Русские не по паспорту

18.08.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

110 лет назад, 20 августа 1906 года, был официально зарегистрирован Союз русского народа. До сих пор на этом движении стоит клеймо мракобесов-националистов, угрюмых бородатых лавочников с топором за поясом. Но так ли это? Какие события, явления и настроения в обществе привели к созданию данной организации?

Начнем с того, что предпосылки к возникновению Союза складывались задолго до официальной регистрации. А именно с момента отмены крепостного права. Крестьяне в массе своей посчитали, что воля эта «ненастоящая». И начали бунтовать. В проявлениях их гнева так называемая революционная интеллигенция узрела предтечу крушения режима. Но ошиблась. Бунтовали не против царя и существующего порядка, а против самоуправства и злоупотреблений чиновников и «господ» на местах. В итоге хождение интеллигентов-революционеров в народ звать Русь к майдану XIX века провалилось. В деревнях вязали смутьянов и тащили в участки.

С тех пор революционеры невзлюбили крестьян и сделали ставку кто на индивидуальный террор, кто на рабочий класс. В то время как патриоты увидели, что наш мужик не природный анархист, а главная опора, оплот Русского мира. Именно он, крестьянин-труженик, истинно верующий и нравственно чистый, стал в последующем тем человеческим материалом, из которого сформировался Союз. Было среди его членов и немало рабочих, являвшихся, по сути, теми же вчерашними крестьянами, после отмены крепостного права и в результате столыпинской реформы выплеснутыми в города. Они были отнюдь не пьяницами и погромщиками. Профессор Сергей Кара-Мурза свидетельствует: «В черносотенстве, в том числе в его высшем руководстве, приняли участие виднейшие деятели культуры России: филологи академики К. Я. Грот и А. И. Соболевский, историк академик Н. П. Лихачев, виднейший византист академик Н. П. Кондаков, ботаник академик В. Л. Комаров (позднее президент Академии наук), врач профессор С. С. Боткин, актриса М. Г. Савина, создатель оркестра народных инструментов В. В. Андреев, живописцы К. Маковский и Н. Рерих… а также иерархи Церкви, в том числе причисленный к лику святых будущий патриарх Тихон и митрополит Антоний (прототип Алеши Карамазова)».

Что заставило этих людей объединиться? Угрозы и опасности, нависшие над страной. Одна из них, как это ни покажется странным, исходила от верхов. Высший свет общества давно и тяжело страдал «заморской» болезнью: желал, чтобы все у нас учредилось, как за границей. В частности, в Англии. Однако российские самодержцы не спешили становиться составной частью западного мира. «Вообще следует сказать об одной примечательной черте, довольно определенно характеризующей последнее царствование и последних Романовых, но почему-то не замеченной исторической литературой, — ​пишет в монографии «Великий Октябрь и эпилог царизма» историк Генрих Иоффе. — ​Обычным для нее является поиск указаний на германофильство Николая и Александры Федоровны, в то время как имеется ряд фактов, свидетельствующих об их прямой поддержке «антизападнических», славянофильских тенденций, так называемого «русского самобытничества». Это, конечно, бесило тех, кто был «как денди лондонский одет». Автор знаменитых записок о светской жизни генеральша Александра Богданович 6 декабря 1907 года оставила любопытную заметку: «М.П. Севастьянов говорил… про Евреинова (церемониймейстерская часть), что он о царе иначе не отзывается, как «cet idiot». Поясним: Севастьянов — ​начальник Главного управления почт и телеграфов, Евреинов — ​камергер, секретарь церемониальной части Министерства императорского двора и уделов. То есть представитель одного из старейших дворянских родов, светский генерал, особа, приближенная к самодержцу, называет его «этот идиот»! Подобных примеров у Богданович мы находим массу. Тенденция, однако. Чем закончилась эта «угроза сверху», 2 марта 1917-го в своем дневнике написал уже сам Николай: «Кругом измена и трусость и обман!»

Была и «угроза снизу» — ​люди, желавшие революционных перемен. Либералы — ​умеренных, социалисты — ​радикальных. И те, и другие были противниками всего русского. Князь Михаил Путятин отзывался о первых так: «Тысячелетняя история России для них не существует». Про социалистов и анархистов, мечтавших не иначе как о мировой революции, и говорить нечего.

И третья угроза — ​от националистически настроенных окраин, хотевших не просто отделения от России, но жаждавших ее разрушения, унижения и уничтожения всего русского. После февраля 1917-го все это расцвело пышным цветом. А пока активно набирало силу. Появлялись откровенно националистические радикально-революционные организации. Польские, прибалтийские, финские, еврейские, закавказские.

Именно под давлением нависших над страной опасностей и начал формироваться Союз. При этом его нельзя назвать националистическим. Согласно Уставу в него входили не только великороссы, белорусы и малороссы, но и представители других народов. Это был союз всех, кто считает себя русским, разделяет общие традиции, испытывает родство душ с окружающими, проживает с ними на одной территории и говорит на одном языке. Когда общество рискует лишиться базовых ценностей, то всегда складываются предпосылки для возникновения подобных объединений.

Впрочем, отстоять империю и привычный уклад Союз уже не смог. Слишком поздно он появился, а кроме того, не был в должной мере поддержан монаршей властью, оказался развален изнутри пробравшимися в его ряды разного рода авантюристами, карьеристами и прочими деструктивными элементами. Не исключено, что немалое их количество являлось засланными казачками, проводниками интересов враждебных политических партий.

Возможно ли возрождение данной организации, да и нужно ли это? Безусловно, гражданская поддержка завсегда необходима любому правительству. Хотя бы для того, чтобы в какой-то момент не пришлось создавать охранительные организации в спешке — ​как видим в случае с Союзом, инициатива снизу роковым образом не была вовремя поддержана самодержавием. Сегодня ситуация в стране гораздо стабильнее и спокойнее. Но и Кремль, столкнувшись с попыткой болотного протеста, явно поступил грамотнее. За считанные годы в реальный информационный лифт между властью и обществом превратился ОНФ. «Фронтовики» нынче успешно купируют очаги социального недовольства, либо оперативно устраняя проблемы, либо сигнализируя о них наверх. В ответ же на киевский путч, инспирированный Западом, дабы предотвратить даже гипотетическую возможность подобного сценария на российской почве, возникло и активно укрепляется движение «Антимайдан».


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть