Счастливые часов не собирают

06.10.2015

Лев ПИРОГОВ, публицист, литературный критик

Какие события происходят в мире! Штурмовики, истребители! Логистика! Люди чертят пальцем на картах: «Смотри, вот тут курды… А это «Хезболла», она контролирует границу с Ливаном…» Упрямы падающие на глаза кудри. Размашисты и гулки сердца.
И лишь один человек не размашист — он глубоко несчастен. Спекшимися губами составляет скорбную опись: «Куртка замшевая импортная — две... куртки…»
Этот человек — бывший губернатор Республики Коми с кипучей и задорной фамилией. Слышали, пал недавно жертвой борьбы с коррупцией? Все, что нажито непосильным губернаторским трудом: 60 килограммов ювелирных изделий, 150 штук часов стоимостью от 30 тысяч до миллиона долларов, перьевая ручка из чистого золота… Какие курды, помилуйте! Такое горе...
Ну, хоть пожил человек. Мои глаза разбегаются в восхищении, утопающий разум хватается за соломинку. 150 часов... Помню, читал недавно, как один региональный депутат указал по-честному в декларации все 15 принадлежащих ему автомобилей. Подумалось тогда, что неплохо бы депутатам помимо декларации предоставлять еще и справку о душевном здоровье. Пожалуй, этот замечательный человек предоставил бы сразу 15 справок. Много — не мало.
И все-таки интересно понять: зачем им столько? Ладно бы — антиквариат, говорят, его как-то там коллекционируют. Вкладывают деньги, старые вещи со временем растут в цене. Но автомобили и часы — нет. Тогда зачем? Чтобы перейти, обвесившись под шубой часами и бранзулетками, румынскую границу? Сейчас это по-другому делается... Нет, тут что-то не рациональное, интимное, для души.
Время — деньги. Чем больше денег, тем меньше времени — постоять, опомниться... Некоторые люди коллекционируют книги, не особо читая их: обладая книгой, ты уже как бы причастен к содержащемуся в ней знанию. Может быть, складывая в матрас часы, этот занятой человек стремился к символическому обладанию временем, которого на жизнь не хватало?
Всякое бессознательное стремление человека бывает так или иначе исполнено, вот и коллекционер со звонкой фамилией своего добился. Времени теперь у него будет много. Только называть его «свободным», пожалуй, не совсем правильно.
Помнится, один герой Достоевского сетовал на загробную жизнь: вот, дескать, говорят «вечность, вечность» — думают, там огромное что-то, непредставимое... А ну как там только закоптелая комнатка, вроде деревенской бани, и пауки по углам? Так и наш герой: ни поспать, ни поиграть с детьми, все борьба за власть, все работа — интриги, совещания, десять тысяч конфликтных комиссий... И во имя чего? Шестьдесят килограммов пауков по углам... Как-то до обидного мало в сравнении с человеческой жизнью, вы не находите?
То ли дело японский поэт Догэн. Этот хитрец задался вопросом, что после него останется миру. «Цветы — весной, кукушка — летом. Осенью — луна. Чистый и холодный снег — зимой». Почти восемьсот лет назад сказал, а люди помнят, благодарны ему. Обхитрил время!
Почему ему удалось, а нашему персонажу — нет? Знать, потому, что снег и кукушка — общие, а 150 часов — «это нужно одному, как ты не понимаешь», стонал герой фильма Никиты Михалкова, белогвардеец с саквояжиком. А то, что «нужно одному», никому, кроме тебя, и не нужно. И ты никому не нужен, так что сиди. Пустое, забыли.
Лучше, посмотрим новости, — как там реагируют саудиты? А что говорит Лавров? Вы не скажете, который час?

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть