Наталья Осипова: «Козней с булавками и кнопками против меня не было»

04.10.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

Публикуется впервые

В прошедшие выходные на сцене Кремлевского дворца состоялся Международный концерт Kremlin Gala «Звезды балета ХХI века». Главная сенсация — участие экс-премьеров Большого театра Натальи Осиповой и Ивана Васильева.

Московская публика встретилась со своими любимцами после двухлетнего перерыва. Похоже, что театральное сообщество так и не смирилось с тем, что самая перспективная и молодая пара Большого театра, откуда по собственному желанию никто из премьеров никогда не уходил, поменяла Москву на Петербург, Большой театр — на Михайловский. На месте звезды, правда, не сидели — много выступали на различных сценах мира. А теперь покинули и Михайловский. Васильев, как уже известно нашим читателям, возвращается в ГАБТ, но теперь в качестве приглашенного солиста. Осипова открывает свой первый сезон в лондонском Королевском балете в статусе штатной примы-балерины. Творческими планами она поделилась с читателями «Культуры».

культура: Для Михайловского Ваш уход — заметная потеря, гендиректор театра Владимир Кехман, наверное, обиделся?
Осипова: Я предупредила заранее, еще в середине прошлого сезона, так что мой уход не был неожиданностью. Никто мне препятствий не чинил. Год назад, осенью, станцевала «Лебединое озеро» в «Ковент-Гарден», после чего меня и пригласили в штат. Думала два месяца, хотя интуиция сразу подсказала, что перейду. Почувствовала, что это будет правильное решение.

культура: Почему «Ковент-Гарден», а не «Ла Скала» или Американский балетный театр (АБТ), где Вы выступаете как приглашенная солистка?
Осипова: В Лондоне ко мне отнеслись особенно, не пришлось ничего просить, сразу предложили место примы-балерины и очень хорошие условия. Я увидела большую заинтересованность, им действительно понравилось, как я станцевала «Лебединое озеро». Отношения с этим спектаклем, кстати, складывались у меня нелегко, многие говорили, что это не мой балет.

культура: На выпускном концерте в 2004-м Вы танцевали в «Лебедином озере», и тогда критики отреагировали жестко. Руки не опустились?
Осипова: Даже рассказывать не буду, как обидно получить удар в 17 лет. Я была маленькой и мыслила как ребенок, такой счастливой вышла на сцену, танцевала так, как чувствовала, ни капельки не врала и не наигрывала. Рада, что критика меня не расклеила, соплей я не распустила. Напротив, только закалилась. Поняла, что восемь лет потратила на то, чтобы выучиться профессии, а теперь пора научиться в ней жить по-настоящему и доказывать, на что способна. Марина Леонова — мой школьный педагог — намеренно бросила меня с головой в омут, и я ей благодарна: начала работать как сумасшедшая. У нас ведь очень честная профессия, и если ты честно работаешь, ежедневно выкладываешься, то тебя оценят, все сложится. За прошлый сезон «Лебединое» — мое главное достижение, я смогла станцевать этот спектакль в Лондоне достойно.

культура: До «Ковент-Гарден» Вы станцевали «Лебединое» в Михайловском?
Осипова: Там немного времени не хватило. Белый лебедь для меня сложился в Лондоне, там сумела свою физику подстроить под то, что чувствую. Моя Одетта — не гордая и не царственная, а очень ранимая, нежная и хрупкая. Черного лебедя, думаю, еще не нашла, но Одиллия для меня все же не та женщина, при появлении которой все падают от восторга.

культура: В Лондоне чувствуете себя комфортно?
Осипова: Я обожаю Лондон.

культура: А Нью-Йорк чем не устраивал?
Осипова: Тяжеловат для меня. Не хватает природы, какой-то соразмерности городской среды с человеком. Сначала вроде здорово, а потом — устаешь, потому что существуешь как заведенный — куда-то бежишь, спешишь, не успеваешь. В Лондоне чувствуется история, традиции, что важны для англичан необычайно. С другой стороны, там много всяких инноваций — в театре, музыке, искусстве.

культура: Ваш дом теперь будет в Лондоне?
Осипова: Да. Мне вдруг стало тяжело постоянно ездить из города в город, жить в гостиницах. Хочется иметь свой дом, свою кровать, свой угол, где можно разложить вещи. Для меня сейчас интереснее любых гастролей работа на одном месте. Если честно, то я давно хотела работать в «Ковент-Гарден», но думала, что меня никогда в жизни туда не позовут. Мне-то нравится менять себя, открывать для себя новый репертуар, вносить в него нюансы своей русской школы. Да и много хороших эмоций связано у меня с Лондоном.

культура: Лондон Вас оценил во время гастролей Большого театра в 2006-м, когда Вы были артисткой кордебалета, но вернулись в Москву уже солисткой.
Осипова: Тогда балетом Большого руководил Алексей Ратманский, и для меня оказалось полной неожиданностью, что он доверил мне открывать блок гастрольных «Дон Кихотов» и дебют в «Дочери фараона». Я работала в театре второй сезон, мне было всего 19 лет. Репетировала тогда с утра до вечера, жаловалась своему педагогу Марине Кондратьевой: «Я не смогу, все узнают, что я ужасная балерина». Очень волновалась, думала, пускай напишут, что у девочки есть будущее, она когда-нибудь что-то приличное сможет станцевать, только бы не сказали, что я уродка, и балет мне противопоказан. Все прошло невероятно успешно, я оказалась на седьмом небе от счастья.

культура: Ваш дуэт с Иваном Васильевым теперь распадется?
Осипова: Мы с Иваном много танцевали вместе. Только что у нас прошла премьера «Ромео и Джульетты» в Токио и гала-концерт в Кремле. Сейчас наступает период, когда мы немного расходимся, практически в этом году вместе танцевать не будем. Может быть, это станет для нас плюсом, и мы встретимся через полгода или год и сделаем еще что-то невероятное вместе. Возможно, наш дуэт зазвучит с новой силой. Когда танцуешь с одним партнером, то через какое-то время понимаешь, что все будто окрашено одной краской. Получить опыт от других партнеров — интересно и важно, многое приобретаешь и открываешь в себе.

Ване всего 24 года, он младше меня, и ему интересно ездить, танцевать везде и все. У него пока нет желания связывать себя с какой-либо труппой. А мне, наоборот, хочется остановиться и работать в одном месте.

С Дэвидом Холбергом

культура: Сергей Полунин ушел, даже убежал, из «Ковент-Гарден». Рассказывают, что там сложные отношения в труппе и слишком строгая дисциплина. Так ли?
Осипова: Пока не знаю. Смогу ответить на этот вопрос через год. Думаю, в театре для всех все складывается по-разному.

культура: Уже известно, что Вы будете танцевать?
Осипова: В ноябре «Ромео и Джульетта» Макмиллана — один из любимых моих балетов, потом — «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Драгоценности» Баланчина. Новые для меня — роли в балетах Фредерика Аштона, Кеннета Макмиллана. «Манон», может быть, я станцую в Москве, «Ковент-Гарден» планирует привезти сюда спектакль на гастроли. Будут еще новые балеты Уэйна Макгрегора и Кристофера Уилдона. Захватывающей работы много. «Жизель», которую я танцую в январе, будут транслировать в режиме онлайн.

культура: Гендиректор Большого театра Владимир Урин сказал в интервью нашей газете, что Вы в этом сезоне не сможете участвовать в спектаклях Большого. А спустя несколько дней на сборе труппы во всеуслышание объявили, что Вы с Иваном Васильевым станцуете в спектакле Большого уже в октябре. На самом деле?
Осипова: Нет. На днях мы общались с Владимиром Георгиевичем. Приятно, что театр заинтересован в том, чтобы привлечь нас с Ваней к работе. Если будет возможность, то во второй половине сезона я действительно станцую в каком-нибудь спектакле Большого, но конкретная дата и название пока не определены.

культура: Наверное, это будет Ваш коронный «Дон Кихот»?
Осипова: На этот спектакль у меня страшная аллергия. Всеми силами стараюсь от него отказываться, кто бы ни предлагал. Для меня «Дон Кихот» — хождение по мукам.

культура: В Михайловском театре будете вести свои балеты?
Осипова: Думаю, в этом сезоне вряд ли получится.

культура: Ваше пятилетнее сотрудничество с АБТ продолжится?
Осипова: Там я тоже пропущу сезон. Его я посвящаю Лондону. Еще есть интересные для меня спектакли в «Ла Скала».

Фото: ИТАР-ТАСС

культура: Вы начинали с бравурных партий, а педагоги Вам доставались «лирические»: Марина Кондратьева — лучшая Жизель — в Большом театре, Ирина Колпакова — образцовая принцесса Аврора — в АБТ. С кем будете работать в Англии?
Осипова: Мои педагоги многому меня научили именно потому, что мы — разные. Им сложно со мной. Я не привыкла сразу и безоговорочно доверять сказанному, мне нужно проверить на себе. Только потом убеждаюсь, что они правы. В итоге выходит плодотворная работа. Мы много спорили и даже ссорились. Но знаю, что они меня очень любят, а я их просто боготворю. Они уже часть меня, я постоянно анализирую то, что педагоги мне говорили и, надеюсь, еще скажут. Очень скучаю по работе с ними.

культура: А по Москве, по Большому театру?
Осипова: По жизни в театре — нет. Скучаю по близким людям, которые остались в Москве, по родному городу, конечно, и по некоторым ролям. В Лондоне буду работать с русским педагогом Александром Агаджановым — у него потрясающий вкус, он знает английский стиль и английский репертуар.

культура: Вы увлекались мотоциклами. Откуда такая мальчишеская забава?
Осипова: Она уже в прошлом. В юности я никак не попадала в разряд девушек-красоток, таких нежных и воздушных. Своей была в компании мальчишек, которые относились ко мне как к другу, а не как к барышне. Тогда надела кожаную куртку, вставила сережку в бровь, коротко подстриглась и села на мотоцикл. Потому что не могла найти свой «лагерь». Сейчас мне хорошо с самой собой и со своими спектаклями. Такой период.

культура: Был ли у Вас счастливый период в Большом театре?
Осипова: Да, при Алексее Ратманском. Он начинал много интересных проектов, ставил замечательные спектакли, работал с нами, молодыми. Радостное время — начало моей работы в театре. И в кордебалете стояла, и сольные партии были, и в конкурсах участвовала, и все это было здорово.

культура: Вы много танцевали в балетах Ратманского. Есть любимый?
Осипова: «Русские сезоны» считаю шедевром, «Средний дуэт» — уникальное творение.

культура: В Вашем исполнении это была пронзительная история мужчины и женщины…
Осипова: В балете всегда есть история мужчины и женщины. «Средний дуэт» — о близких людях, которые дошли до того, что уже друг друга не видят, не слышат, не понимают. В каждом движении проходят мимо друг друга и не могут найти выхода из сложившейся ситуации. Для меня это очень больная история.

культура: Иногда за Вас становится страшно — Вы перевоплощаетесь так, что, кажется, сойдете с ума вместе с Жизелью или повторите путь Джульетты. Вы нас обманываете или действительно наизнанку выворачиваете свое нутро?
Осипова: Есть такие спектакли, когда ты уже сама не отдаешь себе отчет в том, что делаешь. Что-то подхватывает, ты с героиней сливаешься, и заученные движения словно рождаются сами. Иногда этого не случается, тогда приходится «играть». Был у меня спектакль «Ромео и Джульетта» с Дэвидом Холбергом, когда у меня начали дергаться мышцы лица. Чувство меня так переполняло, что я перестала быть самой собой, просто летала в пируэтах, поддержках, боялась за Ромео. Подумала: ведь такое состояние может не повториться, вдруг зрители этого не заметили? Оказалось, увидели и оценили — тогда впервые в «Метрополитен» открыли занавес после первого действия. В Америке этого не делают никогда. Мы уже ушли переодеваться, и нас вызвали из гримерок, сказав, что публика требует.

культура: Зачем усложняете движения — я про Ваши невероятные фуэте, сумасшедшие прыжки, которых никто не в силах повторить?
Осипова: Наши предшественники тоже развивали технику. «Дон Кихот» или «Пламя Парижа» предполагают виртуозность, и если я могу сделать что-то новое, то почему нет? Такое удовольствие от этого получаешь. А потом Ваня выполнял невиданные по сложности задачи, и мне отставать не хотелось.

культура: Выходной день как проведете?
Осипова: Не выйду из дома, буду спать, пить кофе и читать. Обожаю перечитывать русскую классику.

культура: В связи с печальными событиями в Большом театре, как-то вновь заговорили о подрезанных ленточках на пуантах, испорченных костюмах, неужели возможно такое?
Осипова: Я с таким никогда не сталкивалась. Бывали неприятные разговоры, нелицеприятные отзывы с расчетом на то, чтобы ты услышал. Козней с булавками и кнопками не было.

культура: Кажется, что Вы и зависти никогда не испытывали?
Осипова: Думаете, скажу: я такая замечательная, во мне соединилось все самое лучшее, и дурного полностью лишена? Нет, конечно. Просто, то нехорошее, что из тебя вылезает, надо подавлять. Появится нечто, похожее на зависть, и я стараюсь завестись, зажечься от этого. Собраться, превозмочь себя и сделать еще лучше.

культура: Вы стали мировой звездой. Что-то изменилось в Вашей жизни?
Осипова: Теперь от меня ждут только высокого качества, но я же не робот, не все всегда получается. Иногда болен или сильно переутомлен, а когда-то просто не сходятся звезды или не хватает времени на репетиции. Сейчас почувствовала, как выросла ответственность перед зрителем за то, что делаю на сцене.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть