Наследники масонов

09.06.2015

Вадим БОНДАРЬ, публицист

С 11 по 14 июня в отеле Interalpen неподалеку от австрийского Инсбрука будут решаться судьбы планеты — здесь соберутся участники могущественного Бильдербергского клуба, именуемого не иначе как теневым мировым правительством.

Идеи глобализации, то есть объединения всех государств под руководством узкого круга «посвященных», с незапамятных времен не давали покоя тем, кто мнил себя вершителями мировых судеб. Ну а поскольку сами государства и населявшие их народы с такими планами вряд ли добровольно бы согласились, то претворялись они в жизнь тайно, с помощью закрытых могущественных организаций.

Первую попытку предприняли тамплиеры. В 1119 году французский дворянин Гуго де Пейн и восемь рыцарей-сподвижников основали в Иерусалиме орден Храма Соломона — первого храма (по-французски temple, отсюда и название братства) в Иерусалиме. Официально орден занимался охраной отправлявшихся в Палестину паломников. На этом ли бизнесе или на каком ином, но за короткий срок тамплиеры сосредоточили в своих руках несметные богатства, став фактически крупнейшими банкирами Европы, кредитовавшими даже королевские дома. То есть был положен первый камень в здание мирового правительства — создана надгосударственная финансовая структура.

Затем тамплиеры перешли к следующему этапу построения глобалистана — дискредитации руководителей государств. Воздвигали замки своих братьев по ордену в ключевых точках людских и товарных потоков, и от замка к замку строили бесплатные охраняемые дороги. При этом государственные дороги были платными. Кроме того, по уставу ордена, каждый тамплиер обязан был трижды в неделю кормить в своем доме любого, кто попросит пищи. Ни один представитель официальных властей этого не делал. Ясно, что в глазах населения государственные органы стали проигрывать «щедрым» тамплиерам. Так, выражаясь современным языком, шла подготовка социальной базы для смены общественно-политического порядка.

Однако власти догадались (а может, узнали), куда ведут тайные замыслы тамплиеров. В начале XIV века усилиями, главным образом, французского короля Филиппа  IV Красивого и папы Климента  V орден был разгромлен. Но части рыцарей удалось спастись. Они бежали в разные страны, унося с собой нереализованные идеи. Многие нашли приют в Шотландии.

В 1717 году на историческую сцену вышли новые глобализаторы — масоны, или «вольные каменщики» (от французского Franc-maçonnerie и английского Freemasonry), называющие себя преемниками легендарных строителей Храма Соломона. В Лондоне учреждается «Великая ложа Англии». В 1723‑м один из ее основателей Джеймс Андерсен выпустил книгу под названием «Масонские конституции», сообщив в предисловии, что она составлена из рукописей XVII века, сохранившихся у его отца, старого шотландского масона.

В 1734‑м в далекой Америке один из основателей будущих США, 28-летний масон Бенджамин Франклин отредактировал, точнее даже, заново переписал «Конституции» Андерсена. Они и легли в основу главных документов нового государства — Декларации независимости и Конституции. Роль Франклина в истории возникновения США необыкновенно велика. Недаром он, не будучи президентом, красуется на самой крупной американской купюре — стодолларовой. Но масоном был не только Франклин. Как свидетельствуют различные источники, практически все трудившиеся с Франклином основатели звездно-полосатой империи состояли членами ложи. Их тайные знаки смотрят на нас со всех государственных символов США. Именно эти деятели принесли в созданную ими страну технологии господства избранных и манипулирования теми, кто не входит в их круг. Именно они разработали теорию «плавильного котла», освобождающего человека от национальных «оков» — фактический прообраз глобализации.

С середины XIX века в политике США начинает проявляться доктрина американской исключительности, особой исторической миссии по спасению человечества и управлению планетой. Две мировые войны не были роковым стечением обстоятельств. И если выгода США по результатам Первой оказалась не столь очевидной, то лишь потому, что не были еще отработаны механизмы манипулирования народами и правительствами. Но устремлений хватало. В 1919 году был создан Совет по международным отношениям, таинственная организация, которая начала разрабатывать стратегию установления американской гегемонии. Кто знает, возможно, чудовищная Вторая мировая была частью этого плана? Иначе как расценивать тот факт, что еще 28 января 1941 года на стол госсекретаря США Корделла Халла легла программа деятельности страны в качестве мирового лидера по окончании глобального конфликта? Ее центральной идеей было понятие «великого пространства» (Grand Area), которое представляло собой весь послевоенный мир, рассматриваемый в качестве объекта американского управления. Еще один любопытный факт — в тот же предвоенный период к Совету присоединился не кто иной, как нынешний председатель Бильдербергского клуба Дэвид Рокфеллер, кстати, отмечающий 12 июня свой столетний юбилей.

Однако после окончания войны на пути реализации глобальных планов встал СССР, предложивший миру альтернативный и довольно успешный проект. Именно этим объясняется, что начиная с 1945 года в США один за другим появляются планы ядерной бомбардировки Советского Союза. Против страны победившего социализма сколачивается военный блок. Хотя, как пишет в своей книге «Подготовка к следующей войне» историк Майкл Шерри, СССР в те годы в военном плане не представлял прямой угрозы для Вашингтона.

Смерть Сталина отменила ядерную атаку на СССР, но в целом не сильно повлияла на глобальные планы США. В 1954‑м в нидерландском Остербеке в отеле Bilderberg состоялась закрытая конференция избранных представителей западной суперэлиты во главе с американцами. Сообщество постановило сделать такие встречи ежегодными — для разработки планетарных управленческих идей. Основной акцент в то время делался на борьбу с коммунизмом. К участию в работе клуба привлекались финансисты и политики из разных стран, все, кто, по мнению американцев, был полезен для продвижения глобального проекта. Так возник действующий на постоянной основе Бильдербергский клуб, теневое мировое правительство.

Огромное влияние в клубе уделялось Советскому Союзу. Так, упоминавшийся уже Дэвид Рокфеллер встречался с Хрущевым и Косыгиным, трижды — с Горбачевым. Кстати, и сам приход Горбачева к власти, и его шаги на посту главы государства — не результат ли умелой политики «мирового правительства»? Ну а чем, как не операцией «Внедрение» может быть названо создание в начале девяностых так называемого Российско-Американского банковского форума — группы советников, направленных главой Федерального резервного банка Нью-Йорка с одобрения Бориса Ельцина для модернизации банковской системы России? Возглавлял эту группу все тот же дедушка Рокфеллер.

Именно этому столпу глобализации принадлежат многое объясняющие слова, сказанные в 1991 году: «Мы благодарны «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», журналу «Тайм» и другим выдающимся изданиям, руководители которых почти сорок лет посещали наши встречи и соблюдали их конфиденциальность. Мы были бы не в состоянии разработать наш план мироустройства, если бы все эти годы на нас были обращены огни прожекторов». Вот он, прекрасный пример того, как нужно готовить стратегические планы, если хочешь их воплотить. Ну и повод некоторым нашим руководителям СМИ в очередной раз задуматься о границах гласности и учете интересов страны, чьим гражданином ты являешься.

Интересен еще один пассаж в той речи патриарха глобализма: «В наше время мир стал искушеннее и готов шагать в сторону мирового правительства. Наднациональный суверенитет интеллектуальной элиты и мировых банкиров, несомненно, предпочтительнее национального самоопределения, практиковавшегося в былые столетия».

Но все это отходит на второй план по сравнению с «русским вопросом», который для бильдербергцев вновь стал главнейшим. Почему? Потому что, как и в начале пятидесятых годов прошлого века, процесс глобализации опять уперся в Россию и ее альтернативные проекты. Тут же появился термин «цивилизационная несовместимость», пошли разговоры о том, что пока Москва придерживается нынешнего политического курса, она не может быть партнером или союзником. С бандеровцами, жгущими людей заживо, значит, нет цивилизационной несовместимости, а с нами — есть. И тут же начали обсуждаться проекты размещения в Европе американских ракет средней дальности с ядерной начинкой. А постоянный член Бильдербергского клуба, входящий в список ста самых влиятельных людей планеты и одновременно являющийся специальным советником ООН, директор Института Земли в Колумбийском университете профессор Джеффри Сакс так и вовсе на прошлой неделе заявил: «Решения, принятые правительствами стран мира на серии встреч в следующие шесть месяцев, будут иметь решающее значение в обеспечении безопасности будущего планеты».

Проще говоря, у мировых лидеров есть полгода, чтобы спасти мир. Профессор уверяет, что имел в виду борьбу с бедностью, защиту окружающей среды и все такое. Но с чего вдруг такая спешка и трагизм? Ведь эти проблемы остро стояли и год, и десять лет назад. Нет, в словах господина Сакса явно слышится намек совсем другого рода, не будь он бильдербержец. Но кому этот намек адресован? Путину? Очень может быть, что истинный смысл слов Сакса следует понимать так: «Прекратите мешать нашему проекту и станьте его частью. Иначе…»

Ну, на «иначе» Россия во все века отвечала примерно одинаково. Именно эти вполне исчерпывающие ответы, а не виртуальные голливудские герои не раз действительно спасали мир от превращения в одно большое стадо под управлением кучки «пастухов».


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Елена 19.06.2015 13:52:33

    С нами Бог! над Россией- покров Богородицы!
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть