Кристофер Уилдон: «В Америке умение выпрашивать деньги — важная составляющая успеха»

04.04.2019

Елена ФЕДОРЕНКО

На Исторической сцене Большого театра начались премьерные показы трехактной «Зимней сказки» композитора Джоби Тэлбота. Живописный балет по одноименной поздней пьесе Шекспира пять лет назад поставил в «Ковент-Гарден» модный и востребованный английский хореограф Кристофер Уилдон, долгое время работавший в американской труппе New York City Ballet. В главном театре России Кристофер не дебютант: в 2007-м он осуществил одноактный спектакль «Милосердные» для Новой сцены ГАБТа, а за год до этого Москва увидела балет «Для четверых» в рамках проекта «Короли танца».

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

культура: Кем Вы себя больше ощущаете — американцем или англичанином?
Уилдон: Думаю, сейчас во мне непростая комбинация двух менталитетов. Я родился в небольшом английском городке, начинал осваивать балет в маленькой школе, где меня, единственного мальчика, окружали 20 девочек. Потом учился в Лондоне, Королевский балет Великобритании — первое место работы. Вскоре уехал в Америку, с ней связаны мои хореографические дебюты. Больше половины жизни провел в Нью-Йорке — это отдельный мир, со своим характером, который стал мне близок. Но как художник, мне кажется, я впитал английские традиции.

культура: Какие традиции имеете в виду?
Уилдон: Кеннета Макмиллана и Фредерика Аштона. Они привили английскому балету методику проработки подробностей, принципы внятного повествования, драматический нарратив.

культура: «Зимняя сказка» — выбор театра или Ваше желание?
Уилдон: Спектакль определило руководство Большого. Предложение Махара Вазиева вызвало во мне сильные эмоции. Я был невероятно польщен и взволнован возможностью вновь встретиться с труппой и особенно тем, что спектакль готовится для Исторической сцены, что ответственно и почетно.

Фото: Дамир Юсупов

культура: Чем Вас привлекла «Зимняя сказка» — поздняя шекспировская пьеса с запутанным и переусложненным сюжетом, со странными, немного вычурными и какими-то кружевными отношениями героев?
Уилдон: Меня впечатлило редкое сочетание элементов трагедии и комедии. Широта охвата человеческих эмоций и чувств, которые здесь доведены до крайностей, до кульминаций. Кроме того, действие происходит в двух очень разных областях — Сицилии и Богемии. Строгое, мрачное, немножко задавленное сицилийское придворное общество и богемское раздолье — веселое, светлое, жизнерадостное. В пьесе заложен благодатный материал для актеров; только главных ролей — восемь, и все интересны.

Сама история почти кинематографическая: в ней несколько сюжетных линий, переплетающихся в жанровом калейдоскопе, и невероятные приключения — все это увлекает публику. К работе я отнесся как к определенному вызову и решил попытаться передать в рамках классического повествования такой замысловатый сюжет. Мы-то привыкли, что балетные «рассказы» обычно более линейные и простые. 

культура: Одни хореографы предпочитают ничего о своих идеях не рассказывать — мол, каждый увидит, что сможет. А некоторые обижаются, что критики и зрители не поняли, о чем спектакль. Какая мысль в «Зимней сказке» Вам дорога? Что за месседж посылаете?
Уилдон: Мне кажется, что в «Зимней сказке» — вполне актуальное послание, запечатанное в яркий конверт. Шекспир предлагает сложные коллизии, провоцирует на серьезные размышления. Автор предлагает отражение двух граней людской природы: свет и мрак, самых положительных чувств и самого низменного начала. Самое важное заключено в том, что, как бы глубоко человек ни опускался во тьму греха и бездну отчаяния, помилование все равно возможно. На мой взгляд, прощение — это одна из добродетелей, которую человечество сейчас теряет, сопротивляясь добру и упорствуя в своих ошибках. Для меня это самое главное. Как и великий драматург, мы тоже преподносим свой месседж в форме сказочного поэтического повествования.

культура: Изменилась ли за пролетевшее десятилетие труппа Большого и сам театр, которым руководит уже другая команда? 
Уилдон: Принцип ведения дел и отношения артистов к происходящему, по-моему, стали более европейскими. За эти годы танцовщики поработали с зарубежными хореографами, получили возможность попробовать самые разные виды движений, что сильно расширило их кругозор. Артисты Большого обладают невероятным трудолюбием и отчаянно включаются в процесс творчества.

культура: То есть Ваши жалобы периода «Милосердных» на то, что репетиций маловато, на них приходят разные составы, а в день спектакля артисты заняты только им, остались в прошлом?
Уилдон: Репетиций предоставлено столько, сколько требуется, но сложности, конечно, есть. Все равно много спектаклей приходится репетировать одновременно, почти каждый вечер идут большие балеты, график занятости артистов очень плотный. Нас это немного нервирует, мы все-таки привыкли к более спокойной ситуации в период подготовки премьеры. Сами танцовщики к такому активному режиму уже привыкли и знают, как с этим справляться.

культура: В Большой Вы переносите спектакль, рожденный пять лет назад. Он точное повторение оригинала или что-то в нем меняете?
Уилдон: «Зимняя сказка» идет в Англии и Канаде, где было уже несколько возобновлений, и каждый раз я что-то корректирую, но по мелочам, по деталям. Чаще изменения вносятся «под исполнителя» и зависят от его телосложения, предпочтений, особенностей. Иногда поступают какие-то предложения от артистов, мы их обсуждаем и учитываем — у танцовщиков ведь появляется свой собственный взгляд на роль.

культура: В «Милосердных» были заняты Мария Александрова и Светлана Лунькина — сейчас их нет в труппе. Вас это огорчает? 
Уилдон: Артистов, с которыми ставил «Милосердных», вспоминаю часто и с нежностью. Со Светой Лунькиной нас время от времени судьба сводит в Национальном балете Канады. В «Зимней сказке» она исполняла партию Паулины, в «Алисе в стране чудес» танцевала Королеву червей. Конечно, я бы с удовольствием поработал со знакомыми танцовщиками — я к ним привык, и нас объединяет прошлое. Из них в «Зимней сказке» задействован замечательный Слава Лопатин. Тогда же я узнал Дениса Савина, хотя он не участвовал в моей постановке, но я его запомнил как молодую восходящую звезду. Среди нынешней молодежи много интересных танцовщиков — в каждом поколении есть свои таланты, и я с удовольствием их отмечаю.

Фото: Дамир Юсупов

культура: В прошлый приезд Вы ходили со «свитой» — в сопровождении операторов с профессиональными камерами, и они снимали каждый Ваш шаг для фильма. Он получился?
Уилдон: Да, они готовили документальную картину о работе иностранного хореографа в России. Ее показали по британскому телевидению год спустя, под Рождество.

культура: Вы покинули труппу New York City Ballet и сейчас часто бываете в «Ковент-Гарден». Какие установились связи с родным театром?
Уилдон: Отношения — достаточно близкие, мое имя значится в числе ведущих штатных сотрудников, но статус довольно размытый: я один из приглашенных художественных руководителей. Королевский балет Великобритании сегодня мое основное пристанище, территория, где я могу осуществить свои проекты. Но я по-прежнему ставлю по всему миру, в разных театрах. Сейчас в Большом. Потом — Лондон и Бродвей.

культура: Занимаете ли в спектаклях любимицу москвичей Наталью Осипову?  
Уилдон: Да, Наталья танцевала в двух моих балетах. Для нее я поставил спектакль «Strapless» («Без бретельки») о художнике Джоне Сардженте и его знаменитой модели Виржини Готро, чей портрет спровоцировал невероятный скандал в Париже.

культура: Мечта создать свою труппу не осуществилась?
Уилдон: У меня была какое-то время своя компания. Я собрал ее в непростые годы, когда мир переживал экономический кризис. Спонсоры, даже самые серьезные, не спешили вкладываться в наши проекты, относились к ним придирчиво, поддерживали только выборочные работы. За те три года я понял, что в число моих талантов не входит умение организовывать мероприятия по сбору денег. Я так и не научился выпрашивать средства у богатых людей, а в Америке это умение — важная составляющая успеха.

культура: Вы ставите балеты и мюзиклы, работаете как хореограф и режиссер. Как удается сочетать эти жанры?
Уилдон: Пока я поставил только два мюзикла, и в них много танцевальных сцен. «Американец в Париже» — история, связанная с балетной труппой, и «вписать» в этот мюзикл сам танец оказалось легко. Мне нравится смесь пластических стилей — от народных танцев до чечетки — в контексте одного произведения. В мюзиклах мне выпал такой счастливый шанс. Кроме того, меня увлекла возможность продемонстрировать высокий класс балета зрителям бродвейских мюзиклов, они не привыкли к такому уровню.

культура: Вас называют творческим наследником и последователем Джорджа Баланчина. Согласны?
Уилдон: Думаю, что люди, которые высказывают подобные предположения, руководствуются тем, что я работал в New York City Ballet — труппе, организованной Джорджем Баланчиным, и там добился определенных высот как танцовщик и хореограф. Наверное, они не очень хорошо знают мои спектакли — уж если и относить меня к кому-то из предшественников, то, скорее, к Джерому Роббинсу. Вообще такая классификация больше подходит для исторических монографий и уже после ухода хореографа из жизни. Любая категоризация по отношению к живому художнику слишком упрощает ситуацию — человек же развивается, и соответственно изменяется его творческий стиль. Но, конечно, самолюбию льстит то, что меня упоминают в одном предложении с таким великим хореографом, как Баланчин.

культура: Очевидцы вспоминают Вашу безоговорочную золотую победу на балетном конкурсе в Лозанне. Танцуете ли Вы сейчас?
Уилдон: Только в репетиционном зале, когда ставлю хореографию. На сцену не выхожу. Уже все побаливает.

культура: Роли в «Зимней сказке» репетируют многие солисты. Сколько составов подготовлено и кто выйдет в премьерном блоке?
Уилдон: В первом составе — Ольга Смирнова и Денис Савин, Мария Виноградова и Владислав Лантратов. Во втором — Евгения Образцова и Артем Овчаренко, Даша Хохлова и Слава Лопатин. С третьим пока не определились. Думаю, пять премьерных показов этого сезона представят три состава, а осенью появится еще один. Артистами я очень доволен — они репетируют страстно, и многие осваивают непривычные для них образы.

Фото: Дамир Юсупов

культура: Когда мы встречались 12 лет назад, Вы поинтересовались, почему никто не спрашивает, как Вы проводите свободное время в Москве. Спешу исправиться. Чем занимаетесь в часы досуга? 
Уилдон: Тогда я был моложе, и свободного времени оказывалось больше. Сейчас я все дни нахожусь в Большом, на этот раз мое пребывание почти целиком связано с постановкой. Возможность, пока единственная, немножко отвлечься от балета выпала в понедельник, и я на экскурсионном автобусе объехал весь центр. Несколько раз со знакомыми ходил в рестораны, пробовал блюда русской кухни. В следующий выходной собираемся пообедать под стеклянным куполом в «Белом кролике».



Фото на анонсе: Дамир Юсупов





Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть