Нуреевские танцы

08.06.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Уфа

В Уфе завершился XVIII Международный фестиваль балетного искусства, хорошо известный и за пределами Башкортостана.

Надо потрудиться — и крепко, чтобы найти балетную труппу, в которой собраны выпускники из одной альма-матер. В башкирском театре всей труппой пройдены уроки уфимского хореографического училища (единственное исключение, о котором позже, только подтверждает правило). Балетная школа Уфы носит имя Рудольфа Нуреева, как и весенний Международный фестиваль балетного искусства. Нынешний — 18-й по счету. Посвящение великому земляку — не строка в афише. Нуреев присутствует здесь на некоем метафизическом уровне. Сцена помнит его первые буйные ученические па. Отсюда, из голодного уфимского коммунального детства, он вышел на старт. А дальше — через прыжок к свободе в парижском Ле Бурже — к «рудимании» всего балетного мира, планетарному восторгу, собственным дворцам и даже острову посреди Средиземного моря.

Один из предшествующих фестивалей открывался балетом-ораторией «Прометей» о смельчаке, решившем противостоять Зевсу, дирижировал сам композитор Рустэм Сабитов. Недавно он стал художественным руководителем театра.

В программе фестиваля не найти случайных акцентов — сплошь балеты, что танцевал Нуреев. В «Дон Кихоте» он бил рекорды виртуозности, в «Лебедином озере» — транслировал трагическое одиночество души, а в «Баядерке» почувствовал такую витальную силу, что не посмел вопреки привычке поменять ни одного па. Майскими днями 2012-го в этих спектаклях танцевали гости из Большого, Мариинского, зарубежных трупп, в том числе и воспитанники местной школы, разлетевшиеся по свету. Театр, конечно, проповедует классику, но готов и к экспериментам (два фестивальных гала тому подтверждение) — это тоже по-нуреевски. Он принимал новации даже в шокирующих форматах, и ревнители абсолютных ценностей пугались, когда Нуреев устраивал «проветривание» Парижской оперы, цитадели академизма.

Традиционно фестиваль открывали премьерой — своего «Корсара» представил Юрий Григорович. К слову, это пятый балет маэстро в Башкирском театре. В печальный день 1993 года, когда до Уфы долетела весть о смерти великого земляка, Григорович молниеносно придумал нуреевское посвящение фестивалю.

«Корсар» — балет о том, как флибустьер Конрад похищал свою возлюбленную Медору, — редактировали много и часто. В результате остался пазл классических танцев, остальное придумал хореограф, сделав действие ярким и понятным. Григорович сохранил в «Корсаре» старинный аромат большого стиля: здесь и корабль морских разбойников, и трюки сложных дуэтов (кстати, па-де-де из «Корсара» принесло Нурееву известность на балетном конкурсе 1958 года в Москве), и многолюдный восточный базар, где от обилия красок и персонажей рябит в глазах. Премьеру доверили юным: Ирина Сапожникова — харизматичная балерина с ураганным вращением — танцевала гречанку Медору, Ильнур Гайфуллин в роли Конрада в залихватском порыве юности отстаивал любовь и жестко расправлялся со злобным предателем Бирбанто, которого лихо и темпераментно танцевал Андрей Брынцев. Даже самому неопытному зрителю передавался азарт уморительной актерской игры Рината Абушахманова в роли старого сладострастника Сеид-паши и Арслана Зубайдуллина — алчного торговца невольницами Ланкедема. В «Корсаре» есть парад классических танцев под названием «Оживленный сад» — крепкий орешек для артисток.

Глядя на молодой и красивый кордебалет, нельзя не вспомнить о том, что уфимская школа — заслуга Шамиля Терегулова. В 60-е годы Леонид Якобсон настойчиво приглашал его в Ленинград, но он избрал иной путь — уфимский балет. Сегодня его заветы хранит Леонора Куватова — худрук Башкирского хореографического училища имени Нуреева. Выпускница Вагановского училища была партнершей своего одноклассника Миши Барышникова, ее не хотели отпускать из Ленинграда, и она помнит наказы учителей: «Леонора, не потеряй школу». Не потеряла: благородный танец кордебалета с чистыми позициями и мягкими руками — ее заслуга. Так же преданно служит родному балету прима-балерина Елена Фомина — воспитанница Вагановского училища. Еще танцует (вот обещанное в начале исключение), но уже преподает. Второго премьерного «Корсара» она провела вместе со своим учеником Рустамом Исхаковым.

На титульную роль в «Жизели» пригласили приму Михайловского театра Сабину Яппарову. Петербурженка вернулась домой: в Уфе она окончила балетную школу, на Нуреевском танцевала с одноклассником Ильдаром Маняповым. Свои партии легкая и невесомая балерина и танцовщик благородных манер вели с обжигающей достоверностью. Условный балет, где так легко укрыться за штампами, превратился в драматический спектакль с психологически понятной и трогающей душу историей об обманутой пейзанке, сохранившей любовь наперекор смерти. Важны в этой истории и два борца за справедливость: Ганс с его крестьянской прямотой и Мирта — мстительная хозяйка потустороннего мира (отличные работы Рината Абушахманова и Анастасии Крючковой). Кордебалет оказался на высоте и в «Жизели» — когда белоснежные ряды виллис скользили в горестных арабесках, зал взрывался аплодисментами.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть