас».

В книге отзывов — добрые слова в адрес «системы Айвазовского», отмечено, что «Всемирный потоп» висит неудачно и что, «хотя на картинах нет ни одного отеля олинклюзив, лучше на Айвазовского, чем в Турцию». Другие записи пролистать не успеваю, так как администратор, Галина Николаева, возражает: «На выставке читать не положено. Надо смотреть картины или писать отзывы». В руках администратора специальный счетчик посетителей: сегодня их количество превзошло 4000 человек. 


От хоккеиста до звезды La Scala

Анна КОТЛЯР, руководитель пресс-службы Третьяковской галереи: 

 — В очереди на Айвазовского можно встретить очень известных людей. Например, у нас были баскетболисты Алексей Швед из команды «Химки» и Виталий Фридзон из ЦСКА.

На выставку приходит много иностранцев. Звезда La Scala Кармен Джаннаттазио так вдохновилась экспозицией, что спела на фоне неаполитанских пейзажей «O Sole Miо», а у кавказских марин — «На холмах Грузии...».

Кстати, собираясь на Айвазовского, не забудьте скачать бесплатный аудиогид. А еще — загляните на сайт «Крупным планом» http://a-project.tretyakov.ru/, где специалисты впервые приоткрыли «кухню художника». Зритель сможет увеличить отдельные участки полотен и попробовать постичь секреты знаменитых картин с помощью режимов макрофотосъемки и инфракрасного излучения.

 


«Мы не соревнуемся с Третьяковкой, у нас своя стезя»

Фото: artcentre.moscow

Иногда желаемое оказывается ближе, чем можно предположить. Буквально в 10 минутах ходьбы от Крымского Вала можно посмотреть на Айвазовского без очереди. В «Центре искусств. Москва», который расположен в Храме Христа Спасителя, проходит выставка «Неизвестный Айвазовский».

Надежда КАБУРНЕЕВА, эксперт-искусствовед «Центра искусств. Москва»: 

— Выставка, посвященная творчеству И.К. Айвазовского, проходит в рамках масштабного проекта «Художественные сокровища России». Мы представляем лучшее, но не из музейных, а из частных собраний. Это работы, которые вы никогда не увидите в музеях. Например, среди жемчужин коллекции — «Вид Венеции. Сан-Джорджо Маджоре» 1851 года. На картине запечатлен не только пейзаж, но и сам Айвазовский, плывущий на гондоле со своей возлюбленной. У нас представлена необыкновенная «Буря на южном берегу Крыма, скалы Ильмень близ Алупки» 1863 года, где удивительным образом прописан свет, пронизывающий воду. Все знают Айвазовского как певца морской стихии, но на нашей выставке есть и «сухопутная» тематика. Например, полотно «Отара овец» 1884 года, написанное после трагических событий, когда в крымском имении Айвазовского случилась буря и отара его овец сорвалась с утеса в море. Всего на выставке представлено 15 работ. Мы не соревнуемся с Третьяковкой, у нас своя стезя, однако любителям русского искусства было бы полезно взглянуть на эти вещи. Ведь уже через месяц коллекционеры заберут их, и кто знает, когда мы сможем увидеть эти полотна еще раз. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть