Русофобия третьей стадии

28.01.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Совет безопасности России выделил в качестве основных угроз для страны разведывательно-подрывную деятельность иностранных спецслужб и терроризм. Полагаю, что речь не только о привычных шпионах и лесных бородачах с автоматами и их печальных подругах с «поясами шахида». 

Против России активно разворачивается мятежевойна. Этот термин ввел в оборот Евгений Месснер, полковник генерального штаба, белогвардеец, эмигрант, теоретик спецопераций. Ненавидел большевизм. Во время Второй мировой войны готовил кадры для Русского охранного корпуса, сформированного немцами для карательных экспедиций против югославских партизан Тито. В общем, специалист — знал, что говорил. Мятежевойна, по его определению, это не войсковые операции, не фронты, а организация внутреннего протеста в стране, выбранной целью атаки. Далее — восстание, свержение неугодной власти, установка лояльной. Либо поддерживание на территории, намеченной к захвату, многолетнего хаоса. 

Месснер сформулировал и принципы психологической мотивации. Любой недовольный жизнью, властью, собой, окружающими, не важно, есть для этого основания или нет, тяготеет к протесту, как к надежде на перемену. Вот они-то и есть солдаты мятежевойны. 

Конечно, государственный переворот — это слишком сильное «лекарство», поначалу дают более мягкие средства. Чтобы вовлечь суверенную страну в чуждый ее интересам геополитический и экономический проект, руководству и народу начинают усиленно внушать: вам срочно нужны глубокие и всесторонние реформы. Если страна чует неладное и «неразумно» упорствует, у нее, откуда ни возьмись, появляется куча внутренних проблем и борцов с «прогнившим режимом» в виде «оппозиции» и ее боевого крыла — вооруженного повстанческого движения. Перечислять некогда суверенные и вполне самодостаточные государства, которые в результате такой атаки стали частями Западного проекта, нет смысла. Это практически вся Восточная Европа, значительная часть Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки и добрая половина Африки. 

В России тоже в лихие девяностые чуть было не дореформировались до полной потери суверенитета, остановившись, можно сказать, в шаге от национальной катастрофы. Затем последовал довольно затяжной второй этап: попытка организовать в Кавказском регионе широкое вооруженное движение, закончившийся провалом поход «Болотной оппозиции», санкционный наскок. Не удалось. Бегство карманных вождей белоленточного движения за границу, их практически нулевая поддержка со стороны народа, стойкость в ответ на год санкций и, наконец, многочисленный митинг в поддержку единства в Чечне 22 января нынешнего года — тому подтверждение. 

Но радоваться рано: разворачивается третий этап, направленный на формирование общего фона недовольства. Этому предшествует «артподготовка»: спекулятивные атаки на рубль, политико-экономическая изоляция и давление на наших партнеров с целью торпедирования любых крупных экономических контрактов, обработка международных инвесторов с целью отвратить их от России. Только один пример. В 2015 году объем прямых иностранных инвестиций в Россию сократился на 92 процента, в то время как во всем мире этот показатель в среднем вырос на 36 процентов по сравнению с предыдущим годом, говорится в докладе, подготовленном Конференцией ООН по торговле и развитию.

Параллельно с экономическим давлением идет формирование протестных настроений. Если, в том числе и санкциями, не удалось разжечь ненависть народа к Путину, то надо разжечь злобу всех ко всем. К олигархам, к торговым сетям, к начальникам, к «черным», к «быдлу», к понаехавшим. Эта гремучая смесь всеобщей ненависти, густо сдобренная экономическим негативом, — отличный материал для мятежевойны. Но к ней нужен запал. Те, кто поведет за собой недовольных, умелые, обстрелянные, хорошо подготовленные бойцы, точнее сказать, боевики. Мы привыкли, что это главным образом выходцы с Кавказа. Сейчас кадровая политика идеологов мятежевойны изменилась. Рекрутеры вербуют мятежные души по всей России. Причем очень активно — именно среди славян. Их отправляют в Сирию, Турцию, всюду, где есть лагеря подготовки. Затем они, хорошо подготовленные и обкатанные как в идеологическом, так и в военном плане, должны будут вместе с украинскими и иными «братьями» проникнуть в Россию, чтобы помочь ее «томящемуся» народу дать последний бой режиму. 

На предварительном этапе, и особенно в начальной стадии, горячего периода этой мятежевойны западными кураторами и спонсорами будет организовано информационно-пропагандистское сопровождение — для дезинформирования собственных граждан и мировой общественности. Ведь если «восставший народ» и всевозможных борцов с режимом поддерживают ведущие СМИ, разные НКО, правозащитные организации, то они не палачи, а жертвы. А жертвам, в пределах самообороны, прощается все. Противная же сторона (власть) — априори злодей. Именно такую схему продвижения глобального Западного проекта мы видим на всем пространстве от Ливии до Украины. 

Очертания этой спецоперации проступают все четче и четче. На днях, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркнул, что Россия ведет на Украине гибридную войну. Хотя, казалось бы, к чему на экономическом форуме говорить об этом? Тем более, без четких формулировок и вновь бездоказательно. Если же смотреть на это обращение через призму мятежевойны против самой России, то все идеально укладывается в схему: Россия — агрессор. Следовательно, мятежевойна против нее — лишь самооборона. И этот тезис в ближайшее время будет активно продвигаться в массы.

Третий этап воздействия на непокорную Россию уже запущен. На эскалацию горячей стадии мятежевойны и будут направлены усилия «партнерских» спецслужб и связанных с ними всевозможных «повстанцев», а по сути профессиональных террористов.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть