Где это евровидано, где это еврослыхано

15.05.2016

Михаил БУДАРАГИН, публицист

Очередной конкурс «Евровидение» принес главную номинацию украинской исполнительнице Джамале, и это вызвало предсказуемый вал комментариев: радостных, сочувственных, злорадных. Российский певец Сергей Лазарев по итогам голосования «профессионального жюри» занял лишь пятое место (130 баллов), хотя миллионы зрителей Старого Света посчитали именно его выступление самым достойным (361 балл).

На сей раз — ​благодаря тому, что организаторы шоу разделили выбор экспертов и обывателей — ​можно было увидеть, как именно украинку втаскивали наверх. По мнению обычных людей, победил российский певец, австралийке Дэми Им отдали предпочтение национальные жюри, однако «по сумме» удалось присудить пальму первенства, кому и задумывалось — ​то есть Киеву. Сводить теперь счеты — ​занятие глупое и контрпродуктивное. Тем не менее выводы из «Евровидения‑2016» показательны, имеет смысл их проанализировать, чтобы в дальнейшем не наткнуться на точно такие же грабли.

Первый и главный итог нововведения с разделением симпатий на зрительские и профессиональные состоит в том, что политика отныне — ​ключевая часть интриги конкурса. Странный триумф Джамалы с песней о страданиях крымских татар семидесятилетней давности выглядит логичным, если вспомнить, сколько средств было брошено в последние годы на пиар этой темы. Политические вложения окупились, но плотина прорвана.

Совершенно очевидно, что отныне Армения имеет полное право добиваться фактического признания всей Европой геноцида 1915 года с помощью «конкурса для домохозяек». Ирландцы вполне могут напомнить англичанам о двух «кровавых воскресеньях» (1920-го и 1972-го). Сербия — ​о натовских бомбежках Белграда в 1999-м. Поляки никогда не забывали о Волынской резне, устроенной во время Второй мировой украинскими националистами, а киприоты — ​о турецкой оккупации почти половины солнечного острова. А может быть, и наш следующий представитель возьмет на себя труд спеть об огненном кольце вокруг Донецка с Луганском…

Еще несколько лет назад политическая составляющая «Евровидения» лишь подразумевалась, теперь у всех заинтересованных сторон есть доказательства и руководство к действию. Так, незадолго до финала министры культуры Грузии и Молдовы пообещали пранкеру, который представился им коллегой с Украины, обеспечить Джамале максимальную оценку. Смех смехом, но вышло попадание в яблочко: так называемые «профессиональные жюри» в Кишиневе и Тбилиси удивительным образом присудили песне «1944» по 12 баллов. Считать это совпадением сродни вере в Деда Мороза: можно, но взрослому человеку не пристало.

Второй итог, скорее, играет на руку России. Мы набираем очки, вопреки запредельной русофобской пропаганде. Зрительские симпатии оказались на стороне Сергея Лазарева, который спел ничуть не хуже остальных участников (отличить одну композицию от другой на «Евровидении» почти невозможно, так что особенно об «уровне» номеров давно не спорят), то есть это — ​не его, а наши голоса. Обычные украинцы отдали нам максимально допустимые 12 баллов, российские зрители оценили Джамалу на «десятку», и это тоже — ​прекрасный ответ всем, кто решил, будто бы, запретив на незалежной советские фильмы и книги, реально сделать украинцев поголовно русофобами. Да и разговоры об «агрессии» (доказать ее, впрочем, так никто и не смог) Москвы имеют, как видим, нулевую ценность. Люди отказываются идти на поводу грубой массированной пропаганды. Особенно это очевидно в странах, с правительствами которых у нас складываются отнюдь не самые радужные отношения, но где «народное голосование» также принесло Лазареву по 12 баллов. Речь прежде всего о Германии, Латвии, Эстонии, Болгарии, Молдавии и Азербайджане.

И, наконец, третий вывод — ​самый простой и ясный. Победив среди зрителей, Россия и экономит на дорогостоящем проведении конкурса (как бы теперь Киев вообще не пошел по миру), и постигает простую истину: европейские лидеры могут выступать против нас, но это вовсе не означает, что их в этом поддержат собственные граждане. На данном противоречии можно и должно играть.

Сразу после окончания «Евровидения» федеральные российские каналы взахлеб обсуждали вещи, не имеющие к делу никакого отношения. Обиженные «эксперты» размышляли о том, хорош был номер Сергея Лазарева или плох, как будто это имеет значение. Специалисты всерьез обвиняли жюри в «неправильном» голосовании — ​словно справедливое негодование способно переиначить расклад. Бесполезную болтовню до утренних петухов стоило бы заменить сухой констатацией факта и обещанием извлечь уроки. Действительно, на огромной нашей территории вполне хватает проблем, которые следует обсуждать часами и без песенной корриды.

На будущий же год, когда «Евровидение» состоится на Украине, строго говоря, для России просматриваются два варианта. Либо вовсе игнорировать мероприятие. Причем не впадая в обиду, а трезво рассудив, что конкурс не принесет нам ничего, кроме траты нескольких миллионов евро. Что маски сорваны, и мы в любом случае не получим от «жюри профессионалов» объективной картины. Что победа вновь может быть присуждена в угоду сомнительной конъюнктуре. Либо, держа в уме вышесказанное, рискнуть. Но в таком случае, отправляясь в «матерь городов русских», обсуждать стоит не только, «кого мы делегируем» (вариантов много, российские СМИ уже перечислили всех — ​от Шнурова до Кобзона), а «как сделать так, чтобы политически невозможно было проголосовать не за нас».


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть