Танцующие человечки

23.05.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

Основная сцена Большого театра приняла 21-й балетный фестиваль Benois de la danse.

Вечера «Бенуа» связаны с Большим театром накрепко (хотя концерты лауреатов учрежденного Международной ассоциацией деятелей хореографии приза несколько раз и по разным причинам покидали Москву). Выбирают призеров на «Бенуа» так: неизменный председатель жюри Юрий Григорович вместе со сменной судейской бригадой (в нынешнем году в нее вошли в основном руководители стабильных и известных балетных компаний) изучают видео номинантов, а накануне вручения приза собираются в Москве и тайным голосованием определяют, кому стать победителем, кому — дипломантом. Лауреаты получают танцующих человечков — статуэтку работы французского скульптора Игоря Устинова, потомка семьи Бенуа.

В балетной среде приз авторитетен. Номинантов предлагают в шорт-лист сами арбитры, и каждый таким образом словно подтверждает звездный статус своего выдвиженца в театре, коим руководит.«Бенуа» проходит два дня: в первый вечер — объявление лауреатов и дипломантов и концерт с их участием, во второй — гала призеров прошлых лет. Средства от благотворительных выступлений идут на вспомоществование ветеранам сцены.

Пять из шести претенденток на награду в номинации «Танцовщица» в нынешнем году, хоть и представляли труппы разных городов мира, родились и учились в России. Победила Ольга Смирнова из Большого театра, но на церемонии она отсутствовала — Владимир Малахов выбрал юную диву для своего прощального турне. Торжество русской школы вышло безоговорочным — и в обескураживающей нежности Жизели примы-крошки Марии Кочетковой из Балета Сан-Франциско, и в отчаянной вере в современный репертуар Анны Цыганковой, танцующей в Амстердаме.

В номинации «Танцовщик» из семи претендентов жюри выбрало сразу двух: Албана Лендорфа (Датский королевский балет) и Вадима Мунтагирова (Английский национальный балет). Вадим станцевал ниже своих возможностей, его принцу из «Спящей красавицы» не хватило ни аккуратности в танце, ни «голубых кровей» в образе, коих, кстати, не занимать Владиславу Лантратову из Большого театра, получившему на «Бенуа» лишь диплом. Лендорф с Гудрун Бойесен (единственной иностранкой среди номинанток) представили сентиментальный фрагмент из «Дамы с камелиями» Джона Ноймайера свежо и по-шопеновски музыкально.

Лучших хореографов оказалось двое, как и танцовщиков: почтенный 80-летний Ханс ван Манен (друг нидерландской королевы увезет вторую статуэтку, в его коллекции наград уже есть «Бенуа» 2005 года) и Кристофер Уилдон, которому вдвое меньше лет, и он на глазах вырастает из униформы молодого хореографа. Живой классик ван Манен сочинил молодые по духу и бодрые по танцу «Вариации для двух пар». Уилдон представил фрагменты из своей «Золушки», и они показались скучноватыми и усталыми. Оба спектакля поставлены в Национальном балете Нидерландов.

Спецприз «За жизнь в искусстве» получил гамбургский хореограф Джон Ноймайер. За такой же наградой, датированной прошлым годом, приехал мастер балетной старины Пьер Лакотт. Гала призеров «Бенуа»-2013 завершился па д'аксьоном из балета «Дочь фараона» Большого театра — пафосной реставрацией французского мэтра. Первый вечер словно подвел итоги прошедшего календарного года — номинанты выдвигались за заслуги 2012-го. Налицо — неугасающий интерес к классике, пауза в области исканий радикальной пластики, разговор на языке неоклассики, которым хореографы пользуются свободно, без риска и новаторских амбиций.

Зато радикальной хореографии было предостаточно во второй вечер с участием лауреатов разных лет. Одноактный балет «Прерванное падение» Рассела Малифанта занял целое отделение. Экспрессивное трио, где солирует дама, хореограф сочинял для уникальной Сильви Гиллем, теперь же Екатерина Петина летает в руках партнеров Эрика Мурзагалиева и Матея Урбана (Баварский государственный балет).

Чтобы зрители не устали от мускулистых откровений современных хореографов, завершили фестиваль номерами классиков, живых и ушедших. Член жюри «Бенуа»-2013 испанка Тамара Рохо, арт-директор Английского национального балета, в дуэте с любимцем москвичей Сергеем Полуниным отчаянно разыграли страстную любовь по лекалам Фредерика Аштона, поставившего некогда свой балет «Маргарита и Арман» для Марго Фонтейн и Рудольфа Нуреева. Тем самым отдали дань и классике, и великому дуэту.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть