Придет и к тебе красногорский стрелок

26.10.2015

Михаил БУДАРАГИН, публицист

«Красногорский стрелок» Амиран Георгадзе, чьи поиски отняли столько сил, предсказуемо найден мертвым, и теперь у многих уважаемых людей гора упала с плеч. Пока официально считается, что преступник покончил жизнь самоубийством: это очень удобная версия, потому на ней, скорее всего, и остановятся.

Предприниматель, вошедший с огнестрельным оружием в кабинет заместителя главы Красногорского района Юрия Караулова, мог бы получить пожизненное, но с покойника спросу нет. По закону дело должно быть закрыто, судить ведь некого: тело единственного обвиняемого захоронят в Грузии. К концу недели СМИ, думаю, забудут о нем, как будто никакого стрелка и не существовало. А он все-таки был. Он убил четырех человек.

Георгадзе, скорее всего, отчаялся и, возможно, сошел с ума в самом прямом смысле слова, но это не отменяет главного: преступление не было случайным, даже если бизнесмен находился в состоянии аффекта.

Теперь без ответов останутся очень неприятные вопросы. Во-первых, как долго в регионах (особенно в городах-спутниках) будет продолжаться так называемый «строительный бум», уродующий не только городскую инфраструктуру, но и социальное пространство? Амиран Георгадзе не с Луны упал, он много лет руководил вполне успешным бизнесом, ключевой идеей которого было максимальное извлечение прибыли из возведения тут и там бетонных коробок.

Есть ли людям, чем дышать, будет ли, куда водить детей в школу, можно ли выехать из подобных гетто — все это российских, с позволения сказать, девелоперов интересует мало. Еще тридцать коробок, еще миллионный кредит, снова стройка и снова долги… — эта адская машина съела Георгадзе и не поперхнулась. И она спокойно будет функционировать далее. Кто-то дает кредиты, кто-то выписывает разрешения, кто-то привозит таджиков, кто-то обманывает будущих жильцов, обещая «зеленые насаждения». Аляповато воткнутые вдоль трасс деревья не проживут и года, но это уже никому не интересно.

Подмосковье — самый печальный пример современного отечественного «градостроительства». Но проблема актуальна и в Ленинградской области, и в Свердловской, и в Ростовской. Везде, где есть мегаполисы, российская урбанизация, увы, порождает одно гетто за другим.

Во-вторых, «дело Георгадзе» — это история не только об убийстве, но и о взаимоотношениях чиновников и бизнеса. Расследование громкого преступления, приковавшее к себе внимание центральных СМИ, пожалуй, могло положить начало долгому, сложному, возможно, даже скандальному диалогу между обществом, властью и бизнесом. Каждый из субъектов не слишком доволен тем, что происходит, особенно теперь, когда кризис ударил по всем. Общество не до конца понимает, как же это «все нормально», когда ценники в магазинах растут, а зарплата — нет. Предприниматели недоумевают, отчего нужно, несмотря на реальные экономические сложности, делиться больше прежнего, и при случае выводят остатки барыша в какой-нибудь офшор. Региональная власть страдает и от собственной жадности, и от ухода бизнеса в тень.

Над этой непростой ситуацией парят банки, действующие ровно так, как описано в «Гроздьях гнева» Джона Стейнбека: они кредитуют всех — и предпринимателя Георгадзе, и его жертву из администрации Красногорского района, и людей, которые покупают жилье, построенное компанией, находящейся по уши в долгах. Никому ничего не принадлежит, зато все должны — об этом тоже стоило бы поговорить всерьез, попытавшись как минимум увидеть, что нынешняя кредитная система словно бы создана, чтобы обиженный бизнесмен врывался в большой кабинет и палил в «жадного вымогателя». Потребительские ссуды под 25 процентов, ипотека под 15 процентов, однако для «юриков» заем обычно только официально стартует от 35 процентов годовых — как такое вообще возможно? У Стейнбека гроздьями гнева стали тяжелые плоды, которые, созрев, падали на землю и гнили: компаниям не выгодно было нанимать рабочих, чтобы собрать урожай, но и раздавать бесплатно яблоки не хотел никто. Запредельные цены на жилье, грабительский кредит, круговая бюрократическая порука — это ли не наши гроздья, пока еще только наливающиеся тяжестью?

Убийцы нет в живых, все (кто с облегчением, а кто с разочарованием) выдохнули. Между тем, предвкушения — среди журналистов, общественников, в социальных сетях — были весьма очевидны: многим очень хотелось, чтобы Георгадзе дожил до суда, не стушевался, подробно рассказав о том, как получал разрешения, как влезал в долги, как оказался перед лицом неизбежного, как почувствовал, что обманут, а пути назад нет. Разумеется, он остался бы убийцей и понес бы суровое наказание, определенное судом, но почему-то теперь по форме оказывается, что во всем виноват лишь он один. А по сути?

… В минувшие выходные дело о получении взятки возбуждено в отношении руководителя подмосковного Звездного городка Александра Щипанова. Тем временем в интернете распространяется коллаж — картинка с папирос «Казбек» (на фоне гор скачет всадник), а подпись к рисунку гласит: «Помни, чиновник, настанет срок — придет и к тебе красногорский стрелок». Видимо, Щипанову повезло, за ним успели первыми прийти следователи. Теперь аресты можно трактовать и как избавление от чьей-нибудь мести. Хороша ли такая трактовка? Сомневаюсь. Справедлива ли? Вполне.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    ГБЦ 26.10.2015 16:53:08

    Этого бандита надо называть грузинским стрелком-нечего позорить город Красногорск...
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть