И это все о нем...

10.05.2018

Елена ФЕДОРЕНКО

Большой театр показал премьеру четырех одноактных балетов под общим названием «Пьеса для него».

Театр позиционирует вечер новинок как мужской бенефис, в программе — две мировые премьеры, еще две — впервые поставлены в России. Женские посвящения в истории сцены появляются чаще, и то, что бенефициантов четверо, как случилось в Большом, конечно, редкость. Можно вспомнить проект «Короли танца», но там на олимп поднимались венценосные монархи, балетные звезды, небожители, а дерзкие и нетитулованные почти не допускались. Премьер Вячеслав Лопатин, ведущие солисты Денис Савин и Игорь Цвирко, артист кордебалета Владислав Козлов — хоть и не обременены званиями и наградами, но успешны, любимы, молоды, да и партий в их послужном списке немало. Очевидно, что нынешнее руководство театра решительно поддерживает балетную юность и вовремя прокладывает нетривиальные пути.

Фото: Дамир ЮсуповКоллективный мужской портрет начал собирать петербургский хореограф Антон Пимонов: в серых тонах с добавлением дыма и теней. Его «Обручение ради смеха» создано специально для ГАБТа, хореография — грамотна, стерильна, тривиальна. Она не заставляет трепетать сердца публики в отличие от звучащего Вокального цикла Пуленка, исполняемого невероятно чистым, сильным голосом Натали Дессей. Статный Владислав Козлов широко и свободно управляется с набором танцевальных комбинаций, замирает в красивых позах и всеми силами старается вдохнуть в цепь движений хоть какой-нибудь смысл. Рядом вьются три пары в мышиного цвета костюмах. То пытаются привлечь внимание красавца-лидера, то сигают мимо него, видимо, подчеркивая самодостаточность и то, что одиночество героя их никак не касается. Сюжет словно заперт на замок, и комментарий хореографа, размещенный в программке, об «усложненной структуре» и разнообразных столкновениях участников «внутри танцевального текста» ясности не вносит. Что вовсе не мешает семерке артистов старательно транслировать умозрительные красоты лишенных внутреннего напряжения танцев.

Фото: Дамир ЮсуповНапротив, сознательно избегает балетных красивостей бельгийский хореограф Сиди Ларби Шеркауи в известной миниатюре «Фавн», которую Москва видела, но в репертуар своих трупп прежде не зачисляла. Симфоническая поэма «Послеполуденный отдых фавна» Клода Дебюсси приправлена этническими шумами и медитациями Нитина Соуни — британского композитора индийского происхождения. Вячеслав Лопатин открывает в лесном отшельнике такие эротические бездны, какие невозможно было почувствовать в нем ранее. Танцовщик без амплуа с внешней благопристойностью, телесной воспитанностью и отсутствием брутального начала умудряется в текучей пластике персонажа передать неуправляемую стихию желаний. Фавн Лопатина ползает, вьется, оседает и загорается. Тело переливается и трепещет, словно в нем нет костного скелета. Роль выстроена: от дикого влечения к Нимфе (Юлия Скворцова) и удивления неведомому чувству — к бурным радостям плоти и снедаемой страсти.

Фото: Дамир ЮсуповТретий мини-спектакль «Love Song» на песни Жака Бреля, Лесли Брикаса, Энтони Ньюли публика ждала с особым нетерпением. Его сочинителя Андрея Кайдановского Москва оценила после гротесковой новеллы «Чай или кофе?», показанной в рамках проекта «Точка пересечения» в Музтеатре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Аванс, выданный Андрею как сыну знаменитого отца и как человеку, который одновременно и свой, родной, и далекий, незнакомый, обязывал не промахнуться. Ровно половину своей 30-летней жизни танцовщик и хореограф провел в Германии и Австрии. В свое распоряжение Кайдановский получил тройку замечательных танцовщиков, с которыми разыграл простую и узнаваемую ситуацию в подчеркнуто бытовой манере. Мужчина вспоминает потерянную любовь, разбившуюся о быт, и никак не может избавиться от пережитого. Персонаж Дениса Савина пьет горькую, сидя за столом в углу авансцены, в его помутненном сознании всплывают образы вполне примитивной истории, случившейся с ним не так давно. Игорь Цвирко (герой в прошлом) и Екатерина Крысанова проходят долгий путь от неразберихи в отношениях к остервенелому раздражению, от любви к ненависти и обратно. Когда в финале танцовщики оказываются крепко спаянными одной рубашкой с четырьмя рукавами, становится понятно, как сложно расстаться с минувшим и начать все с чистого листа. Артисты не боятся выглядеть смешными, кричат, ругаются, сбрасывают одежду, ломают тела с куражом, нервом, иронией, разбирая своих непутевых героев буквально по косточкам. Кайдановский владеет редким умением через пластику выразить быт и натурализм, добавив острый гротеск и лукавые нюансы и обогнув при этом ловушки пошлости и примитива. Колючий и беспощадный реализм немецкого танцтеатра хореограф приправляет психологическими мотивировками, любимыми в отечественной традиции. Сплав выходит многообещающим, только жаль, что для встречи с Большим автор выбрал уже существующий опус, не воспользовавшись редким шансом показать на главной российской сцене мировую премьеру с уникальными и готовыми к любым экспериментам артистами.

Фото: Дамир ЮсуповЗато не упустили такой возможности Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн, поставившие душещипательный спектакль «Юг» на музыку Пьяццоллы и других композиторов. Гости из Буэнос-Айреса придумали сентиментальную и пронзительную историю о горячем треугольнике, пересказав ее языком танго. Гордый Хулиан (Игорь Цвирко), сбежав из тюремного заточения, находит свою надменную невесту (Мария Виноградова) в объятиях другого (Денис Савин). Соперники заходятся в схватке, возлюбленная их разнимает, но получает смертельный удар ножом. Сценарий впору объявить развесистой клюквой эстрадного пошиба, если бы не исполнители — трое солистов и шесть пар. Все истово и азартно осваивают незнакомый танцевальный сленг. Танго разворачиваются в мрачном тюремном дворе и в маленькой таверне, артисты танцуют их с таким удовольствием и самоотдачей, что временами вызывают обманчивое ощущение легкости исполнения. На самом деле каждому из них наверняка трудно погрузиться в незнакомую систему координат и сделать трюк незаметным, переключение скоростей — мгновенным, огневую страсть передать движением плеча, поворотом головы, дыханием кисти. Особой кошачьей грацией и взрывным темпераментом отличился Виталий Биктимиров. Бесстрашно и зажигательно соревновались в танце девушки, для чьих ножек, привыкших к пуантам, четко переступать на высоких каблуках — пилотаж высшего класса. Солисты настойчиво противостоят гламуру, доказывая, что изысканные танго — не только страсть и секс, но нежность и грусть.

Мужской портрет с участием дам в интерьере разнообразной хореографии оказался любопытным и продемонстрировал феноменальную одаренность артистов Большого театра, которым доступны разные стили: от неоклассики до пластического абсурда, от звериных повадок до глянцевой брутальности.


Фото на анонсе: Дамир Юсупов



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть