Один день в свечном ящике

11.10.2013

Татьяна УЛАНОВА

Для наших сограждан, которые только начинают воцерковляться — а таких среди нынешних православных большинство, едва ли не главным посредником между Богом и людьми поначалу становится женщина в платочке у свечного ящика. К священнику подойти страшновато, а здесь, обменивая рубли на иконы и свечи, можно и посоветоваться, и поплакаться.

Фото: Татьяна УлановаУ прилавка закладывается и первое представление неофита о церкви вообще. Именно отсюда обычно выносятся расхожие жалобы: посмотрели искоса, ответили неласково. Свечницы, в свою очередь, возмущаются: дикие люди, вопросы задают вроде «как отпеть попугая?». Спецкор «Культуры» решила разобраться в противостоянии у свечного прилавка лично. И отправилась для этого в знаменитый Елоховский собор.

Воскресенье, 8:45. Настоятель храма, 42-летний протоиерей Александр Агейкин представляет меня женщинам, с которыми я буду делить тесное пространство. Их трое — сестры Ирина и Лидия и матушка Любовь. Я, четвертая на пятачке, явно лишняя. Все-таки «ящик» — очень точное название места при входе в храм...

К началу второй воскресной литургии подтягиваются прихожане:

Фото: Татьяна Уланова— «Живые помощи» есть?
— Только на поясе.

— Матронушка почем?
— В рамочке простая — 120, без рамочки — 180...

— А как свечки ставить: сначала за здравие или за упокой?
— У Бога мертвых нет, все живы...

Сестра Лидия отвечает спокойно, уверенно. Уже тридцать лет она прихожанка этого храма. Когда-то была ткачихой на фабрике, но вот уже третий год — в Елоховском. Официально. По трудовой.

— И отчисления в пенсионный фонд идут — без хлеба насущного не останусь, — объясняет она.

Довольствие свечницы невелико — не пошикуешь. В свечном ящике № 1 Богоявленского кафедрального собора — шесть женщин. Работают по графику, 10-16 дней в месяц. В среднем выходит тысяча рублей ежедневно.

— У меня семьи нет, так что денег хватает, — добавляет Лидия. — Нас здесь кормят. Хлебушком помогают. Можно попросить макароны или гречу... Но с детьми на эти средства, конечно, не проживешь. Поэтому молодые к нам не идут. Да и тяжело здесь. Надо быть товароведом, продавцом, грузчиком. И так — по 12 часов в день.

Фото: Татьяна УлановаБыть психологом — еще одна обязанность свечниц. Хотя требований таких при приеме на работу, конечно, никто не предъявляет. Но вот поди ж ты — почти каждый православный сталкивался в церкви с недовольным взглядом, откровенным шипением, неприкрытой злобой и даже хамством.

Работа в свечном ящике — по большей части на ногах. Добавьте сюда психологическое напряжение от постоянного общения с людьми. С радостью, конечно, тоже приходят — на венчание или крещение. Но больше — с болью, трагедией, унынием, раздражением. А ты должен, как врач, выслушать, поставить диагноз, выписать рецепт. И отнестись к страдающему не как к покупателю, но как к человеку. С душой. Однако целый день отдавать душу другим может не каждый.

— Вчера один товарищ долго возмущался, — продолжает Лидия. — Почему это мы пожертвования берем — в храме все должно быть добровольно. По его мнению, — бесплатно. Объясняю: мы тоже хотим есть, пить, а батюшке к тому же нужно растить детей, у отца Александра их трое. Но нет — все равно некоторые думают, что люди, работающие в храме, только молятся...

Немолодой мужчина наклонился к витрине:

— У вас есть ангелочек с именем Дарья?

Быстренько осматриваюсь — все коллеги заняты.

— Мне кажется, они безымянные...

Фото: Татьяна Уланова— У ангелов нет имен и они бесплотные, — это Лидия пришла на помощь.

— Носовые платки есть?
— Простите, мы такими вещами не занимаемся.

— Матушка, а сколько эта «Казанская» стоит? — не сразу понимаю, что обращаются ко мне.
— 50 тысяч, — отвечает Ирина, которая сегодня за старшую и записывает в тетрадь требы: венчание, крещение, отпевание...

— Ой, как дорого!
— Это ручная работа, отделка бисером.

— А Николай Чудотворец?
— 70 тысяч.

— Еще дороже?! — удивляется женщина. Недоумение оправдано: на иконе Николая нет бисера. Но она писаная. Отсюда — высокая цена.

— Мне календари, пожалуйста, — высокий крепкий мужчина в монашеском одеянии с любопытством осматривает меня, но замечает висящий на шее фотоаппарат. — А-а, Вы журналист? Плохая профессия. Надо угождать времени. Сенсация нужна — не истина... У Вас что, запись идет? Это подло!

Кажется, так и не поверив до конца в то, что диктофон выключен, инок Сергий (имя изменено) долго рассказывал о своих проблемах. А когда я, извинившись, дала понять, что мне нужно работать, обиделся и наговорил нелицеприятного...

Фото: Татьяна УлановаЛидия:
— Бывает, на нас нападают: не так подали, не так записали. Приходят озлобленные: «Дай вон ту свечку!.. Че ты мне кидаешь?.. Что себе возомнила?» Прихожане сами нервничают и нас накручивают.

Любовь:
— Случается, люди не помнят, какую требу заказали. Прибегают через 2-3 дня: посмотрите! Недавно была такая женщина. Я уже по тетради все проверила, а она никак не может угомониться. Пришлось сделать вид, что звоню по телефону: «Сергей Николаич, прихожанка переживает, правильно ли она записала... Да? О здравии? Ну, хорошо!» И женщина успокоилась.

Любовь — инокиня. И называть ее матушкой — правильно. Всех остальных положено именовать сестрами. Матушка Любовь в Елоховском с 1991-го. Действующих храмов в Москве тогда было немного, и она ездила и до сих пор ездит на Бауманскую с Бабушкинской. Из ресторана, где работала официанткой, уволилась — в трапезную Елоховского собора ее взяли поваром. Через три года уехала в монастырь. Пробыла там шесть лет. Но заболела и вернулась.

Фото: Татьяна Уланова— Матушка, подскажите! — тянется к прилавку немолодая женщина с печальными глазами. — У меня племянник наркоман. Кому свечку поставить?

Судорожно начинаю вспоминать, что знаю на эту тему. Но кроме всесильных Николая и Матронушки на ум ничего не приходит.

— Ой, матушка, милая Вы моя, есть центр наркологии, — снова как добрая волшебница выручает Лидия. — Сорокоуст-то заказали, но должна быть и Ваша работа. Вы тетя? Крестная? Тем более! Поезжайте к Матроне, возьмите цветочков, подсыпайте сушеные лепестки в еду, в напитки. Сорокоуст Матронушке почитайте. Она многим помогает. Даст Бог, и Вашему мальчику поможет.

— Да мальчику-то уже сорок лет, — утирает слезы женщина.
— Ну, что ж теперь?.. Поститесь, молитесь вместе с его мамой. Молитва матери очень сильная.

— Сестра некрещеная.
— Миленькая моя! Срочно в храм! Креститься!

По очереди сходить в трапезную на обед, без очереди исповедаться и причаститься — вот и все «послабления», которые могут позволить себе свечницы. Матушка Любовь и сестра Ирина сегодня оформляют требы — сидят, не поднимая головы. Сестра Лидия — за главного продавца и психотерапевта. Как только терпения хватает?

— У вас погребальный крестик деревянный есть?
— Только пластмассовый.

— Для кремации не подойдет.
— Почему же? Он хорошо горит.

К полудню литургия заканчивается. Храм то и дело оглашается детским плачем — это привезли на крещение младенцев. Тут же нервничают в ожидании венчания молодые...

Фото: Татьяна Уланова— Вчера пришли супруги, — вспоминает Лидия. — Хотели взять для сыночка четырех крестных. Я растерялась, а батюшка сказал: да хоть десяток! Принимать младенца из купели все равно будет один. В прошлом году у нас крестилась бабулька 78 лет. Когда-то она была, видимо, ярой коммунисткой. Теперь пришла: «У меня дети крещеные, внуки крещеные. Надо и мне!..»

— Мы хотели бы обвенчаться, — просит женщина. — Что для этого нужно?
— Иконы Спасителя и Божией Матери, рушник, венчальные свечи, кольца, обязательно — свидетельство о браке, — быстро перечисляет Лидия.

— Что такое венчальные свечи? Когда нужно исповедаться, причаститься? А без свидетелей можно? Мы хотели бы чисто вдвоем приехать...
— Если без свидетелей — венцы наденут вам на головы. Но у нас — предоплата: 2500 рублей. Оставшиеся 2500 внесете в день венчания.

Спрашиваю Веру и Евгения:

— Только поженились?
— Что вы! Живем вместе почти тридцать лет. Мужа крестили еще в детстве, а я выросла в деревне, где храма не было, поэтому таинство приняла уже с дочерью.

— Почему же только сейчас решили обвенчаться?
— Возраст подходит... Пора... Скоро муж пойдет в отпуск, вот и придем. По-другому не получается, он военнослужащий.

На очереди — молодожены, поженившиеся в Астане. Она — с раскосыми восточными глазами, он — красавец-блондин. В дорогих нарядах. Сестра Ирина вносит данные в тетрадь. Начинается обряд и... Пристально и довольно долго наблюдая за «брачующимися», я не заметила, чтобы они хоть раз осенили себя крестным знамением. Хотя именно для этого правая рука остается свободной, венчальную свечу держат в левой. Беседа с батюшкой, исповедь, причастие — все это они, скорее всего, прошли. Потому что так надо. Заставить креститься не может никто...

К слову, в апреле 2013-го патриарх Кирилл подписал распоряжение о новом порядке проведения обряда крещения. Теперь без справки о том, что крестные и родители побывали на огласительной беседе, окрестить ребенка не получится. Взрослые допускаются к обряду только после «личной покаянной исповедальной беседы со священником».

Фото: Татьяна Уланова— Желающих поубавилось, конечно, — делится впечатлениями Ирина. — Люди напрягаются, нервничают.

— У меня маму кладут в больницу, что заказать?
— Болящая, значит?

— Очень.
— Тяжко болящая.

— Очень тяжко. Лариса.
— Запишем на месяц.

— Матушка, можно сфотографировать вязаную салфеточку на столике, узор хочу рассмотреть? — спрашивает интеллигентного вида пожилая дама...

Я уже собиралась уходить — пятичасовое стояние с непривычки давало о себе знать, когда к сестре Ирине обратилась озабоченная женщина.

— Дочь записывалась на венчание — я хотела бы его отменить. Жених передумал. Со стороны его родителей — неприятие таинства.

— Так бывает. Может, еще все образуется... Давайте напишу: перенос. Или Вы деньги уже хотите забрать?

— Не надо денег. Просто отмените. Ничего не могу поделать...

Устроиться на работу в свечной ящик нетрудно. Никаким особым проверкам кандидата в свечники не подвергнут. Но сможешь ли ты нести двойную ответственность? Не только следить за товаром, знать цены, быстро складывать цифры на калькуляторе, но и отвечать людям по-человечески. Помогать хотя бы словом.

За стенами храма это получается не всегда. И я не уверена, что уже готова для такого послушания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть