В Большом обнаружили Утрату

11.04.2019

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: Дамир ЮсуповБольшой театр на своей Исторической сцене представил российскую премьеру шекспировской «Зимней сказки» британского хореографа Кристофера Уилдона.

Спектакль «Зимняя сказка» поставлен пять лет назад для Королевского балета Великобритании, имел шумный успех, экспортировался в Канаду, теперь его перенесли на российские подмостки. Поводов для удивления тут нет — шекспировские страсти издавна близки отечественному балету. Правда, в предпочтении оказывались ранняя комедия «Укрощение строптивой» и написанная чуть позже пьеса «Много шума из ничего», а в безусловных фаворитах числились гениальные трагедии, созданные в пору драматургической зрелости «великого барда»: «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Макбет».

«Зимняя сказка» — нечастая гостья и на драматических сценах — «совпала» с танцем только в XXI веке. Поздняя в творчестве классика, «Сказка» — самая путаная, тяжелая и странная пьеса. Удивительно, но отказ от вербальных конструкций сделал сюжет гораздо понятнее. «Бессловесный» спектакль без труда воспринимается даже теми, кто не успел вникнуть в либретто. История балетна по своей сути. Одержимость властью и грозные стихии, любовь и жертвы, поединки, переодевания, гибель и хеппи-энд определяют любимое хореографией двоемирие, диктуют контрасты: мрак и свет, трагедия и комедия, реальность и сказочность, благородство и пороки. Даже персонаж, обозначенный как «Время, заменяющее хор», не потребовался — в абстрактном искусстве танца соблюдать строгие даты и суровые ремарки необязательно.

В центре сюжет из жизни королей Сицилии и Богемии — Леонта и Поликсена. Давнюю и теплую дружбу монархов убивает ревность. Леонт, внушивший себе, что его беременная жена Гермиона ему изменила, уверен в отцовстве Поликсена. Властители расстаются врагами. Гермиону разлучают с сыном Мамилием, заточают в тюрьму, где та рожает дочь Утрату. По приказу Леонта новорожденную увозят прочь от дворца. Колыбельку с малышкой находит богемский пастух. Во владениях Леонта тем временем от горя умирают Гермиона и сын Мамилий. Второе действие разворачивается в Богемии шестнадцать лет спустя. Утрата подросла и полюбила Флоризеля, сына Поликсена. Отец недоволен, что престолонаследник увлекся крестьянкой. Молодые убегают на Сицилию, Поликсен следует за ними. В третьей части все герои встречаются вновь, чтобы выяснить, наконец, подлинное происхождение Утраты и узнать, что Гермиона не умерла и готова принять раскаяния Леонта.

Фото: Дамир ЮсуповВ «Зимней сказке» Шекспир стремится разорвать круг пороков, «собрать» разрушенный и обезумевший мир, жаждет вернуть гармонию людям, разучившимся прощать и забывшим о сострадании. Пролетело четыре столетия, но кто рискнет сказать, что эти пороки исчезли? Труппа Большого соскучилась по спектаклям крупной формы с драматическими коллизиями, насыщенной фабулой и яркими характерами, так что возможность поработать с Кристофером Уилдоном появилась как нельзя кстати. Артисты азартны и заразительны в передаче чувств — страхов, сомнений, томлений. Как кажется, они не только легко овладели хореографией, но и преумножили ее достоинства. Классические пассажи, необычные поддержки, сопоставление ракурсов, изящный трепет рук, грозная поступь придворных даются им легко и свободно.

После пролога — дайджеста пролетевших событий с детской игрой двух мальчишек, будущих королей, — следует встреча монархов в хмурых покоях сицилийского дворца, где сама атмосфера пронизана дыханием смерти. Приступы ревности, болезненные и отчаянные, снедают Леонта, чью роль Денис Савин выстраивает на сильнейшем драматическом напряжении. Его бьющийся в конвульсиях правитель оказывается одиноким и беззащитным перед мороком внутренних демонов. В атмосфере нескончаемого кошмара живет Гермиона замечательной балерины Ольги Смирновой. Образцовая обескураживающая красота ее пластики отчетливо проявляет образ, хотя страдания скрыты за женской гордостью и королевским величием. Кристина Кретова в роли Паулины, придворной дамы Гермионы, выступает как большая драматическая актриса. Пытается противостоять ненависти, неминуемо порождающей ответную ненависть, и даже знает, как восстановить семейный мир, но сделать этого не может — ее не слышат. Ангел домашнего очага, хранитель порядка, преданная фея, у которой отобрали волшебный жезл.

Сицилию после антракта сменяют ясные голубые дали Богемии, где под украшенным волшебным чудо-деревом со сплетенными корнями резвятся пастухи и пастушки. Ничем не омраченная безмятежность — только танцы: быстрые, бойкие, сладкие и ироничные. В мире благоухающей гармонии резвится пластически выразительная Утрата Дарьи Хохловой, для Вячеслава Лопатина, знающего толк в перевоплощении, обаятельная роль проворного и пылкого принца Флоризеля мелковата и выглядит задачей с готовым ответом. Отменно и игриво отплясывает кордебалет, живописны образы солирующих пастухов (Егор Хромушин, Алексей Путинцев, Брюна Кантанеде Гальянони).

Фото: Дамир ЮсуповЗвучания симфонического оркестра композитору Джоби Тэлботу показалось недостаточно, и неугомонные пейзане шалят рядом с фольклорным ансамблем (в руках исполнителей — экзотические инструменты со всего мира, имитирующие то шум ветра, то плеск морского прибоя), разместившимся под корнями сказочного древа. Музыку Тэлбота, появись она во времена Петипа, назвали бы дансантной, и она действительно мила, благозвучна, удобна по ритмам для танцев. Повышает градус скромной прикладной партитуры оркестр театра, ведомый маэстро Антоном Гришаниным. В кульминационные моменты фоновый саундтрек вызывает настоящие эмоции.

Команда английских художников во главе с известным Бобом Краули представила работу созидательной точности (сочетание матовой черноты и светлых изваяний — образ сицилийского ужаса) и подчеркнуто театральной иллюзии (сияющие краски ослепительной Богемии). Видеопроекции впечатляют — что корабли с развеваемыми парусами, что медведь, убивающий одного из персонажей.

Финал в полном согласии с пьесой поучителен, как мораль в басне. Строгая Гермиона, которую все годы прятала Паулина, прощает мужа рядом с изваянием их умершего сына, погибшего из-за безумия взрослых. Над счастливой развязкой мечется грозная тень прошлого. Что тут удивительного: сказочное приключение — зимнее, а потому немного печальное. Но надежда не убита.


Фото на анонсе: Дамир Юсупов




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть